Что роднит застреленного кота экс-премьера России и отравленного шимпанзе Чарлика из Ялты

Жестокие убийства соседской живности — древняя форма крестьянской мести. Люди до сих пор не могут избавиться от этой дремучей привычки. И действительно: люди — такие скоты!..

Мне очень нравится жить в стране, где живут леопарды. Я могу спросить любого встречного немца или поляка: «А леопарды у вас есть? Нет? А у нас есть! У них хвосты как швартовые канаты!» И крыть нечем.

Недавно у нас решили провести скоростную трассу прямо через заповедник, где живут последние на планете двадцать два дальневосточных леопарда. Как часть инфраструктуры газопровода Сахалин — Хабаровск—Владивосток. А министр природных ресурсов Трутнев, который должен их защитить, сообщил, что даст 1,5 млрд рублей, чтобы трассу на 500 метров убрать в туннель. То есть он леопардов как будто даже спасает: объявлено, что это большой успех в деле сохранения вымирающей популяции.

И директор Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы (WWF) Юрий Дарман, как услышал про полтора миллиарда, сразу одобрительно высказался о решении развивать в Хасанском районе «критически важный для России и Приморья транспортный коридор». Они зверям поперек логова трассу кладут и называют это успехом. Ну выделят на туннель деньги, откатят кому надо положенные 30% наличными или недвижимостью за рубежом, а леопарды будут вымирать вдоль трассы. И не спросят мои внуки английских сверстников: «А у вас леопарды водятся?»

Отношение к животным как к самовоспроизводящейся собственности происходит из дикой древности. Как только появилось скотоводство, а за ним земледелие и человек перестал зависеть от количества животных в лесу, он немедленно вывел зверей из разряда равноправных партнеров по выживанию на Земле. Современная цивилизация сделала часть людей другими, их отношение к природе снова стало уважительным. Но до сих пор взгляды самодовольного крестьянина на животных повсеместно распространены по территории бывшего СССР.

И чиновники, совсем недавно стрелявшие на Алтае с вертолета в Красную книгу, поступают так, как поступило бы большинство нашего народа. И ничего не изменится, пока кто-то первый не покажет пример милосердия. И положит начало традиции подлинной элиты.

Мой хороший друг, моряк, проплавал всю жизнь под водой в железных коробках, где воздух пахнет тосолом, и мечтал купить себе живое существо. На пенсии он и купил смешного ослика с Кавказа, поселил его у товарища в Сосновом Бору под Питером. Всем желающим (конечно, это были дети) разрешалось общаться с осликом сколько угодно, за кормежку морковью. Но у товарища, содержавшего осла на паях, вышел с кем-то конфликт. И после Нового года животному в корм насыпали мелких гвоздиков в назидание хозяину. Умер осел, окрестные дети урок получили.

В начале апреля в частном ялтинском зоопарке «Сказка» погибли от отравления лучшие животные, любимцы публики. На сегодня в списке главная достопримечательность — шимпанзе Чарлик (владелец зоопарка, еще один бывший военный моряк — Олег Зубков выкупил Чарлика из ресторана, где тому полагалось пить водку и курить с клиентами), пекинес Кузя, две рыси, самец пумы, его беременная подруга, волк, гималайские медведи. По сообщениям врачей, умирали они в мучениях.

Украинские власти в свое время прислали в Ялту идеологически правильного прокурора из Тернополя, что в Западной Украине, по фамилии Процик. А Зубков, обожавший животных, тогда развивал свой детинец в полноценный коммерческий зоопарк. Он стал визитной карточкой курорта, люди съезжаются сюда тысячами.

Родной племянник прокурора понял, как много машин тут паркуется, собрал парней покрепче и начал на ровном месте собирать со всех дань. Тогда Зубков выиграл тендер на парковку, построил цивилизованную стоянку и открыл там торговлю сувенирами. И тут же зоопарк подожгли.

Дядя, как городской прокурор, отменил результаты тендера и вернул парковку племяннику. Зубков закрыл зоопарк на профилактику, и стоянка тут же опустела. А потом и апелляционный суд вернул директору зоопарка парковку.

Накачанные «тернопольские парковщики» ушли. А в начале апреля прокурора Ялты взяли с поличным на взятке $100 000. И звери начали умирать.

Возможно, те, кто поверил нашему ТВ, что ненависть к украинцам — норма психики, воскликнут тут: какие подонки у них там, в Тернополе! Но для того, чтобы ненавидеть, причина не нужна. А убийство любимых животных как особая форма крестьянской мести имеет очень давнюю историю.

Можно напомнить, как во время обыска на даче у бывшего российского премьера Касьянова сотрудники спецслужб, не зная, чем еще досадить номенклатурному оппозиционеру, застрелили его любимого кота. Русские чиновники, как и их собратья по всему пространству СНГ, демонстрируют образцы не хуже тернопольских. Пора заменить ненависть к соседям любовью к тем, кто нас слабее…

Валерий Ширяев, Новая газета

Читайте также: