«Я от дедушки ушел, я от бабушки ушел». Куда и почему бегут юные «колобки»?

Что заставляет детей бежать из дому — вопрос не сегодняшнего дня, и найти на него ответ не так уж просто. Кого-то на этот шаг толкает отчаяние, вызванное семейными проблемами, взаимоотношениями между родителями или несправедливое, по мнению ребенка, отношение родителей к нему самому. Кто-то, наверное, считает, что ему не уделяют достаточно внимания, а так хочется славы и признания (дорога — в Киев или в Москву, а «обратный билет» зачастую дают правоохранительные органы).

Если говорить конкретно о цифрах и о ситуации в Николаевской области, то в 2008 году в розыск было подано на 366 детей, из которых 365 нашли. А вот за первые три месяца 2009 года в области было найдено 105 детей из 107 пропавших.

От добра добра не ищут!

«Совсем недавно я убежала из дому, но долго скрываться я так и не сумела, меня нашли. Теперь я вынуждена находиться в детском приемнике-распределителе. Убежать из дому меня вынудил отчим, который постоянно заставлял меня что-то делать по дому. Я вроде все и выполняла, но ему было мало. Мне приходилось ему хамить. И наконец-то я не выдержала и сбежала. Целую неделю я жила у подруги, в ее квартире, за ее счет. Но теперь убегать я не хочу. Мне не нравится в приемнике-распределителе — дома все-таки лучше..» — это откровения 17-летней Юлии.

«Из дома я убежала второй раз. Почему? Потому что молодая мачеха специально провоцировала ссоры и клеветала на меня моему отцу. Убегая, я всегда думала о папе, и о том, что он переживает, поэтому и звонила ему, и писала СМС-ки, хоть и не говорила, где я нахожусь. Попав в детский приемник-распределитель, я поняла, что больше убегать не хочу и третьего раза не будет. Я постараюсь поменять свое отношение к своей семье и найти общий язык с мачехой», — доверительно делится в разговоре 15-летняя Лера.

В Николаевском приемнике-распределителе подобных признаний можно услышать не один десяток. И в каждой истории есть что-то общее — во всем виноваты то мама, то папа, то отчим или мачеха, либо все вместе взятые. Именно такими аргументами дети чаще всего пытаются оправдать свои побеги из дому. Они со слезами на глазах могут рассказывать про те «муки», которые происходят у них дома. Безусловно, слушая детей, невозможно им не верить. Однако далеко не каждая история при проверке является именно такой, какой «рисуют» ее маленькие беглецы.

— Синдром «бродяжнечества» начинается с чувства свободы, — рассказала психолог детского интерната Елена Беланова. — Если первый побег был без особых приключений, то ребенка, вполне вероятно, опять потянет на улицу. Ведь жизнь на улице манит тем, что ты ни перед кем не отчитываешься, делаешь только то, что хочешь ты, а вот дома или в интернате ты уже подотчетен и живешь в соответствующих рамках. В 90% беглецы — это дети из неблагополучных семей.

Многие ребятишки, по мнению Елены Федоровны, живут совершенно в другой реальности, чем взрослые. Насмотревшись фильмов, таких, например, как «Кудряшка Сью», они начинают верить, что на улице их ждет абсолютно другая жизнь, нежели дома. Там нет обязанностей перед родителями, не нужно ходить в школу и готовить уроки, нет необходимости отчитываться перед взрослыми за свои действия и т. д. Однако реальность оказывается далеко не столь привлекательной.

В приемнике-распределителе дети рассказывают взрослым, что они жили у подруги. Возможно, какой-то процент детей и убегает к «подругам», но в 95% случаев они живут на улице, становятся воришками, легкой добычей для извращенцев-педофилов. Также многие пропадают без вести на очень долгий промежуток времени, зачастую их находят за тысячи километров, где заставляют просить милостыню.

— Когда ребенок бежит из дому, как правило, виноваты обе стороны. Часто ребенку просто не хватает внимания родителей, которые работают с утра до вечера. Вот он и начинает делать свои выводы, что никому в семье не нужен, и… сбегает в неизвестном для родителей направлении. Когда же его находят, причиной своего побега он называет самые разные факторы: то его не поняли, то ему не уделили внимание, то ему не разрешили, а то не докупили.

И все это происходит на эмоциональном уровне. Бывают и другие причины побегов — когда родители не идут «на поводу» у своих чад. Обиженные отпрыски в порыве эмоций сбегают из дому, думая, что тем самым заставят родителей страдать, а по возвращению могут прибегнуть к любым манипуляциям: дай то, купи это, хочу так, а нет — помните, как я убегал(а). А как дальше будут складываться отношения в семье — зависит от мудрости и терпения родителей.

Многие родители пытаются манипулировать детьми при помощи современных технологий, но эффективно ли это?

Елена Беланова рассказал, как она стала свидетельницей одной интересной ситуации. У ее соседки растет несовершеннолетний сын, которого мать решила контролировать с помощью… компьютера. Поставив на компьютер пароль, мать думала, что сын не может войти в систему и играть в компьютерные игры, изобилующие «стрелялками» и сценами жестокости. Но сын оказался смышленее — он давным-давно «взломал» тот пароль, хотя матери не решается в этом признаться. А она, увы, до сих пор думает, что он под ее контролем…

— Я об этом узнала совершенно случайно, когда зашла к ним в гости. Мальчишка сам все рассказал, но попросил не говорить его матери об этом, заверив, что сознается ей лично. Только когда он решится сказать ей правду — остается загадкой… — добавила Елена Федоровна.

— Ситуацию, когда дочка убегает из дому из-за обид мачехи с точки зрения психологии можно объяснить тем, что в данной ситуации две женщины борются за внимание одного мужчины, — продолжила Елена Федоровна. — И победит сильнейший. В данном случае — это мачеха. Она молодая, красивая, любимая и т. д. С другой стороны, в 70% ребенок не выдумывает, что мачеха специально провоцирует ссоры. Бывает, слушаешь ребенка, — вроде прав он, послушаешь мачеху — и она права.

Но вот что-то же есть, из-за чего они ругаются? Ребенок обвиняет мачеху в том, что она якобы не уделяет ему внимания. Та приходит с фотоальбомом, показывает фотографии с моря, с выпускного, как шикарно был одет ее ребенок. И если бы действительно она плохо относилась, то ребенок пошел бы не в шикарном вечернем платье или костюме, а скромненько и в «чем-нибудь». На море бы не возили. И ребенок это все подтверждает.

Отдельный разговор — о детях, у которых один из родителей умер. Ребенок, переживший психологическую травму, в этой ситуации может очень болезненно реагировать на любые изменения в составе семьи, к примеру, если со временем у него появляется новые мама или папа. В этом случае главное — суметь объяснить ребенку, что его родную маму или папу никто не забыл, память о ней (о нем) останется с ними навсегда. Ведь не каждый ребенок готов увидеть на месте своего родного человека — чужого. И если с ребенком не установить контакт, не исключено, что в качестве протеста он сможет уйти из дома.

Кстати, по итогам недавнего всеукраинского социологического опроса, 90% детей ответили, что хотели бы уйти из дому, но осуществить задуманное им помешал страх. Да, именно страх перед неизвестностью, которая может оказаться куда хуже настоящего.

Часто Елена Белова вместе с обитателями интерната смотрит программу «ЧП», обращая их внимание на раздел, в котором идет речь о розыске детей по всей Украине.

— Я с ними очень часто говорю по этому поводу. Когда-то от одной девчушки, которая нашла анкету пропавшей в 2002 году своей сверстницы, услышала:«Она может быть жива, но ее сейчас никто уже не узнает, столько времени прошло, а, может быть, и мертва и продана на органы».

— Так что наши беглецы не так безнадежны, как мы думаем. На самом деле они все понимают, и вряд ли впоследствии им захочется сбегать в никуда, — подытожила психолог.

Без вины виноватые

«Меня зовут Вика. Мне — 14 лет. Мой побег из интерната был вызван тем, что меня обижают в интернате. Я со многими ссорилась по разным причинам, а еще меня били. Я по характеру спокойная и не привыкла, что на меня кто-то кричит или обзывает меня. Подходила к воспитателям, просила их защитить меня. Да, они принимали меры к моим обидчикам, но через пару дней все снова повторялось. Убежав из интерната, я вернулась домой. Но через некоторое время меня нашли и поместили в детский приемник-распределитель. Я даже рада, что здесь нахожусь — здесь лучше, чем в интернате».

«Мне 17 лет. Я убежала из дому, потому что меня дома били братья, а бабушка обвиняла в воровстве денег. Братья избивали меня из-за обвинений бабушки. Я пыталась с ней поговорить, чтобы она перестала говорить неправду, но она не хотела меня слушать! Я была вынуждена сбежать из дому. Жила у своей подруги, вместе с ее семьей. Помогала им по хозяйству, продавала выращенную ими картошку. А в приемник-распределитель я сама приехала. Здесь мне предложили помощь. Убегать я больше не буду, да и неоткуда мне убегать, к бабушке возвращаться я не буду» — говорит Юля.

В приемнике-распределителе для детей созданы хорошие условия. Здесь ребенок попадает в домашнюю обстановку: уютные кабинеты, вкусная еда и мягкие постели. Каждый день с тобой занимается учитель, который не кричит и не ругает, а все детально объясняет.

Для тех, кто по тем или иным причинам не может учиться со всей группой, разрабатывают индивидуальную программу обучения. Но опять же — никто больше 30 суток тебя там не будет держать, все равно рано или поздно придется вернутся на прежнее место жительства.

По мнению начальника криминальной милиции по делам детей УМВД в Николаевской области Виктора Сурановича, который также обеспокоен бегством детей из благополучных семей, назвать причину бегства ребенка из семьи сложно — у каждого она своя, индивидуальная.

— Когда мы находим ребенка, сбежавшего, к примеру, из интерната, он начинает рассказывать, что не ладит со сверстниками, что они его бьют, унижают. Я считаю — это сигнал, в первую очередь, педагогическому коллективу учреждения. Когда речь идет о побегах из дома, можно предположить, что причиной этому является ненадлежащее воспитание ребенка родителями, хотя здесь возможен и конфликт поколений. По моему мнению, для того, чтобы дети не убегали из дому, стоит ужесточить меру наказания для родителей, не сумевших объяснить ребенку простую истину: убегать — это не выход, в любой ситуации надо искать взаимопонимание.

Как пример он привел одну ситуацию, которая случилась недавно. Сын решил немного «пошутить» над родителями, которые не хотели выполнять его требования. Когда же родители обнаружили пропажу ребенка, начали обзванивать все городские инстанции, вплоть до приемника-распределителя. А сами, убитые горем, бегали по двору и искали его. Хотя на самом деле их малыш находился в соседнем доме и наблюдал за этим всем из окна дома своего товарища. Через час маленького беглеца нашли.

— Главная роль в этом все-таки отведена родителям ребенка, — продолжил беседу Виктор Суранович. Но, увы, не все из них стараются докопаться до корней возникших в общении проблем, а дети предпочитают путь наименьшего сопротивления и убегают, возможно, и не подозревая, что тем самым они лишь усугубляют уже возникшие проблемы. В связи с этим хочу добавить, что было бы неплохо, если бы в Николаеве, кроме детской школы реабилитации для мальчиков, расположенной на Аляаудах, была создана и школа реабилитации для девочек. Ведь в этом году в розыске пребывали в основном девочки — мальчиков было намного меньше.

Что же ждет пойманного беглеца? Прежде, чем вернуть ребенка обратно в семью или интернат, директор детского приемника-распределителя, по словам В. Сурановича, подключает службу по делам детей Николаевской ОГА. Затем по месту жительства ребенка направляется специальная комиссия, составляется соответствующий протокол, в котором специалисты делают выводы: возможно ли возвращение ребенка на прежнее место его жительства или нет. Дело в том, что содержать беглеца больше 30 суток в приемнике-распределителе никто не будет. Поэтому если возврат ребенка в семью невозможен, то его определят в интернат. А вот если ребенок живет в благополучной семье, то его вернут в семью, но прежде с ним обязательно поговорит психолог.

И все же, чтобы забрать с улицы безнадзорного ребенка, надо заниматься проблемой каждого беглеца персонально. Ведь бездомные дети нередко пополняют асоциальные группы, прежде всего криминальные. Большинство — имущественные. Часто дети пускаются во все тяжкие в поисках денег: совершают кражи, грабежи, занимаются мошенничеством и вымогательством. Несмотря на возраст, по тяжести правонарушений дети не уступают взрослым.

Если дети уходят из дома на сутки-двое, проводя время в компьютерных клубах, то, по мнению психологов, их еще возможно вернуть в нормальное русло жизни. Но когда ребенок исчезает из семьи на недели, у него начинает укореняется устойчивый стереотип бродяжничества, возрастает риск совершения им противоправных действий. Вывести подростка из этого состояния очень трудно.

Настя Голуб,  «Новости N» 

Читайте также: