Суд идет. На выборы

Ведущие кандидаты в президенты развязали отчаянную войну за контроль над судами. Ведь все идет к тому, что исход выборов главы государства, как и в 2005-м, снова решит Фемида.

В среднем дважды в месяц перед залом заседаний комитета Верховной Рады по вопросам правосудия собирается несколько десятков судей, ожидающих бессрочного назначения на ту же должность после первой «испытательной» пятилетки или перевода из одного суда в другой. Тем временем в самом зале занимают свои места беспечно улыбающиеся депутаты, чтобы решить: рекомендовать кандидатуры нервничающих за дверью служителей Фемиды на окончательное утверждение ВР или отклонить.

Перед началом рассмотрения кандидатур секретарь комитета проверяет присутствующих судей по списку и инструктирует: «Завтра собираемся возле первого подъезда здания парламента. Поделимся на группы, я вас проведу». Эта атмосфера напряженного ожидания свидетельствует: судьи, наделенные полномочиями решать судьбу политиков, изначально зависят от власть имущих. Перед президентскими выборами политические силы пытаются использовать эту зависимость «на полную катушку».

Согласно апрельским соцопросам, разрыв между рейтингами двух ведущих претендентов на пост президента, Виктора Януковича и Юлии Тимошенко, не превышает 1,6%. А это значит, что в случае аннулирования судом результатов голосования в нескольких округах можно изменить общий итог выборов. По мнению политтехнологов, вероятен и сценарий 2004-2005 гг., когда исход борьбы за кресло главы государства фактически определил Верховный Суд. «И у БЮТ, и у Партии регионов — мощные юридические команды, которые будут отстаивать позиции своих патронов в судах», — говорит Игорь Жданов, президент аналитического центра «Открытая политика». И тут же делает неожиданное предположение: «Это может привести к неуправляемому процессу, к тому, что вообще никто не будет избран новым президентом, а останется действующий».

Суд идет. На выборы

 

В команде президента и Партии регионов предстоящее состязание судебных решений уже сегодня воспринимают как само собой разумеющееся. Регионал Сергей Кивалов, глава комитета ВР по вопросам правосудия, считает, что заблокировать избирательный процесс решением судов можно на любом этапе. «Может возникнуть ситуация, при которой Высший административный суд примет одно решение, а Верховный Суд назначит третий тур или самостоятельно определит президента страны, руководствуясь духом «права», времени, политической целесообразности или чего-нибудь еще, — говорит нардеп. — Возможны также попытки в судебном порядке отменить регистрацию кандидатов, которые пользуются наибольшей популярностью в народе.

В результате события 2004 года могут повториться. И это лишь вершина айсберга». А вот юристы БЮТ в своих прогнозах относительно роли судов в избирательной гонке более конкретны. «Я уверен, что судьи побоятся принимать участие в каких-то юридических махинациях, связанных с утверждением результатов президентских выборов, но, вне всяких сомнений, они будут использоваться как инструмент защиты в интересах того или иного кандидата», — считает депутат Владимир Пилипенко и добавляет, что ключевую роль в политических делах обычно играют не простые судьи, а непосредственно главы судов. В связи с этим становится понятной логика странного союза Партии регионов и Секретариата президента, которые совместно инициировали отмену нынешней процедуры назначения глав судов Советом судей.

Битва законопроектов

Документ, который в парламенте условно называют «законопроектом Кивалова — Ющенко», предполагает предоставление президенту права назначать и увольнять председателей судов и их замов, а также инициировать назначение и увольнение председателя Верховного Суда. Такое внимание к Верховному Суду вполне понятно, ведь его нынче возглавляет Василий Онопенко, который до прихода на эту должность пребывал в рядах БЮТ.

Рассмотрение «законопроекта Кивалова — Ющенко» предварительно запланировано на конец мая, и тимошенковцы готовы лечь костьми, но не допустить его принятия. «Зачем защищать представителя своей политической силы Онопенко и оставлять ему неограниченные полномочия? — задает риторический вопрос регионал Вадим Колесниченко, член профильного парламентского комитета от Партии регионов. — Значит, за этим должен быть какой-то расчет — не денежный, а политический».

Но лучшая защита — нападение. Бютовец Андрей Портнов заявил о необходимости досрочной отставки главы Высшего админсуда Александра Пасенюка, не желающего подчиняться председателю ВСУ. Сейчас Высший админсуд формально является последней инстанцией в спорах против Центризбиркома относительно исхода выборов.

Пикантности ситуации добавляет то, что срок полномочий Пасенюка истекает в декабре 2009-го, накануне выборов, если президент отстоит их проведение в январе 2010 г. (по данным «Украинской правды», 12.05.09 г. КС признал неконституционным назначение выборов на 25 октября с. г.). Другой бютовский юрист, депутат Свято слав Олийнык, предлагает и вовсе ликвидировать админсуды: «Если проанализировать последний год, то все проблемы с абсурдными взаимопротиворечащими судебными решениями связаны с административными судами». Как бы там ни было, уже сейчас можно с уверенностью говорить о том, что законодательные инициативы политических сил, имеющих виды на пост президента, обещают Верховной Раде не один день отчаянного блокирования трибуны.

Тихой сапой

На фоне «битвы гигантов» за контроль над судами высшей инстанции малозаметными выглядят попытки политиков наладить тесные отношения с отдельными судьями. Но эта работа не останавливается ни на минуту. «Открыто это не делается, все происходит очень тонко — кому-то отличие дадут, заслуженного юриста, награду, грамоту, кому-то — жилищные условия улучшат, — признается Николай Савенко, судья Консти туционного Суда в отставке, — плюс идет работа через систему подбора кадров». Если с поощрением людей в мантиях власть имущие сейчас достаточно осторожны (с начала этого года президент отметил лишь одного представителя админсудов — главу Закарпатского окружного административного суда Василия Андрийцо, получившего звание заслуженного юриста Украины), то в кадровых вопросах они проявляют активность.

Хотя иногда это правильнее называть целенаправленной пассивностью. То ли в отместку Василию Онопенко, то ли опасаясь назначения лояльных к политическим оппонентам кандидатур, президент уже несколько месяцев медлит с утверждением в должности судей на первый пятилетний срок. «По имеющейся информации, в результате продолжительных задержек с решением этих вопросов на сегодня в Секретариате президента накопилось более 250 представлений Высшего совета юстиции относительно назначения на должность судьи впервые. Это почти четверть имеющихся вакансий в местных судах, в т. ч. специализированных», — отмечает Василий Онопенко в открытом письме к главе государства, распространенном в марте. Согласно официальной версии Секретариата президента, озвученной «ВД», задержка с подписями затянулась из-за подозрений в покупке некоторыми кандидатурами своих должностей, что по требовало более тщательной проверки всех фамилий.

Не меньший интерес проявляют политические силы и к судьям, назначаемым на должность бессрочно или переходящим из одного суда в другой. Эти назначения напрямую зависят от Верховной Рады. Недавно «ВД» стала свидетелем занимательного диалога между членами комитета ВР по вопросам правосудия, представляющими разные политические силы. Один из народных избранников попросил другого придержать любые назначения судей в Донецкой области, и тот сразу же по телефону дал соответствующее указание. «До особого распоряжения», — договорились депутаты и пожали друг другу руки. Показательно, что, решая кадровые задачи на местном уровне, политические оппоненты иногда готовы не только уступать, но и помогать друг другу.

Проблемы возникают лишь в принципиальных случаях. На одном из последних заседаний правового комитета рассматривался вопрос перехода двух судей скандально известного Печерского районного суда Киева (в 2007-м отказался рассматривать иск Кабмина к президенту о законности роспуска парламента) в Киевский апелляционный административный суд (в декабре прошлого года отклонил апелляцию Ющенко относительно проведения досрочных выборов в ВР).

Одним из кандидатов на переход оказался Андрей Горяйнов, зампредседателя Печерского райсуда, прославившийся скандальным признанием прав совладельца группы «Приват» Игоря Коломойского на долю Александра Роднянского в уставном фонде телеканала «1+1» на основании устной сделки. В поддержку смены места работы судьи выступал бютовец Святослав Олийнык. Если бы не категорический протест регионалки Ирины Бережной, переходу г-на Горяйнова ничто не помешало бы. Но возмутила ее вовсе не заинтересованность в этом назначении представителей оппозиционной политсилы, а непоколебимая позиция судьи, который даже после отмены своего решения Верховным Судом считает возможным признание устных договоров на $70 млн.

По настоянию народной избранницы была создана комиссия, изучающая возможность перевода судьи, а его самого пока оставили на нынешней, кстати, руководящей, должности. Второй кандидат на переход из одного «политического» суда в другой — судья Владимир Кузьменко, заручившийся поддержкой все того же Святослава Олийныка и, как ни странно, регионала Валерия Бондыка, был успешно рекомендован «на повышение». К слову, это уже не первые кадровые изменения в Киевском апелляционном административном суде — в марте профильный комитет рекомендовал парламенту еще пять кандидатур на назначение в этот суд.

Под прессом компромата

«Колядное» дело Игоря Зварыча очень уместно прогремело на всю страну в канун выборов. Пока не столько президентских, сколько тернопольских. В числе последних решений, принятых Львовским апелляционным административным судом, — апрельское разрешение БЮТ судиться с Тернопольской ТИК за отмену результатов досрочных выборов в Тернопольский облсовет. Оно возродило начавшую было сходить на нет эпопею вокруг избирательного процесса в этом регионе. Но главное достижение коррупционного дела против экс-председателя Львовского апелляционного административного суда — повод для всех правоохранительных органов развернуть масштабные проверки людей в мантиях.

Генпрокуратура и СБУ, силами которых и был задержан Зварыч, продолжают искать новых коррупционеров в оскандалившемся суде, влияние которого распространяется на восемь областей Украины. «Я думаю, это будет своеобразный Нюрнбергский процесс, с привлечением приблизительно 12 человек», — поведал журналистам о планах правоохранителей Владимир Жербицкий, следователь Генпрокуратуры. Подключился к «чистке» судейских рядов и близкий к одной из групп влияния в БЮТ министр внутренних дел Юрий Луценко: на февральском заседании коллегии МВД главный милиционер страны обронил, что нынешний год должен стать для его подопечных периодом «войны с судами».

Следует признать, что война со взяточниками в судебной системе велась и до нашумевшей поимки Зварыча, но только в латентной форме. Как сообщили «ВД» в Секретариате президента, весь прошлый год Главное управление «К» СБУ (по борьбе с коррупцией) активно пыталось победить взяточничество в судейском корпусе. Однако сейчас влияние президентского Секретариата на борьбу спецслужбы со служителями Фемиды ослабилось из-за отстранения Тиберия Дурдинца от должности начальника управления «К».

В самой борьбе силовиков с коррупционерами в судейских кругах не было бы ничего удивительного, если бы она не происходила синхронно с избирательными процессами. Это дает основания для логичного вопроса: а не будут ли найденные доказательства вины использоваться в качестве залога лояльности судейского корпуса? Александр Задорожний, советник премьер-министра Украины, основатель юридической фирмы «Проксен», отлично понимает масштабы влияния правоохранительной системы на лояльность судей: «Компромат на судью — это первое торговое дело на сегодняшний день. Это серьезные материалы, которые позволяют жить, в том числе и представителям правоохранительных органов. За санкцией на арест они идут к судье, и им не интересно получить отказ. Аналогичным образом при наличии компромата могут приниматься все остальные решения».

Впрочем, как бы ни стремились кандидаты в президенты получить контроль на всей судебной системой, вряд ли кому-то из них это удастся. Для этого у Виктора Януковича, Юлии Тимошенко и Виктора Ющенко недостаточно ни полномочий, ни финансовых ресурсов. Пожалуй, единственным итогом этой схватки за Фемиду станет дальнейшее падение ее авторитета в глазах украинцев. Хотя он и без того уже девальвирован сверх всякой меры.

*****

Игорь Пукшин: «Президентские выборы могут быть заблокированы и за две недели до голосования»
Главный идеолог президентского варианта судебной реформы и один из наиболее влиятельных членов команды главы государства в судебной системе и СБУ не задумываясь рассказал «ВД» об одной из потенциальных зацепок, позволяющих заблокировать предстоящий избирательный процесс в судах. При этом замглавы Секретариата президента отстаивает линию концентрации возможностей влияния на результаты предстоящих избирательных гонок в Высшем административном суде.

Какие сценарии использования судов для влияния на результаты президентских выборов наиболее вероятны?
— Выборы 25 октября назначены на основании старой редакции 103-й статьи Конституции. Это решение неконституционное, а среди кандидатов в президенты наверняка будут и технические, и те, кто будет работать на срыв выборов. Не исключено, что после утверждения ЦИК графика работы на выборах один из кандидатов подаст в суд иск с целью признать это постановление противоречащим действующей редакции Конституции, той же 103-й статье, которая гласит, что президента избирают в последнюю неделю последнего месяца пятого года его полномочий. Суд, рассматривая спор (кстати, не обязательно в Киеве), вынесет решение отменить выборы. А если это произойдет за две недели до выборов?

Блокирование президентом назначения судей на должность впервые выглядит как одно из проявлений борьбы за судейский ресурс. Вы опасаетесь попадания на должность протеже политических оппонентов?
— Не думаю, что речь идет о блокировании. Дело в том, что один из поданных президенту кандидатов на должность судьи, по оперативной информации, предоставленной нам правоохранительными органами, уплатил за это место $150 тыс. руководству Львовского апелляционного административного суда. Поэтому было поставлено задание повнимательнее отнестись к кандидатам на должность судьи. Сейчас уже завершаются спецпроверки, и в ближайшее время ожидаются назначения.

В выступлении на парламентских слушаниях по судебной реформе глава ВСУ Василий Онопенко критиковал проведение совещаний с судьями в Секретариате президента. Зачем главе государства понадобилось лично встречаться с судьями?
— Проводилось совещание с председателями апелляционных судов. Президенту необходимо было пообщаться с руководителями судебной системы, чтобы понять, что происходит в судах, какими проблемами они живут, и обсудить, как сдвинуть с мертвой точки судебную реформу.

Активизация идеи проведения судебной реформы перед выборами наводит на мысль, что это лишь попытка перераспределить сферы влияния на суды. Вы так не считаете?
— У меня создается впечатление, что судебная реформа сводится к тому, чтобы определить, кто будет назначать глав судов, т. е. кто будет иметь влияние на суд. Я бы вообще отказался от должности главы суда, по крайней мере, в местных и апелляционных судах. Поскольку сегодня подбор кадров — это клановая система. Я в прошлом адвокат и прекрасно понимаю: для того чтобы решить вопрос в суде, нужно не столько иметь хорошего адвоката, сколько знать человека, который договорится с судьей.

Вы все еще надеетесь внести изменения в Конституцию, в т. ч. касательно судебной системы, до выборов?
— Я сомневаюсь в том, что парламент рассмотрит этот вопрос. Депутаты не могут согласиться с тем, что их будет не 450, а 300, их полномочия серьезно сократятся. Сейчас парламент принимает законы, формирует правительство, назначает главу СБУ, Нацбанка, дает согласие на назначение главы Генпрокуратуры, а в проекте Конституции президент предложил эти полномочия разделить между двумя палатами. Анализируя политическую систему после реформы 2004 года, глава государства понимал, что любое политическое противостояние, начинавшееся в парламенте, переносилось и на такие институции, как прокуратура, суд, ЦВК.

Андрей Портнов: «На выборах президента суды не рискнут вмешиваться в политику»
Член комитета ВР по вопросам правосудия и один из ведущих юристов БЮТ в беседе с «ВД» высказал уверенность, что судам не удастся всерьез повлиять на результаты будущих президентских выборов. Для этого в БЮТ подготовили законопроект, призванный ограничить исключительные полномочия Высшего административного суда на президентских выборах.

Готовятся ли в БЮТ отстаивать результаты будущих президентских выборов в судах?
— Думаю, что президентские выборы — это очень серьезно, поэтому суды будут на них влиять минимально. Суды могут активно использоваться, когда речь идет о выборах местной районной власти. На выборах же президента, думаю, суды не рискнут вмешиваться в политику. Разве что это могут быть обжалования результатов голосования в регионах по конкретным территориальным избирательным комиссиям. Но уверен, что на результаты выборов системно суды не повлияют. Под судами я подразумеваю прежде всего Высший административный суд, который является судом первой и последней инстанции по президентским выборам. Хотя, думаю, мы обязательно это изменим законодательно в самые ближайшие дни.

Выборы в Тернополе фактически подтвердили готовность БЮТ оспаривать результаты голосования в судах и дали оппонентам возможность обвинить вашу политсилу в давлении на судебную систему…
— К сожалению, суды действительно часто принимают политические решения. И система дисциплинарных взысканий в Украине практически не работает. Давление на суд сегодня осуществляют разные органы власти и должностные лица. Это и президент с его Секретариатом, парламент и депутаты, правоохранительные органы, органы местного самоуправления, от которых так или иначе суды зависят (например, в вопросах предоставления помещений) исполнительная власть, которая финансирует местные суды, бизнесмены со свойственным им коррупционным инструментарием. Давление на суды — это очень разносторонняя проблема, из нее нельзя выдернуть словосочетание о том, что БЮТ давит на суды, и постоянно его применять. Надо смотреть на проблему глубже.

В этом контексте, что плохого увидел глава ВСУ Василий Онопенко во встречах президента с руководителями судов?
— Могу сказать одно: ни президент, ни премьер-министр, ни какое-либо другое должностное лицо не должны вызывать к себе глав судов и давать им поручения. А также вручать им награды — это тоже очень важный аспект. Президент выдает кому-нибудь из судей медаль, а потом этот судья все время работает на президента. А вот судье Зварычу, например, дали заслуженного юриста Украины за несколько месяцев до того, как посадили в тюрьму.

Алиса Юрченко, Власть денег

Читайте также: