Инь и пьянь. Особенности национального похмелья

Россия давно перешагнула количественный рубеж употребления спиртного, за которым начинается необратимое движение в пропасть – к деградации и гибели людей. В стране приходится до шестнадцати литров чистого спирта на душу населения в год. А тот самый рубеж – восемь. Страна утонула в спиртном. 

Омские производители пива – люди доброй и щедрой души. Сегодня, к примеру, посетителям магазинов они раздают рекламные открытки следующего содержания: «У вас завтра день рождения? Позвоните сегодня по телефону «горячей линии», и завтра мы привезем вам пиво в подарок!». Правда, на открытке – требуемое законом предупреждение: «Чрезмерное употребление пива вредит вашему здоровью». Шрифт бледненький, почти сливающийся с фоном. Зато бутылки нарядные, праздничные, любовно обвязанные красным бантиком, и стоят они стройными рядами, уходящими за горизонт.

Интересно: ящик пива – это чрезмерное употребление или умеренное? Скажете: смотря сколько «на нос» придется. А что врачи говорят? Гепатологи научно доказали, что безвредны для нашей печени лишь 30 граммов чистого спирта в сутки. Не больше! То есть 70 граммов водки или одна бутылка пива из того подаренного ящика.

Почему нашим детям не дарят на день рождения ящик молока? Да потому что у его производителей отнюдь не те доходы! Щедрость производителей алкоголя зиждется на их сверхприбыли, уже получаемой и предвкушаемой. Тут же – корни насаждаемого ими мифа о пользе «умеренного употребления» спиртных напитков. Да, у алкоголя есть ритуальные функции (минералкой не принято чокаться под хороший тост), спиртное способно снять усталость и стресс или, напротив, на время взбодрить, способно согреть продрогшего на морозе и так далее. Но поскольку все в природе диалектично, надо взвесить приносимые спиртным пользу и вред и посмотреть правде в глаза.

А правда такова. Россия давно перешагнула количественный рубеж употребления спиртного, за которым начинается необратимое движение в пропасть – к деградации и гибели людей. По некоторым данным, в стране приходится до шестнадцати литров чистого спирта на душу населения в год. А тот самый рубеж – восемь. Страна утонула в спиртном. Молодежь утонула в пиве. Типичная картина: городские лавочки и детские песочницы оккупированы подростками, юношами и девушками, вооруженными до зубов пивными бутылками. Вы хоть раз видели, чтобы кто-то из взрослых сделал им замечание, попытался их вразумить? Вы видели, чтобы кто-то из взрослых возмутился, когда в киоске продают пиво щуплому мальчишке, явно не дотянувшему до совершеннолетия? Хорошо еще, что ему в рекламных целях не дарят ящик пива на день рождения. Пейте, пейте!..

Заведующий детским отделением Омского областного наркологического диспансера, психиатр-нарколог, врач высшей категории Сергей Соколов ситуацию знает изнутри и говорит о ней с болью:

– Ограничение рекламы не даст результата. Раньше по телевизору прыгали с «Клинским» прикольные парни или медведи. Сейчас скачут одни бутылки. Но и без телевизора дети каждый день получают урок у взрослых. Папа идет с маленьким сыном по улице. Вроде беседует проникновенно, со взаимопониманием. А в руке у папы – бутылка пива. Мамаши одной рукой качают коляску, другой прихлебывают то же пиво. Пока взрослые не перестанут пить, детей мы от пьянства и алкоголизма не оградим.

Подростковый алкоголизм развивается гораздо быстрее, чем у взрослых, и практически не оставляет шанса на выздоровление, или, точнее сказать, на стойкую ремиссию и дальнейшую социальную адаптацию. Взрослому мужчине надо изрядно постараться, чтобы окончательно спиться. Пять-семь лет злоупотребления спиртным, еще столько же развивается первая стадия болезни, кажущаяся достаточно безобидной, и только потом могут начаться запои.

– У детей картина гораздо динамичнее и печальнее, – объясняет врач. – Подросток становится хроником за год-два. Недавно мы обследовали юношей и девушек с диагнозом «хронический алкоголизм». Так вот, каждый десятый из них начал употреблять спиртное в 10 лет, каждый седьмой – в 12, 45 процентов – в 13, каждый четвертый – в 14 лет и лишь один из обследованных – в 16. И последний, представьте, успел «заработать» диагноз к семнадцати годам. У большинства подростков отчетливо просматривалась вторая стадия алкоголизма, сопровождаемая запоями и устойчивым абстинентным синдромом (похмельем), который снять без вмешательства медиков трудно. Кстати, большинство этих детей начинали именно с пива. И все они начинали пить, глядя на взрослых. Или даже вместе с ними. Разве не принято во многих семьях «плеснуть чуток» ребенку за праздничным столом? Обмыть начало учебного года или получение первого паспорта?

В США спиртное разрешено продавать людям, достигшим 21 года. Цифра не случайная. Статистика говорит о том, что если юноша попробовал спиртное в 21 год (возраст относительной физиологической и психологической зрелости), то алкоголизм ему едва ли грозит.

Острая форма алкоголизма порождает алкогольный делирий, белую горячку, когда больному являются черти и прочие страсти-мордасти, когда он хватается за нож и топор, борясь с воображаемыми преследователями, пытается покончить с собой, да еще и прихватить на тот свет кого-нибудь из окружающих. Так вот, количество алкогольных психозов в Омске, выявленное за первое полугодие нынешнего года, значительно выше, чем за аналогичный период прошлого.

– После алкогольного психоза пациента в обязательном порядке ставят на учет в наркодиспансер, – говорит Сергей Анатольевич. – А вот если он не дошел до ручки, но имеет явные признаки второй, третьей стадии алкоголизма, насильно поставить его на учет мы не можем. Это касается и детей, до пятнадцати лет требуется согласие родителей, а с этого возраста – самого пациента. Сложная ситуация – ребенок болен, а возможности лечить его порою нет. Вот и набирает обороты детское и подростковое пьянство.

Как можно бороться с ним, если родители пьют пиво на детской площадке, а рядом играют их же малыши. Эти детишки растут в уверенности, что именно бутылка сделает их взрослее и круче. Можно бесконечно рассуждать о проблеме пьянства в масштабах страны… Но мы не можем изменить других людей. Единственное, что мы можем сделать, – изменить самих себя. Так, может, наберемся сил? Попробуем остановить на улице нетрезвого ребенка. Попытаемся устроить дома безалкогольное застолье, радуясь общению с собственными детьми. В общем-то, не так уж много требуется от общества и каждого из нас, чтобы прервать многолетний гибельный путь.

ДОСЬЕ

Младенца вскармливали пивом

Отечественный алкоголизм молодеет. Из 100 тысяч подростков 40 имеют диагноз «алкоголизм», а 1270 – регулярно пьют. В некоторых регионах этот показатель в несколько раз выше. В Калмыкии на 100 тысяч местных тинейджеров приходится 7405 «алконавтов», в Курганской, Кемеровской, Псковской областях – по 3,5 тысячи. Средний возраст начала потребления пива в России – 12–13 лет, 90% школьников раз в жизни попробовали алкоголь, а 39% употребляют его регулярно.

Одной из причин раннего алкоголизма специалисты Минздравсоцразвития РФ считают доступность пива. От пивного до обычного алкоголизма, по их мнению, один шаг. В Томской области, например, каждый третий шестнадцатилетка выпивает до трех бутылок пива в день, спиртное употребляют 71% мальчишек и 66% девчонок. Пальмовую ветвь по малолетнему алкоголизму удерживает столица Мордовии – город Саранск. Именно там живет самый маленький пациент наркодиспансера в нашей стране. Коле Ш. папа подносил стаканчик, когда тот был еще грудничком. Мама при этом полагала, что укрепляет здоровье младенца, подбрасывая ему калории. В четыре года Коля перестал засыпать без порции пива. К шести годам у него сформировался стойкий алкоголизм.

Сильной генетической зависимости от алкоголизма, как правило, не существует, считают ученые. Семейная обстановка гораздо важнее. Дети пьют по тем же причинам, что и взрослые: хотят уйти от реальности. Родительская любовь способна творить чудеса. Но не менее важна и социальная среда. Ведь после лечения от алкоголизма маленький пациент попадает на ту же улицу и в тот же двор. Больниц и наркологических диспансеров у нас предостаточно. Но это мало что меняет в общей ситуации, поскольку, по мнению врачей, лечить надо не только отдельных пациентов, но и общество. Каким лекарством лечится общество? Этого врачи-наркологи, увы, сказать не могут.

ГЛАС НАРОДА

Особенности национального похмелья

По данным социологического опроса, проведенного исследовательским центром РОМИР, более половины россиян (73,5%) выпивают регулярно и только 26% могут назвать себя трезвенниками. При этом процент людей, которые совсем не пьют, выше в крупных городах и соответственно ниже в городах малых и в сельской местности. 5% россиян честно признались, что прикладываются к бутылке ежедневно, каждый пятый выпивает один или два раза в месяц, 25% выпивают реже одного раза в месяц. Самая удручающая ситуация с употреблением алкоголя сложилась в Северо-Западном регионе России и на Дальнем Востоке.

Портрет среднестатистического пьющего россиянина таков: живет в сельской местности или малом городе, малообразован, часто не имеет работы. Правда, следует отметить, что в РОМИР не учитывался фактор подросткового пьянства, поскольку минимальный возраст опрашиваемых составил 18 лет.

Социологи отметили также сезонный характер потребления алкоголя. Весной и летом в два-три раза увеличивается потребление пива (многие наркологи говорят о пивном алкоголизме как об устойчивой тенденции – 25% из алкоголиков не употребляют ничего, кроме пива). Осень и зима традиционно являются временем перехода на крепкие алкогольные напитки. Еще один настораживающий факт: только 34% крепких алкогольных напитков, потребляемых россиянами, сертифицированы, большая же их часть продается нелегально, а качество как минимум вызывает сомнения.

Владимир Булычев, Россия, ТРИБУНА

Читайте также: