Доказано: Бортническая станция аэрации станет для Украины и Европы «вторым Чернобылем»

Пятого октября текущего года левый берег Киева затянуло вонючим едким дымом: горели иловые поля Бортнической станции аэрации (БСА) – город дышал продуктами горения нечистот две недели. Расследование инцидента показало: станция опасна не только для спальных районов, а и несет угрозу мирового масштаба, сравнимую с катастрофой Чернобыля. 

Денег нет, катастрофа – есть

Чтобы разобраться в ситуации и последствиях инцидента, «ФинЗах» направил экспертам ряд официальных запросов. Собственно, с полученных ответов и начнем, а затем проанализируем имеющуюся информацию.

Ярослав Филатов, председатель правления – генеральный директор «ОАО «АК» Киевводоканал»:

1) Из-за большого содержания тяжелых металлов в иле и невозможности его переработки в удобрения иловые поля превратились в иловые накопители. На данный момент они переполнены в 2-2,5 раза и резерва площадей нет.

2) Стоки удерживаются на полях наращиванием дамб высотой до 3,5 метров. Таким методом удастся принимать стоки еще максимум 4-5 лет. Если за этот период проблема не решится, разразится экологическая катастрофа европейского масштаба. Уже зафиксировано 9 случаев прорыва дамб с вытеканием нечистот.

3) В 2008 году КГГА утвердила проект реконструкции станции, ориентировочная стоимость которого составляет 420 млн евро. В 2009 году город выделил на реконструкцию 32 млн грн.

4) Расстояние до Днепра от иловых полей не менее 15 км и угрозы прямого попадания стоков в Днепр нет.

Сравним данную оценку специалиста, с официальным сообщением, которое исходило, как от МЧС, так и от Кабмина. По инциденту пожара на БСА звучало буквально следующее: «5 октября 2009 г. загорелся растительный покров, и верхние слои иловых полей №3 (около 15 га). Структура верхнего слоя (40-50 см) очень близка к торфу, он горит и тлеет даже, несмотря на тушение. Применить технику возможности не было, т.к. глубина полей достигает 4 метров, а влажность доходит до 90%. К 18 октября 2009 г. пожар был ликвидирован».

Так же было отмечено, что сейчас содержание тяжелых металлов в сточных водах Киева низкое, поскольку объем промышленных стоков в канализации не превышает 3%, а радиоактивные элементы в осадке иловых полей отсутствуют.

Александр Прогнимак, начальник Государственного управления охраны окружающей природной среды в городе Киеве:

На данный момент технологические сооружения БСА практически изношены, из-за чего нарушаются нормы очистки воды. Иловые поля БСА катастрофически переполнены. Объемы осадка в три раза превышают проектные и составляют более чем 8,5 млн. кубических метров. На протяжении 10 лет прием осадков на иловые поля осуществляется только благодаря наращиванию дамб. Рано или поздно может произойти прорыв, который грозит экологической катастрофой.

В нынешнем состоянии станция представляет опасность не только для Харьковского и Дарницкого районов, для всего Киева, но и для всех населенных пунктов ниже по течению Днепра, для которых река является источником питьевого и хозяйственного водоснабжения. А это более 25 млн украинцев.

Бортническая станция аэрации при нынешних темпах финансирования будет реконструирована через 156 лет

Бортническая станция аэрации при нынешних темпах финансирования будет реконструирована через 156 лет

По словам Александра Владимировича единственно правильное решение – это немедленная и полная реконструкция БСА. Япония согласна дать Киеву кредит для комплексной реконструкции БСА и в данный момент готовится кредитное соглашение. Если этот проект удастся осуществить в ближайшее время и в полном объеме, то угрозу масштабной аварии на БСА удастся предотвратить.

По информации Государственной экологической инспекции, на иловых полях БСА были взяты контрольные пробы на наличие окиси углерода и окисей азота. Результаты исследований показали присутствие оксида углерода (6,25 мг/м3), который является прямым продуктом горения.

Алексей Василюк, заместитель главы Национального экологического центра Украины:

На иловых полях БСА накоплено огромное количество самых разнообразных отходов – фекалии, грязь, моющие средства (в том числе хлорсодержащие и просто хлор), лаки и краски, удобрения, лекарства и т.д. Это все, что годами сливали в канализацию жители Киева, заводы, фабрики, больницы, лаборатории, строители, всевозможные частные предприниматели.

Естественно, при смешивании и горении указанные отходы не могут не реагировать между собой с образованием новых соединений. Каких? Одному Богу известно. Поэтому однозначно назвать что было, а что нет в составе дыма без его всестороннего химического анализа невозможно. Одно можно сказать точно: дым это уже загрязнение, в норме его не должно быть в воздухе, а многие люди страдают аллергией на дым.

Александр Хорунжий, майор службы гражданской обороны, начальник отдела по работе с общественностью:

Выездная лаборатория МЧС, базирующаяся на автомобиле химической защиты, отобрала ряд проб воздуха в Киеве. Наличия вредных для здоровья веществ зафиксировано не было.

Виктория Рубан, майор службы гражданской обороны, начальник центра пропаганды ГУ МЧС в Киевской области:

Наше ведомство проводило забор проб воздуха в районе БСА – вредных для здоровья человека веществ не обнаружено.

На наш запрос в городскую СЭС Киева пришел следующий ответ за подписью главного государственного санитарного врача г. Киева Анатолия Пономаренко:

«7-8 октября 2009 года при сухой, безветренной погоде госсанэпидслужбой были проведены исследования воздуха жилой застройки массивов Позняки и Осокорки Харьковского района на содержание вредных веществ, свойственных выбросам дымных смесей: азота диоксид, серный ангидрид, углерода оксид, водород хлористый, фенол, формальдегид, взвешенные вещества (пыль), аммиак, ртуть, сероводород.

Измерения концентраций указанных веществ проводилось в приземном слое атмосферы жилой застройки улиц Вишняковской, Бажана, Ревуцкого. По результатам исследований были проинформированы органы прокуратуры, городскую и районную исполнительную власть, природоохранительные службы и массмедиа».

Согласно данным г-на Пономоренко, результаты исследований воздуха в задымленных БСА районах следующие:

1. Азот диоксид — в пределах 0,05-0,12мг/м3, при (ПДК) – 0,085мг/м3;

2. Серный ангидрид – 0,2-0,4мг/м3, при ПДК – 0,5мг/м3;

3. Углерод оксида – 1,2-1,4мг/м3, при ПДК-5,0мг/м3;

4. Взвешенные частицы (пыль) – 0,33-0,44мг/м3, при ПДК- 0.5мг/м3;

5. Аммиак от 0,0 до 1,2мг/м3, при ПДК – 0,2мг/м3;

Методом анализа, который использовался, не выявлены:

6. Ртуть (ПДК – 0,005мг/м3),

7. Сероводород (ПДК-0,008мг/м3),

8. Фенол (ПДК-0,01мг/м3),

9. Формальдегид (ПДК-0,03мг/м3)

Таким образом, только в разовых пробах обнаружены превышения предельно-допустимой концентрации:

  1. азота диоксида – в 1,4 раза на проспекте Бажана, 5-е (08.10.09);
  2. аммиака – в 6 раз на улице Вишняковской, 6-а (07.10.09).

Ксения Голота, исполняющая обязанности начальника информационного обеспечения КГГА, наш запрос о позиции КГГА по данному вопросу перенаправила в главное управление МЧС при КГГА.

Не детская неожиданность

Все комментаторы, кроме независимых экологов, как один утверждают, что ничего страшного не произошло и не произойдет, если станцию вовремя реконструируют. Напомним, что некогда в абсолютной безопасности уверяли жителей Чернобыля, Припяти и прочих мест, находящихся нынче в районе «зоны отчуждения» после катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции станции.

А теперь проанализируем:

1) Телевизионные СМИ несколько раз вещали о том, что никаких диоксинов дым не содержал.

Однако, диоксины образуются в результате различных химических реакций при высоких температурах и при участии в химическом процессе хлора. Чем мыли и моют больницы, туалеты, вокзалы? Чем отбеливают и дезинфицируют ванны и раковины, чем обеззараживают воду? Хлором и хлорамином. Куда его смывают? В канализацию. Где концентрируется хлор? В иловом осадке БСА. Итак: хлор есть, высокая температура была. Вот только в исследованиях СЭС диоксины не фигурируют, как исследуемые соединения вообще. Выводы?

2) Как заметил Алексей Василюк, никто не может точно сказать, что там горело и что выделялось в результате горения. Для того, чтобы сказать, что чего-то нет, надо знать, что определять. Добавим к словам специалиста, еще и следующее наше наблюдение.

Что получается, если обратиться к ответу за подписью главного государственного санитарного врача г. Киева Анатолия Пономаренко: «7-8 октября 2009 года при сухой, безветренной погоде госсанэпидслужбой были проведены исследования воздуха жилой застройки массивов Позняки и Осокорки Харьковского района на содержание вредных веществ…». Подчеркнем: исследования воздуха проводились лишь 7-8 числа, а где же, простите, исследования за 9-15 число? Ведь пожар удалось потушить лишь 15 октября! Следовательно, чем дышали жители столицы более недели, никто не знает, а, значит, утвереждение специалистов СЭС, что киевляне не пострадали от вредных веществ при пожаре БСА, является, как минимум, служебной халатностью — у СЭС нет данных, чтобы это утверждать (либо они намеренно были скрыты от общественности и, в частности, от журналиста «ФинЗах»)!

3) СЭС нашла повышение концентрации аммиака в 6 раз и диоксида азота в 1,4 раза. Хлористый водород, который при реакции с капельками влаги воздуха дает соляную кислоту (НСL), из результатов куда-то пропал.

Серный ангидрид и пыль на грани допустимых значений. Ртуть, сероводород, фенол, формальдегид не выявлены, «методом анализа который использовался». Не написано – отсутствуют, и не приведена концентрация в разы ниже допустимой, а написано «не выявлены». Наверное, правы таки независимые эксперты (см. выше предыдущий вывод автора).

4) Горение – это не только дым, это подъем горячими потоками в воздух мельчайших несгоревших частиц с последующим их оседанием. Что подымали потоки с иловых полей? Правильно – все, что туда сливалось.

5) «Радиоактивные элементы в осадке отсутствуют». В 1986 году Киев получил солидную порцию «радиоактивных элементов». В канализацию они смывались со всего города. А где концентрировались? На БСА. А периоды полураспада у них какие? Ого… Будем надеяться, что до слоев 1986 года огонь не дошел. Но и тяжелых металлов, которые там тоже концентрировались после 1986 года вполне достаточно. Свинца в городе сотен тысяч автомобилей в канализацию попадает много. Плюс промышленные стоки – в сутки объем осадка на БСА составляет около 12 тыс. м³, соответственно 3% от них это около 360 м³.

6) «От иловых полей до Днепра 15 км». Открываем программу Google Earth, пользуемся линейкой и меряем: от иловых полей до Днепра по прямой 5 км, до канала уносящего очищенную воду в Днепр… 20 м!!!

7) Пусть японцы нам помогут, т.к. иначе при курсе евро 11,9141 грн и выделении по 32 млн грн в год, реконструкция БСА закончится через 156 лет. А продержится станция со своими дамбами максимум 5 лет.

Что же делать украинцам и, в частности, киевлянам при очевидно существующей угрозе «второго Чернобыля»? Паниковать? Смысла нет. Никто закрывать БСА не станет, т.к. сливать канализационные стоки города больше некуда. Однако обратить внимание на проблему БСА давно следовало бы взять на контроль общественным организациям столицы, да и самим киевлянам. Иначе в обозримом будущем Европу и нас ждет совсем не детская неожиданность.

Что такое диоксины?

Диоксины являются универсальными клеточными ядами, даже в чрезвычайно малых концентрациях поражающих все живые организмы (вызывают у человека бесплодие, врожденные патологии, онкологические и системные заболевания — от аллергических реакций до склероза);

Эти соединения характеризуются чрезвычайно высокой устойчивостью к химическому и биологическому разложению, они способны сохраняться в окружающей среде в течение десятков лет и переносятся по пищевым цепям (например, водоросли — планктон — рыба – человек или почва — растения — животные — человек);

Диоксины распространены повсеместно — в почве, донных отложениях, воде, воздухе, рыбе, молоке, овощах и т.д. Их находят даже в молоке кормящих матерей. Загрязнение ими не знает ни пределов насыщения, ни национальных границ.

Эти вещества избирательно и очень прочно блокируют так называемый Ah-рецептор — ключевую точку в иммунно-ферментной системе всех аэробных (дышащих воздухом) живых организмов. Так, загрязнение почвы диоксинами приводит к уничтожению почти всех обитающих в ней живых организмов, что, в свою очередь, приводит к полной потере почвой ее естественных свойств.

Источниками диоксинов могут являться промышленные предприятия практически всех отраслей промышленности. Главные из них — химическая, нефтехимическая, цветная металлургия, целлюлозно-бумажная промышленность.

Поступление диоксинов в окружающую среду и контакт человека с ними возможен не только в результате применения диоксиногенных технологий, но и при использовании продукции, изготовленной из диоксиносодержащих веществ. К таким источникам относятся:

  • термическое разложение технических продуктов;
  • сжигание муниципальных отходов на мусоросжигательных заводах, которое дает тем больше диоксинов, чем меньше развит раздельный сбор и сортировка мусора;
  • сжигание остатков сточных вод;
  • сжигание медицинских отходов;
  • сжигание токсичных отходов;
  • переработка проволочных материалов, в состав которых входят вещества содержащие хлор;
  • сжигание бензина, содержащего дихлорэтан;
  • хлорное отбеливание целлюлозы;
  • возгорание и поломка электрического оборудования (трансформаторов, конденсаторов), в которых используются диоксиносодержащие вещества;
  • лесные пожары (леса, обработанные хлорфенольными пестицидами);
  • хлорирование питьевой воды;
  • работа домашних печей, использующих древесину, пропитанную хлорорганическими консервантами.

Источник: Greenpeace

Александр Винниченко, ФИНЗАХ

Читайте также: