ВОРотнички в законе. Кризис: «белые воротнички» меняют шопинг на шоплифтинг

Экономический кризис породил «инфекцию», расползающуюся по миру быстрее свиного гриппа, — воровство в магазинах, получившее в английском языке политкорректное наименование «шоплифтинг». В одних только Соединенных Штатах продавцы — от мелких лавок до сетевых гигантов — ежедневно несут убытки от этого бедствия на 35 миллионов долларов. При этом воров-профессионалов сменили любители. Часть среднего класса активно занялась шоплифтингом, стремясь поддержать докризисный уровень потребления. 

Карманная тяга

Вот некоторые выписки из американской криминальной хроники первой половины ноября. В штате Индиана Патрисия Эдвардс, почтенная директорша начальной школы, пыталась вынести из универсама Kohl’s, не заплатив, товаров на 500 долларов. В Чикаго приличная во всех отношениях дама Дорота Дзядзио спрятала в сумке семь пар обуви на 850 долларов. В Рок-Хилле (Южная Каролина) компания подружек таким же образом совершала ранний предрождественский шопинг в магазине T.J. Maxx — два видеоплеера, три свитера, семь пар джинсов, четыре куртки и две пары перчаток.

В Омахе, родном городе одного из богатейших людей планеты Уоррена Баффета, 19-летнюю Уитни Уильямс застукали за рассовыванием по карманам 36 пачек презервативов размера «Магнум». В Джорджии случаи шоплифтинга в этом году, по данным полиции, удвоились — особенно страдают такие сетевые дисконтные гиганты, как Wal-Mart, Target и Kroger. Всего, по данным Исследовательского центра розничной торговли (ИЦРТ), базирующегося в английском Ноттингеме, в Америке зафиксирован самый большой объем убытков от шоплифтинга — 46 миллиардов долларов за год. Далее идет Европа с 44 миллиардами и Азиатско-Тихоокеанский регион — 17,9 миллиарда долларов.

В Старом Свете лидерами по части воровства являются Великобритания и Ирландия. Аналитик отрасли Нил Мэттьюс подчеркивает: «Розничная торговля Соединенного Королевства переживает свой самый сильный всплеск краж с полок и складов за последние 12 месяцев — 20 процентов. И это происходит тогда, когда торговая индустрия менее всего может такое себе позволить».

Фото: Pinto Corbis FOTOSA.ru
Фото: Pinto Corbis FOTOSA.ru

В Азии первенство по этому делу прочно удерживают Япония и Индия. Но если для Страны восходящего солнца это явление не в новинку, то для Индии данные ИЦРТ стали шоком. «Когда-то нашу страну называли страной лавочников, — пишет аналитик из Дели Шайладжа Шарма, — теперь, похоже, мы превращаемся в страну шоплифтеров». Более трети индийских магазинов и иных торговых точек столкнулись с ростом хищений.

В списках неблагополучных в этом смысле стран значатся также Мексика, Марокко, ЮАР, Тайвань, Гонконг, Австралия и Новая Зеландия. Даже крошечная Мальта, где, наверное, все жители знают друг друга если не по имени, то в лицо, не избежала напасти. Правда, утверждает английский эксперт Пьер Фава из исследовательской службы Chemimart Group, с островным государством отдельная история — его светлый образ портят криминальные группировки воров, понаехавшие из восточноевропейских стран.

Средний воровской класс

За год — с июня 2008-го по июль 2009-го, — по данным ИЦРТ, волна воровства по всему миру поднялась на 6 процентов и нанесла торговле общий ущерб на 115 миллиардов долларов. Причем эксперты особо подчеркивают, что эти потери касаются практически каждой семьи и каждого честного покупателя, а не только пострадавших напрямую продавцов. Связь тут простая. Убытки от шоплифтинга торговые точки закладывают в цены, как это делают авиакомпании при подорожании горючего. И этот своеобразный налог равен в год 436 долларам на каждую американскую семью и 250 долларам — на европейскую. Известны также случаи, когда из-за шоплифтинга магазины вообще уходили из бизнеса, как это накануне прошлого Рождества случилось с Dimperio’s Market в Питсбурге.

Директор ИЦРТ Джошуа Бамфилд связывает всемирную эпидемию магазинных краж с негативным влиянием глобального кризиса. «Вдобавок к обычным преступникам, — говорит он, — мы сейчас имеем множество воров-любителей, которые полагают, что они не особенно рискуют и не сильно пострадают, если попадутся, поскольку станут оправдывать свои действия финансовыми тяготами, свалившимися на них».

Глобальный кризис существенно увеличил количество магазинных краж. Причем тон задают представители среднего класса - они тянут с полок дорогую косметику, одежду от известных дизайнеров и деликатесы Фото: Александр Иванишин

Глобальный кризис существенно увеличил количество магазинных краж. Причем тон задают представители среднего класса — они тянут с полок дорогую косметику, одежду от известных дизайнеров и деликатесы/. Фото: Александр Иванишин

По словам Бамфилда, эта философия не выдерживает никакой критики. И потому, что преступление есть преступление, и потому, что из попавшихся воришек лишь единицы пошли на дело ради предметов первой необходимости — еды или лекарств. Мир имеет дело с новой породой беловоротничковых шоплифтеров, ворующих не из нужды, а из желания сохранить прежний уровень жизни в условиях снижения зарплат или потери работы.

Ассортимент украденного говорит сам за себя. Максимальный рост краж приходится на такие вещи, как одежда от ведущих дизайнеров, топовые марки косметики и духов, эксклюзивные вина, коньяки, сыры, дорогие сорта мяса и рыбы, изделия из кожи, электронные игры, плееры, фото- и кинокамеры, а также мобильные телефоны. В Великобритании магазины, предлагающие такие товары, столкнулись с ростом воровства на 8,8 процента. «Мы все чаще видим примеры деятельности воров-любителей, — комментирует Нил Мэттьюс, — ворующих для персонального потребления, а не для перепродажи. Феномен столь распространен теперь, что в каком-то смысле можно говорить о подъеме среднего шоплифтерского класса».

Не чуждаются этого промысла и сами служащие торговых заведений, особенно больших универмагов и ювелирных магазинов. На каждый зарегистрированный случай воровства в Великобритании на «внутренние кражи» приходится в среднем 1600 фунтов стерлингов, а на «внешние» — чуть больше 80 фунтов. В США «свои» в среднем наворовали на 376 долларов.

Методом посадок

Для ритейлеров, в общем, все едино — что в лоб, что по лбу. Главное — товары исчезают из магазинов в то самое время, когда даже огромные торговые сети экономят на охранниках. Получается порочный круг, больно бьющий по всей индустрии. Те, кто может, например ювелирные магазины в Абу-Даби, переходят на новейшие радиометки, которые поднимают тревогу, если клиент или служащий пытается вынести за двери помеченный товар. Они же делают более простой и быстрой инвентаризацию товаров, что особенно важно для пресечения краж со склада и своевременного обращения в полицию и страховые компании.

Те, кому технологические нововведения не по карману, уповают на старый проверенный рецепт — ужесточение наказания за шоплифтинг. Магазинное воровство действительно долго рассматривалось в развитых странах как достаточно невинное баловство. На сегодня, однако, уже, например, в 35 американских штатах либо вступило в силу, либо находится в стадии рассмотрения законодательство о переводе шоплифтинга из разряда мелких проступков в категорию уголовных преступлений.

Фото: Fotolia PhotoXPress.
Фото: Fotolia PhotoXPress.ru

Подобную же цель преследует федеральный законопроект, предложенный сенатором-демократом Ричардом Дурбином, «О борьбе с организованной преступностью в розничной торговле». Одновременно в американском Конгрессе по настоянию ритейлеровского лобби появились и другие проекты, ужесточающие наказание для магазинных воров как из состава организованных преступных групп, так и свободных художников.

Впрочем, по мнению экспертов, отучить воровать белые воротнички сможет не усиление ответственности, а лишь изменение экономической ситуации. Кончится кризис, восстановятся доходы — пойдет на убыль и желание пройти мимо кассы.

У нас: лифтить по-русски

По оценкам российских ритейлеров, ежегодно наши торговые сети теряют от воровства от 0,5 до 2 процентов товарооборота. Это примерно совпадает с общемировой статистикой. Однако, как говорят специалисты, в России есть магазины, где показатель убытков от воровства может достигать и 15 процентов. Более или менее крупные торговые точки, за исключением гипермаркетов, теряют в год порядка 60 тысяч долларов. Мелкие – до 28 тысяч. Наиболее незащищенными от воришек при этом считаются супермаркеты, работающие по системе самообслуживания.

В России шоплифтинг имеет свою специфику. У нас весьма распространены случаи, когда несознательные покупатели потребляют прямо в торговом зале продукты питания и напитки, «забывая» в последующем их оплатить. Встречаются граждане, совершающие это незаконное деяние вместе с чадами и домочадцами.

Сильно страдают от воровства специализированные винные магазины, а также точки по продаже аудио- и видеоносителей. Не менее серьезные потери российские ритейлеры несут и вследствие воровства среди персонала. Нередко, как отмечают специалисты, организуются целые преступные группы, в которые помимо кассиров входят бухгалтеры, товароведы, охранники, грузчики. В российской практике отмечались также случаи, когда продавцы закупали на оптовом рынке продукцию, внешне схожую с аналогичным товаром в магазине, но гораздо более низкого качества, и реализовывали ее, выдавая за оригинальный продукт. Товар высокого качества, понятное дело, реализовывался мимо
кассы.

Николай Зимин, Вашингтон, ИТОГИ

Читайте также: