«Игры патриотов». В Украине уже сажают за инакомыслие?

Во все времена и при всех политических режимах были диссиденты (или инакомыслящие). Но в Украине в скором времени, после более чем двадцатилетнего перерыва, могут вновь появиться политзаключённые. 

21 января 2008 года председатель общественной организации «Евпаторийская городская организация Русской общины Крыма» Семён Клюев провёл в г. Симферополе пресс-конференцию, в ходе которой публично огласил своё обращение к Верховному Совету Автономной Республики Крым следующего содержания:
«Для того, чтобы предотвратить драматические для жителей полуострова события, крымский парламент незамедлительно должен имплементировать результаты референдума 20 января 1991 года, для чего отменить Конституцию АРК 1998 года, как противоречащую волеизъявлению крымского народа, и принять Декларацию о воссоединении Крыма с Россией. Затем объявить полуостров территорией, находящейся под юрисдикцией Российской Федерации, а также убрать оккупационную символику со здания Верховного Совета Крыма и обязать все местные органы власти в Крыму и другие подведомственные им учреждения вывесить государственные флаги России».

По данному факту против активистов политического проекта «Севастополь – Крым – Россия» Семёна Клюева и Валерия Подьячего органами СБУ было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст. 110 УК Украины (посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины). Во время судебного следствия В.Подьячий с места жительства скрылся, и мера пресечения в отношении него была изменена с подписки о невыезде на содержание под стражей.

В настоящее время дело рассматривается Апелляционым судом АРК по первой инстанции в отношении подсудимого Семёна Клюева.

Будучи приглашённым в качестве защитника уже на стадии судебного рассмотрения дела, я ознакомился с материалами уголовного дела.

Изучив все четыре (!) тома уголовного дела, должен констатировать, что в действиях Клюева и Подьячева отсутствует состав преступления. Дело явно сфабриковано по политическому заказу записных патриотов, занимающих высокие киевские кабинеты. И всё это – на фоне дремучего невежества и полной профнепригодности сотрудников Крымского главка СБУ, которые «расследовали» данное это уголовное дело.

Всё обвинение построено на выводах двух экспертиз: судебно-лингвистической и научно-правовой, которые вызывают обоснованные сомнения и противоречат другим материалам дела.

Так, эксперты, при проведении экспертиз проигнорировали положения Конвенции по правам человека и основных свобод и практику Европейского суда как источник права.

В частности, имеется в виду ст. 10 Европейской конвенции по правам человека и классическое решение Европейского суда от 25 мая 1998 года по делу «Социалистическая партия и другие против Турции» (далее – Решение), в котором Суд высказал ряд соображений, которые имеют общий характер и приобрели силу правового прецедента для понимания ст. 10 Конвенции применительно к вопросам национальной безопасности государства и его территориальной целостности.

Между тем, такое игнорирование со стороны экспертов является прямым нарушением закона, так как, в соответствии со ст. 17 Закона Украины «О выполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека» от 23.02.06., «суды применяют при рассмотрении дел Конвенцию и практику Суда как источник права».

Обосновано это тем, что положения Конвенции, особенно через призму прецедентных решений Суда, позволяют глубже, в отличие от украинского законодательства, понять содержание и объём прав человека и основных свобод.

Вот нормы, которые необходимо применять к данной юридической ситуации:

1) Статья 10 Конвенции: «Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ».

2) Пункт 45 Решения: «Суд и ранее утверждал, что одной из основных характерных черт демократии является возможность, которую она открывает для решения проблем страны через диалог, не прибегая к насилию, даже когда этот диалог вызывает раздражение. Демократия процветает в условиях свободы выражения мнений. С этой точки зрения не может быть никакого оправдания созданию препятствий политической группе исключительно потому, что она стремится обсуждать публично ситуацию, затрагивающую часть населения государства, и участвовать в политической жизни страны, чтобы, руководствуясь демократическими правилами, найти решения, способные удовлетворить каждого заинтересованного человека».

3) Пункт 47 Решения: «Сущность демократии в том, чтобы позволить выдвигать и обсуждать разнообразные политические программы, даже те, которые подвергают сомнению тот порядок, согласно которому организовано в настоящее время государство, при условии, что они не наносят ущерба самой демократии».

Это положение, содержащееся в упомянутом решении Суда, является ключевым для уяснения вопроса – имеется ли в действиях подсудимых состав преступления. И тот факт, что мой подзащитный не призывал к насилию, говорит о том, что состава преступления в его действиях нет. Публичное устное обращение С.Клюева к конкретному государственному органу (Верховному Совету АРК) со своей политической программой абсолютно не похоже на призывы к толпе осуществлять насильственные действия относительно территории государства – вот два противоположных полюса, между которыми и проходит граница между правомерным и противоправным поведением субъекта.

Очевидно, что процитированная выше трактовка Судом вопроса о свободе выражать свое мнение конкурирует и входит в противоречие с диспозицией ст. 110 УК Украины относительно публичных высказываний. Здесь также необходимо руководствоваться положениями ст. 19 Закона Украины «О международных договорах Украины», в силу которых действующие международные договоры Украины, согласие на обязательность которых дана Верховным Советом Украины, являются частью национального законодательства Украины и применяются в порядке, предусмотренном для норм национального законодательства. Если вступившим в силу международным договором Украины установлены иные правила, нежели те, что предусмотрены в соответствующем акте законодательства Украины, то применяются правила международного договора.

Выводы обеих экспертиз не учитывают того факта, что С.Клюев обратился на пресс-конференции не к неопределённому кругу лиц, а в официальный орган – ВС АРК. Хотя сами же эксперты в заключении научно-правовой экспертизы отметили, что под «публичными призывами» следует понимать обращение к неопределённому кругу лиц, в котором выражены идеи, взгляды, советы, предложения, направленные на то, чтобы склонить, побудить неопределённое количество лиц к определённым действиям. В этой части экспертиза также противоречит материалам дела и реальной ситуации.

Ещё одной причиной подвергать сомнению заключение научно-правовой экспертизы является выход экспертами за пределы своей компетенции, которые, прямо нарушив положения ст. 124 Конституции Украины, присвоили себе полномочия суда и изложили своё мнение о квалификации преступления, чётко указав на наличие в действиях подсудимого объективной стороны преступления как элемента состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 110 УК Украины.

Как известно, вопрос о том, содержится ли в деянии состав преступления и какой именно статьёй уголовного закона он предусмотрен, относится к исключительной компетенции суда.

Учитывая, что, согласно статистике, оправдательных приговоров на Украине выносится менее половины процента от их общего числа, мало у кого имеются сомнения в перспективах упомянутого уголовного дела. Однако и защита, и сам подзащитный, который свою вину не признавал и не признает, будут до конца отстаивать изложенную выше позицию.

Ну, а какую уголовно-правовую защиту территориальной целостности предоставили своему государству российские парламентарии? Сегодняшняя официальная пропаганда на Украине не устаёт информировать население о нарушениях прав человека в России, цитирует многочисленные прогнозы западных «экспертов» о том, что в ближайшие годы Россия развалится на 6-8 государств. Вторят им и доморощенные «держслужбовці» высокого ранга, заражённые русофобией. Так, например, первый замглавы МИДа Антон Бутейко, 2 января 2006 года в эфире «5 канала» заявил, что Россия рано или поздно распадется.

Казалось бы, учитывая проблемы на Северном Кавказе, Россия должна была бы максимально ужесточить ответственность за деяния, связанные с посягательством на территориальную целостность. Однако в Уголовном кодексе РФ мы находим только одну норму, которая защищает территориальную целостность федерации – это статья 279 («Вооружённый мятеж»).

Согласно этой норме, уголовному преследованию подлежит «организация вооруженного мятежа либо активное участие в нем в целях свержения или насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации либо нарушения территориальной целостности Российской Федерации». Таким образом, очевидно, что аналогичная норма из российского УК карает только за конкретные действия, связанные с вооружённым мятежом, но не содержит каких-либо запретов на публичные высказывания.

Поэтому расхожее выражение «Россия – тюрьма народов» пора окончательно сдать в архив. А украинские законодатели обязаны взять пример со своих российских коллег — привести статью 110 Уголовного кодекса Украины в соответствие с Европейской Конвенцией по правам человека и практикой Европейского суда.

Иван Бакай, адвокат, АР Крым; специально для «УК»

 

Читайте также: