Криминализация «элиты» толкает народ к новой опричнине

Недавно в Институте динамического консерватизма (Россия) прошел семинар известного советско-российского криминолога Владимира Овчинского «Кризис: криминальные истоки и криминальные последствия». Складывая воедино куски «мозаики», получаешь картину и глобальной преступной революции, и агонии либерально-монетаристского квазикапитализма на постсоветском пространстве. Капитализм, загнив, закономерно перешел в стадию организованной сверхпреступности. Сейчас он затягивает нас в преисподнюю. 

В грядущем мире выстоит и победит лишь тот, кто сможет преодолеть криминализацию общества, создав свой вариант успешной опричнины. Национально-ориентированной. Построенной под воплощение социально-философского Суперпроекта.

Но пока Российская Федерация скользит в преисподнюю, становясь обителью высокопоставленной преступности. Ее система пошла вразнос, быстро криминализуясь. И потому альтернативы новой опричнине просто нет.

ОБИТЕЛЬ ПРЕСТУПНОСТИ

Итак, в то время, как власти США и Италии все-таки пытаются наступать на криминализованную «элиту», широко применяя конфискацию собственности, в РФ институт конфискации убирается из Уголовного кодекса. В то время, как в расплату за экономический кризис и финансовые махинации в Америке на скамью подсудимых отправляют более четырехсот финансистов и бизнесменов, в РФ — тишь да гладь. Ни одного олигарха под следствием не оказалось, топ-менеджеры — процветают. Система, пронизанная коррупцией и наворовавшая несметные богатства, обеспечивает свои интересы.

— Записные либералы и демократы в Госдуме говорят нам: мол, конфискации — наследие сталинских времен, от него нужно отказываться, — рассказывает В.Овчинский. — Рассказали бы они подобное в Италии!

Нам говорят: дескать, убраны конфискации из УК, но зато остались в Уголовно-процессуальном кодексе. Мол, применяйте его.

Но позвольте: разве высшая власть в РФ не объявила о беспощадной борьбе с коррупцией? Разве конфискации не лишают смысла и коррупцию, и мафиозную деятельность? Есть две основополагающие конвенции ООН против организованной преступности и коррупции, и они основываются именно на институте конфискации. Возвращение активов требуют ареста и конфискации имущества. А тут наш омбудсмен Владимир Лукин присылает в Конституционный суд письмо с требованием исключить институт конфискации и из Уголовно-процессуального кодекса…

(Комментарий М.К.: теперь понятно, что будет в случае нового «торжества демократии» в РФ?)

В 2006 году, при принятии закона о противодействии терроризму, конфискацию вернули в УК, но в изуродованном виде…

В.Овчинский поведал, как в 2007 г. работал в межведомственной группе Виктора Иванова (бывшего замглавы администрации президента), разрабатывавшей нормативные акты по борьбе с коррупцией. Пакет законодательных предложений группа подготовила. Тогда же в РФ приехала комиссия Евросоюза, проверяющая применение европейских стандартов в борьбе с коррупцией. Тогда и был проведен анализ того, как конфискации в РФ применяются по коррупционным делам. Итак, в уголовных делах, где нанесенный государству ущерб оценили в 6 миллиардов рублей, имущества конфисковали … на 600 тысяч рублей. То есть, около 20 тысяч долларов. Сравните это с конфискациями на 4 миллиарда евро в Италии. Ну, и кто сказал, что в РФ — жестокая чекистская диктатура? Прямо-таки КГБ-опричнина? Да по сравнению с нею гуманные европравительства — прямо-таки неограниченные тирании. Во всяком случае, по отношению к коррупционерам и мафиози.

ДОСЬЕ МАКСИМА КАЛАШНИКОВА

В «авторитарной» и «кроваво-чекистской» РФ не применяются многие технологии активной борьбы с коррупцией.

Например, в США при Министерстве юстиции существует Комитет по контролю за секретными операциями (ККСО). Он курирует тайные операции против государственных чиновников, существуя параллельно с соответствующим комитетом в ФБР.

С помощью этих структур агенты правительства предлагают взятки судьям и госчиновникам в Америке, вооружившись звуковидеозаписывающей аппаратурой. Таким образом, коррупция выявляется активно.

Где аналогичная структура в РФ? Хотя попытка ее создать наверняка вызовет дикие вопли отечественных либералов о «новой сталинщине». Но подобные механизмы с успехом применить новая русская опричнина.

На Западе есть чему поучиться. Тамошние правительства развернули беспощадный натиск на оффшоры — тихие гавани для ухода от уплаты налогов и для разнообразных экономических преступлений. Западники справедливо считают это «внебережье» оплотом элитной преступности.

Одновременно в Германии, невзирая на вопли местных либералов и правозащитников Министерство финансов нанимает хакеров для вскрытия информации о тайных счетах германских граждан в швейцарских банках. Заплатив хакерам 4,5 млн. евро в начале 2008 г., немецкое правительство смогло завести 700 уголовных дел и взыскать на 200 млн. евро недоимок. Как сообщает журнал «Эксперт», действия государства поддерживают 57% опрошенных немецких граждан.

Берлин готов заплатить еще 2,5 млн. хакерам, чтобы вскрыть информацию о счетах еще полутора тысяч немецких богачей, скрывающих денежки в Щвейцарии.

Подтверждается старая истина: демократия и либерализм на Западе кончаются моментально, едва только начинается серьезный кризис. На Западе быстренько принимаются действовать в духе 1937 года.

В РФ — ситуация абсолютно противоположная.

ЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ ОРГПРЕСТУПНОСТИ В РФ?

— Смотрите: с началом глобального кризиса лидер Франции Н.Саркози собирает свои правоохранительные органы и спрашивает у них: «Что вам нужно для борьбы с мафией?» — говорит В.Овчинский. — Во Франции вводятся драконовские антимафиозные законы. Создаются новые структуры по борьбе с оргпреступностью. В США на уровне собственно штатов создаются специальные бригады по борьбе с организованной преступностью. Аналогичные структуры усиливаются в ФБР, пишется стратегия борьбы с международной ОП. Еще в правление Буша-младшего в 2008 г. создается совет при президенте США по борьбе с организованной преступностью.

В Китае, где усиление борьбы с организованной и экономической преступностью началось одновременно с началом экономических реформ в 1978 г. (спасибо мудрому Дэн Сяопину), есть криминальная разведка. Но начинается нынешний кризис — и китайцы удваивают численность соответствующих подразделений.

А в РФ 6 сентября 2008 г. президент Медведев издает указ, ликвидирующий все подразделения МВД по борьбе с оргпреступностью. Как раз под кризис. Функции подразделений по борьбе с ОП переданы в уголовный розыск и структуры по борьбе с экономической преступностью.

Ровно 20 лет назад в МВД СССР было создано 6-е управление — именно для борьбы с оргпреступностью. Умные всегда понимали: ОП не сводится ни к «уголовке», ни к экономическим преступлениям. Уже тогда, в эпоху кооперативного движения, было понятно, что ОП не вписывается ни в компетенцию угро, ни в компетенцию ОБХСС. Ибо ОП — это и убийства, и вымогательства, и коррупция, и отмывание денег, и экономический криминал. В 2008 году дело борьбы с оргпреступностью в стране отбросили сразу на двадцать лет назад! И это в период, когда в РФ буйным цветом расцвело рейдерство, торговля людьми, торговля человеческими органами, торговля детьми…

По словам В.Овчинского, угрозыск бессилен в борьбе с рейдерством, которое представляет вид специальных операций с коррумпированием всех, кого только можно. А взятие Барсукова-Кумарина, главы питерской группировки «тамбовских», связанной со многими первыми лицами? Ведь министр Рашид Нургалиев лично руководил им. Он вообще всегда поддерживал подразделения по борьбе с ОП, разработал хорошую концепцию их развития.

И все это в один день ликвидировали. В части регионов уничтожены базы данных, кадры потеряны…

— Сегодня по многим регионам подобные структуры придется восстанавливать с нуля! — возмущен эксперт.

ДОСЬЕ МАКСИМА КАЛАШНИКОВА

Возмущение Владимира Семеновича понятно. Но просто восстановить УБОП — не выход. В полностью коррумпированном государстве сами борцы с оргпреступностью коррумпировались. Давно не секрет, что они сами стали элементом рейдерских операций, часто работая по заказу. Не секрет, что и они занимались вымогательством.

Просто власть в РФ «либерально» пошла по линии наименьшего сопротивления. Распустила структуру вроде бы для борьбы с коррупцией «силовиков», при этом оставив общество беззащитным перед оргпреступностью, рейдерством и коррупцией.

Восстановить реальные структуры борьбы с ОП можно только в рамках проекта «Новая опричнина». И отбирать «волкодавов» для уничтожения ОП необходимо только с помощью новейших писхотехнологий и психозондирования, полностью отсеивая мерзавцев, садистов и корыстолюбцев. Образно говоря, отбирая исключительно жегловых и шараповых. К сожалению, пока в верхах РФ никто так задачу не ставит.

Очевидно, что структура новой опричнины по борьбе с коррупцией и ОП должна действовать как внутри РФ, так и вне ее, совмещая в себе разведку и контрразведку, специальные операции и даже рейды спецназа за рубеж (как «Моссад» или НКВД), финансовую и криминальные разведки, структуры информационно-психологической борьбы…

«БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ» В ИСТИННОМ СВЕТЕ

— Возьмем Национальный план противодействия коррупции в РФ, утвержденный в конце 2008 года, — продолжает В.Овчинский. — К чему свели всю борьбу с коррупцией? В плане нет ни слова о борьбе с ОП, хотя она и коррупция связаны неразрывно.

План принят в развитие конвенции ООН против коррупции. А эта конвенция — всего лишь вторая часть конвенции ООН по борьбе с организованной транснациональной преступностью! Сначала в 2000 году приняли Палермскую конвенцию против международной ОП. Она состоит из нескольких частей: борьба с оргпреступностью, борьба с коррупцией, борьба с «отмыванием» криминальных денег, борьба за возвращение активов. Последняя часть (про активы) детализирована конвенцией ООН против коррупции.

Так вот: в российском Национальном плане даже не употребляется словосочетание «организованная преступность» и ничего не говорится о возвращении активов. Говорится только о правовой пропаганде, о профилактике, о создании образа недопустимости коррупции и проч. И — о декларировании доходов чиновников. Сейчас у нас кадровые службы всех госорганов просто завалены декларациями о доходах. Но такие декларации нужны лишь тогда, когда действует правовой институт незаконного обогащения, предусмотренный конвенцией ООН против коррупции.

Если есть закон против незаконного обогащения, то государство может спросить у чиновника с годовым доходом в 30 тысяч долларов: «Откуда у тебя 3 миллиона долларов, что ты потратил на покупку особняка, машины, яхты? Почему ваши дети совершают такие дорогие покупки?» Такого чиновника вызывают в СЛЕДСТВЕННЫЕ органы и задают вопросы о происхождении потраченных денег. Вам кто-то подарил эти деньги? Вы продали какие-то семейные ценности? Нет ответил — против чиновника возбуждается уголовное дело, у него конфискуется это имущество, с него взимают штраф. И еще хорошо, если свободы не лишают.

Но в РФ, когда ратифицировали конвенцию ООН против коррупции, сделали оговорку: ратифицируем ее, кроме статьи о незаконном обогащении.

Так что теперь все эти декларации, подаваемые чиновниками — чистой воды профанация. Вся эта деятельность никому не нужна. Даже зная, что у чиновника со скромной зарплатой есть собственность на миллионы долларов, вы ничего не можете с ним сделать. Нет никакого правового института воздействия, — заключает В.Овчинский.

Он приводит информацию о реальных доходах наших чиновников. В 2008 г. налоговая служба Великобритании в официальном отчете объявила: только в Лондоне 300 тысяч граждан РФ имеют собственность не менее 1 миллиона фунтов стерлингов на каждого. Конечно, в числе этих трехсот тысяч «лондонградцев» — тьма подставных лиц, но это дела ее меняет. То есть, из страны буквально высосали 300 миллиардов фунтов (около полутриллиона долларов) и вкачали их в экономику Англии. Это — буквально вампиризм, разорение Российской Федерации. Вот где оказались непостроенные новые заводы и школы, куда ушли деньги, нужные для вузов и ученых, обороны и поддержки деторождения с русской среде.

Снова дополним Владимира Семеновича. Борьба с коррупцией в РФ превратилась в чистую показуху потому, что принятие нормы о незаконном обогащении грозит тотальными репрессиями против практически всего окружения первых лиц РФ, против министров, губернаторов, придворных политиков и т.д. Ибо коррупция и незаконное обогащение в РФ — основа государственного строя. В РФ принцип алчности и эгоизма возведен в «элитой» в абсолют. И разве такая «элита» будет уничтожать самое себя?

Она уничтожила законный институт конфискации собственности и не допустит принятия нормы о незаконном обогащении точно по тем же причинам, по каким молодая российская демократия начала с уничтожения Комитета народного контроля и комиссий партийного контроля в 1990 году. Чтобы лично обогащаться не мешали. Мы имеем на сегодня государство, построенное на воровстве — и управляемое ворами.

Убери Путина с Медведевым, введи либерализацию-2 — и ты получишь «демократию» и политиков, на корню скупленных коррупционерами. И пристреленных правдолюбцев. И снова — лишь имитацию «демократической борьбы с коррупцией».

Поэтому коррупция в РФ продолжает процветать. С нею никто не борется всерьез. А расцвет коррупции — это гарантированные отсталость страны, ее экономический упадок и дальнейший распад.

И снова вспоминается опыт Ивана Грозного. Нужно во что бы то ни стало разорвать порочный круг, создав параллельную силу из честных и верных. Опричнину…

Альтернативы ей просто нет.

МАРАЗМ, ПЕРЕХОДЯЩИЙ В АГОНИЮ

Проеденная коррупцией, государственная машина РФ впадает в маразм и начинает работать на разрушение страны. МВД, превратившееся в вещь для самой себя и не защищающее граждан — первый пример. Второй — совершенно выродившаяся пенитенциарная система РФ, на глазах становящаяся машиной по перемалыванию народа и озлоблению масс. Машиной террора криминального госаппарата, используемого для личного обогащения зоно-тюремного начальства.

— Я очень боюсь реформы системы исполнения наказаний, проталкиваемой главами Минюста и Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), — говорит В.Овчинский.

Предлагается уничтожить систему исправительно-трудовых колоний, отправив тех, кто совершил преступления по неосторожности в колонии-поселения. (В советские времена это называлось «химией»). А тех, кто осужден за тяжкие и особо тяжкие преступления — сажать в тюрьмы (по двое — в камеру). Сегодня в РФ — около 900 тысяч осужденных. А тюрем — всего 7 (все еще царской постройки), где сидят 3 тысячи. Как горько пошутил В.Овчинский, для осуществления этой реформы придется строить не футурополисы, а тюрьмополисы на 400-500 тысяч сидельцев. На постройку примерно пятисот-шестисот тюрем уйдут огромные средства и лет десять. Тут же — распилы и откаты. При этом тюрьма (см. американские фильмы) совсем не гуманнее советской «зоны».

— При этом сама система исполнения наказаний в РФ погрязла в садизме и коррупции. Такого в 1937-м и близко не было, — рассказывает Владимир Семенович. Он сообщил последние (на конец февраля 2010 г.) новости из ФСИН. В Петербурге и Ленобласти под следствие отправлены 13 руководителей управления Службы исполнения наказаний. Они лично избивали, пытали и насиловали людей, снимая все это на видео. Потом они показывали эти кадры родственникам несчастных, требуя от них денег и перевода имущества (машин и квартир). Мол, не хотите, чтобы мы пытали ваших близких — платите, откупайтесь.

Подобное дело «раскручивается» по Челябинской области. Там «фсиновцы», перепившись, устроили избиение людей, прибывших на пересылку. Сразу погибли пятеро осужденных, чуть позже — скончались другие. Всего — 12 душ. Начальник местного ГУ ФСИН пробовал представить дело как подавление бунта заключенных. Первая же проверка вскрыла это чудовищное преступление. Арестовано все руководство ГУ ФСИН по Челябинской области. Всего «фсиновцев» арестовывают в десяти регионах, причем делают это Следственный комитет, МВД и ФСБ.

Таким образом, коррупция госаппарата и «элиты» привела к превращению пенитенциарной системы в садистско-вымогательскую машину. Вместо того, считает В.Овчинский, чтобы наводить элементарный порядок в своей епархии, руководство ФСИН проталкивает грандиозный «тюрьмострой». Система, таким образом, начинает работать на озлобление общества и на развал страны.

Из той же оперы — и затеянная реформа МВД. Вместо того, чтобы начать с создания независимой системы регистрации заявлений граждан, упраздняются транспортная милиция и охрана режимных объектов. Это означает, что транспорт остается без защиты (упразднен введенный еще при царе линейный принцип охраны порядка на транспорте), равно как и закрытые города ВПК. Все передается местным органам МВД. А «умники» из Института современного развития (ИНСОР) вообще предлагают децентрализовать МВД, фактически открыв дорогу региональному сепаратизму.

И это — в условиях острейшего системного кризиса мирового масштаба, принимающего в РФ особо обостренные формы. Чем это пахнет, пояснять не надо.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Таким образом, мировой кризис стал последствием криминализации правящих кругов в глобальном масштабе. В РФ, где это явление обострено до предела, кризис носит удвоенный по тяжести характер. При этом государственный аппарат страны настолько коррумпирован, недееспособен и глуп, что принялся работать на развал Российской Федерации. И уже можно говорить о том, что при сохранении нынешних тенденций РФ вряд ли переживет второе десятилетие нового века. Сам проект «России-91» с либерально-монетаристской и квазикапиталистически-криминальной подложкой вошел в финальную стадию.

Можно говорить о нарастающих коррупции и криминализации в странах современного Запада, но в РФ все это — намного сильнее.

В.Овчинский говорит о прогрессирующей «уголовизации» власти, о ее нежелании бороться с коррупцией (что само по себе хоронит будущее страны), о криминальном кризисе и самоубийственных «реформах» в правоохранительной системе. Но если вспомнить серию остальных семинаров в ИДК, то увидишь: кроме того, мы столкнулись (И.Сундиев) с угрозой полного распада общества РФ, где молодежи мало, она обездолена, неконкурентоспособна, неквалифицированна и расколота на отчетливо разрушительные, ненавидящие друг друга группировки. Другие семинары показали, что в РФ глухо блокирована возможность новой индустриализации и инновационного развития — хотя только они могут спасти страну от бесславного краха. Мы показали кризис в политической системе РФ и угрожающее положение дел в энергетике. Добавим к этому прогрессирующий износ основных фондов, тяжелейшие проблемы в нефте- и газодобыче, явные управленческий дефолт в государстве и бизнесе. Налицо — отчетливая угроза крушения Российской Федерации в течение 2010-х годов.

Украинским националистам обольщаться не стоит: все то, что сказано здесь об РФ, почти в полной мере относится и к бывшей УССР.

Вывод напрашивается сам собой: спасти Русскую цивилизацию может только чрезвычайный рывок, создание «исторической чрезвычайки» — новой опричнины. Слишком глубоки процессы деградации нашего общества. Более того, поскольку весь мир в кризисе, поскольку и США придется претерпеть болезненную трансформацию, то впереди — настоящая гонка. Кто первым создаст свою, эффективно действующую «опричнину»?

РФ в ее нынешнем виде нежизнеспособна. Являясь плодом чудовищного исторического эксперимента (криминальная «элита», создавшая в результате акта государственной измены в декабре 1991 г. отчетливо криминально-коррупционное, мародерское государство), к спасительному развитию она неспособна. И если на Западе власти хотя бы пытаются бороться с криминализацией тамошних элит, то в РФ все вырождается в создание видимости такой борьбы. Клептократическая Система заботится только о самосохранении. Никакой опричниной считать нынешнюю власть нельзя.

Хотя В.Овчинский сам по себе не видит возможностей для создания русской новой опричнины и не понимает, под какой Суперпроект будущего его нужно строить, это видим и понимаем мы.

Нам очевидно: либо страна спасется с помощью опричной «чрезвычайки» — либо последует ее быстрая агония. Система уже начинает предпринимать «реформы», до боли похожие на горбачевское саморазрушение. Угроза смерти от полной криминализации правящего класса и от криминального кризиса сегодня слишком очевидна.

Мы — в точке выбора своей дальнейшей судьбы.

ФОРУМ.мск

Читайте также: