Украина: милиция тоже плачет

В бюджете территориальных отделов милиции такая статья расходов, как приобретение бензина, вообще отсутствует… «Я со стыдом вспоминаю случай, когда нам надо было найти 50 литров бензина, чтобы этапировать группу задержанных в другой город. Но горючего у нас не было. И тогда нам пришлось попросить денег на бензин у родителей преступников…». 

Независимое государство — удовольствие дорогое. Особенно тогда, когда экономика слаба, а бюджетная сфера велика. Тех, кто живет за казенный счет, очень много, и денег на всех хронически не хватает. Яркий тому пример — украинская армия, финансирование которой за последние годы опустилось «ниже плинтуса». Но если в мирное время государство еще может позволить себе экономить на внешней безопасности (что, впрочем, крайне недальновидно и глупо), то экономить на безопасности внутренней нельзя никогда.

В этой связи такая огромная структура как МВД находится явно в привилегированном положении. Оно и понятно — содержать милицию необходимо, несмотря на кризисы, бюджетные дефициты и прочие «негаразды». Голодный милиционер — плохой защитник интересов государства. Вот почему по сравнению с той же армией, наши правоохранительные органы выглядят более-менее благополучно.

Тем не менее, это благополучие остается весьма относительным. И не только потому, что органы МВД по-прежнему не могут похвастать высокой зарплатой. Помимо зарплаты существует материально-техническое снабжение, и вот тут как раз зияют опасные дыры. Опасные тем, что Украинское государство негласно применяет известный принцип спасения утопающих. Перефразировать его можно так: «Снабжение охраняющих — дело рук самих охраняющих». В чем это выражается и к чему приводит — об этом ниже.

Лучше «подоить», чем посадить!

Не в силах обеспечить защитников закона всем необходимым, держава вынуждает их преступать этот самый закон, словно внушая «мудрую» рекомендацию: «У вас есть власть и сила — так добывайте сами то, что вам нужно». И они добывают.

— Из числа рядовых граждан мало кто знает о том, что государство вот уже много лет вообще не обеспечивает милицию бензином, — рассказывает сотрудник МВД, не пожелавший называть свою фамилию по понятным причинам. — В бюджете территориальных отделов милиции попросту отсутствует такая статья расходов как приобретение горючего для служебных нужд. Это — вечная проблема и головная боль большинства сотрудников органов внутренних дел.

Думаю, вряд ли кому-то надо объяснять, что в нашей работе без транспорта — никуда. Достаточно сказать, что машина дежурной части должна быть на ходу всегда — в любое время суток и при любых обстоятельствах. Милиция не может не выехать на экстренный вызов или на место происшествия. Однако я могу вспомнить множество случаев, когда бензина не было даже для «дежурки». Бывало и такое, что эта машина на протяжении нескольких дней находилась на ремонте, и в эти периоды заменить ее другой машиной не удавалось.

Очень часто рабочий день для нас начинается с поисков бензина. Именно с поисков, поскольку каждому подразделению райотдела приходится самостоятельно обеспечивать себя топливом. Каким образом? «Методика» давно отработана. Не секрет, что существует определенная категория лиц, которые чем-то провинились перед законом и ходят «под милицией». Мы можем в любой момент их наказать, но нам выгоднее использовать этих людей в качестве «спонсоров». Разумеется, в добровольно-принудительном порядке. К примеру, такими спонсорами являются нелегальные скупщики металлолома.

Да будет вам известно, что узаконить пункт приема металла почти невозможно — для этого необходимо выполнить целый ряд жестких нормативных требований, соблюдение которых не под силу рядовому предпринимателю в провинции. Но теневые «металлоломщики» продолжают работать, даже несмотря на то, что милиция время от времени «наезжает» на них. Почему? Да потому что мы предпочитаем договариваться с ними: они нам дают деньги на бензин, запчасти, ремонт автотранспорта и прочее, а мы позволяем им потихоньку заниматься своим бизнесом.

Такой же «порядок» действует и во многих других случаях. «Классику жанра» демонстрирует ГАИ — она вообще на самоокупаемости. Допустим, «гаишники» поймали пьяного водителя. Можно составить протокол и наложить на него штраф, а можно вынудить виновного внести «взнос» на бензин для доблестной Госавтоинспекции. И не только на бензин. Насколько мне известно, сотрудники ГАИ и форму себе покупают на «спонсорские» деньги. К слову, кожаная куртка стоит около трех тысяч гривень. Государству такие расходы не по карману — вот и приходится инспекторам «зарабатывать» самостоятельно.

Бензин — далеко не единственная «дыра» в бюджете милиции: сегодня мы не имеем средств на бумагу и прочие канцтовары, на покупку и обслуживание компьютеров, на командировки в вышестоящие органы МВД. Кстати, областное милицейское начальство даже слушать не хочет наши жалобы на отсутствие горючего или невозможность оплатить ремонт автотранспорта. Сидящие в Одессе чины еще и возмущаются в ответ: «Вы что там, мать вашу, не можете спонсоров найти?!».

То есть, подобные вещи произносятся открытым текстом, и это уже никого не удивляет. В итоге каждое подразделение милиции вынуждено «доить» своих «клиентов»: ГАИ, как я уже сказал, — нетрезвых водителей; госслужба по борьбе с экономическими преступлениями (ГСБЭП) — провинившихся владельцев магазинов и председателей колхозов; служба по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (БНОН) — распространителей «зелья»; криминальная милиция по делам несовершеннолетних (КМДН) — родителей хулиганов; разрешительная система — охотников, нарушающих правила хранения оружия, и так далее.

И никого, похоже, не волнует, что это — порочная практика, дискредитирующая всю правоохранительную систему. Я со стыдом вспоминаю случай, когда нам надо было найти 50 литров бензина, чтобы этапировать группу задержанных в другой город. Но горючего у нас не было. И тогда нам пришлось попросить денег на бензин у… родителей преступников. Ну, а в совсем уж безвыходных ситуациях, когда надо срочно выезжать, а бензина — ноль, сотрудники покупают его за личные деньги. Я уже не говорю о том, что бумага для бюрократической писанины также приобретается за счет собственного кармана.

И все же, по большому счету, милиция не остается без государственной поддержки. Иначе и быть не может, ведь МВД в настоящее время — единственная реальная сила, на которую может опереться наша власть. Не случайно Тимошенко финансировала милицию в ручном режиме, невзирая на дыры в бюджете. И нынешнее правительство будет нас финансировать не хуже. Мало ли что: а вдруг события пойдут по киргизскому сценарию?

Информация к размышлению: на сегодняшний день численность украинской армии составляет 190 тысяч человек, тогда как в МВД и внутренних войсках служат 320 тысяч. Ни в одной цивилизованной стране мира нет такого, чтобы численность полиции превышала количественный состав армейских частей. У нас же милиционеров намного больше, чем военных. Этот факт убедительно доказывает: Украина — полицейское государство. А уж хорошо это или плохо — пусть каждый решает для себя сам.

«Надо не жаловаться, а работать»

Официальную точку зрения на проблему материально-технического обеспечения милиции высказал специалист по связям с общественностью и СМИ Измаильского ГО ГУМВД Дмитрий Иванов. Отвечая на наши вопросы, он в первую очередь поблагодарил городскую и районную власть за финансовую помощь, оказанную горотделу милиции. Дмитрий Михайлович сообщил, что в 2009 году Измаильский горсовет выделил правоохранительным органам 270 тысяч гривень, райсовет — 20 тысяч.

— Приятно отметить, что местные власти понимают нас и сознают важность охраны общественного порядка в городе и районе, — подчеркнул Д. Иванов. — Значит, они видят, что милиция работает и тратит эти деньги по целевому назначению. Если бы мы работали плохо, то, наверное, никакой поддержки не получили бы. Хочу напомнить, что в феврале текущего года городской и районный советы на своих сессиях признали работу измаильской милиции положительной.

По словам Дмитрия Михайловича, государство почти не обеспечивает правоохранителей бензином, и именно поэтому подспорье из местных бюджетов является чрезвычайно важным — оно расходуется в основном на приобретение горюче-смазочных материалов (в то же время милиция по указаниям «сверху» вынуждена тратить деньги на всевозможную социальную рекламу — биллборды, плакаты и буклеты, призванные повышать уровень правового сознания граждан и имидж сотрудников внутренних дел).

Измаильский ГО ГУМВД располагает двумя дежурными машинами, которым требуется как минимум 60 литров бензина в сутки. Если же говорить о горотделе милиции в целом, то ему для нормальной работы необходимо 3 тонны горючего в месяц! Разумеется, без посторонней помощи о таких материальных затратах не могло бы быть и речи.

Что же касается обеспечения милиции автотранспортом, то в этом плане, как отметил Д. Иванов, дела обстоят сравнительно благополучно: в последние годы руководство областного управления МВД немало сделало для того, чтобы снабдить Измаильский горотдел новой техникой. На сегодняшний день в ГО ГУМВД насчитывается 16 единиц автотранспорта, причем, весь старый автопарк уже списали. По оценке Дмитрия Михайловича, «для района с 130‑тысячным населением этого количества техники пока хватает — грех жаловаться».

Например, у патрульной службы — 4 машины (одна из них — новенький джип «Патриот»); отдельными служебными автомобилями обеспечены следственный отдел, уголовный розыск, служба участковых инспекторов и другие подразделения. Недавно Измаильский горотдел милиции получил новый «автозак» — специальную машину для перевозки задержанных и арестантов. Кроме того, «транспортная поддержка» работы ГО ГУМВД осуществляется путем взаимодействия с Госавтоинспекцией, экипажи которой по принципу единой дислокации привлекаются для дежурства, охраны общественного порядка, задержания правонарушителей и т. д.

Таким образом, транспорт ГАИ также задействован для оперативных целей горотдела. Д. Иванов упомянул и о том, что некоторые сельские советы Измаильского района рассматривают возможность приобретения мопедов для местных участковых. В селе Озерное данный вопрос уже решен, на очереди — село Броска.

— Жаловаться — не в моих принципах, — сказал Д. Иванов в завершение беседы. — Я 40 лет служу в милиции, и давно понял, что надо не жаловаться, а работать.

Словно бедные родственники…

— Материально-техническое обеспечение милиции — вопрос, на который не ответить нельзя, а ответить нечего, — удрученно говорит заместитель начальника Ренийского РО ГУМВД по кадрам Виталий Погорельцев. — Наш райотдел по сравнению с тем же Измаилом выглядит как бедный родственник. О чем можно говорить, если мы даже свое админздание отремонтировать не можем — нет средств.

Стыдно сказать — крыша течет, вся материальная база устарела, а на ремонт или модернизацию, опять же, нет денег. На данный момент у нас числится 8 единиц автотранспорта, из которых исправно «бегают» лишь две машины. Еще на двух можно кое-как ездить. Остальная техника — рухлядь. Дежурная машина — УАЗ 1995 года выпуска, «автозак» — и вовсе «динозавр», ему лет 30 уже. Последний новый автомобиль, если мне не изменяет память, мы получили в 2007 году. О нехватке техники не раз писали письма в областное ГУМВД, но помощи не дождались.

Не менее острая проблема — оргтехника. Года четыре назад новую оргтехнику получили миграционная служба (паспортный стол) и сектор информационных технологий. С тех пор — ничего. Некоторые сотрудники приходят на работу с собственными ноутбуками, приносят из дому принтеры — работать ведь как-то надо. Даже форма, которую, казалось бы, государство обязано выдавать в первую очередь, выделяется нерегулярно и в недостаточном количестве. К тому же, форма должна обновляться, но и эта норма соблюдается далеко не всегда. Сегодня формой обеспечено не более 70 процентов сотрудников райотдела.

«О размере нашей зарплаты, — продолжает Виталий, — вообще говорить не хочется — это и грустно, и смешно. Например, сержант милиции получает (без премии) 1350 гривень в месяц… Зато с удивительной регулярностью происходит смена руководства МВД на всех уровнях. В Ренийском райотделе, к примеру, за 5 лет сменилось 5 начальников. И всякий раз милицейских руководителей увольняют с одной формулировкой: за недостаточную работу. А наша власть когда-нибудь интересуется, как нам работается в таких условиях?».

Андрей Потылико, Час пик

Читайте также: