Сгнить в тюрьме. Громкие смерти в российских СИЗО могут изменить ситуацию… к лучшему

16 ноября 2009 года в следственном изоляторе от сердечнососудистой недостаточности умер юрист Сергей Магнитский. 30 апреля 2010 года в палате интенсивной терапии хирургического отделения больницы СИЗО-1 «Матросская тишина» скончалась Вера Трифонова. В обоих случаях о тяжёлом состоянии здоровья было известно, неоднократно подавались заявления об изменении меры наказания. Самое шокирующее в этой истории то, что умирающий человек собственноручно фиксировал все этапы этого ужасного процесса… 

… — в юридически оформленных жалобах и требованиях к тюремному начальству и следствию. Ни одно из них не было удовлетворено вовремя и в нужном объёме.

В 2009 году, по данным ФСИН, в следственных изоляторах умерли около 400 человек. На начало декабря прошлого года было известно о 386 смертях. Но только смерть Сергея Магнитского и Веры Трифоновой заставили высшее руководство обратить внимание на проблему.

Тема содержания тяжелобольных людей в СИЗО — одна из самых обсуждаемых в последнее время. 16 ноября 2009 года в следственном изоляторе от сердечнососудистой недостаточности умер юрист Сергей Магнитский. 30 апреля 2010 года в палате интенсивной терапии хирургического отделения больницы СИЗО-1 «Матросская тишина» скончалась Вера Трифонова. В обоих случаях о тяжёлом состоянии здоровья было известно, неоднократно подавались заявления об изменении меры наказания.

Самое шокирующее в этой истории то, что умирающий человек собственноручно фиксировал все этапы этого ужасного процесса — в юридически оформленных жалобах и требованиях к тюремному начальству и следствию. Ни одно из них не было удовлетворено вовремя и в нужном объёме. Сергей Магнитский скончался в страшных мучениях…

Минюсту требуются врачи

Сергей Магнитский на момент ареста был здоровым и крепким 36-летним человеком. 24 ноября 2008 года он был арестован по обвинению в том, что помог главе фонда Hermitage Уильяму Браудеру уклониться от уплаты налогов. 14 июля 2009 года после ультразвукового исследования ему поставили диагноз «калькулезный холецистит» (камни в желчном пузыре).

2 сентября 2009 года следователь следственного комитета МВД Сильченко отказал в просьбе адвокатов о предоставлении медицинской помощи Сергею Магнитскому, несмотря на предписание врачей СИЗО. 16 ноября 2009 года Магнитский скончался. Сначала причиной смерти был назван панкреонекроз, спустя некоторое время была названа другая причина смерти — сердечнососудистая недостаточность. За 11 месяцев заключения Магнитского допрашивали всего 5 раз, никаких следственных действий не проводилось.

О том, что у 52-летней Веры Трифоновой, обвиняемой в совершении экономического преступления (покушение на мошенничество), тяжёлая форма сахарного диабета, диабетическая нефропатия и хроническая почечная недостаточность было известно и до ареста. Но следователь Сергей Пысин подал ходатайство об её аресте. Судья Ольга Макарова удовлетворила ходатайство. В СИЗО состояние здоровья Трифоновой резко ухудшилось — она почти ослепла, потеряла одну почку, ей нужно было делать гемодиализ трижды в неделю.

С марта Трифонова передвигалась только в инвалидной коляске, но в середине апреля начальник «Матросской тишины» Фикрет Тагиев подписал заключение тюремных врачей о том, что Трифоновой стало лучше и она может принимать участие в следственных действиях. Арест продлили, и её перевели в Можайскую колонию. Но спустя несколько дней снова вернули в Москву. 25 апреля 2010 года в 20 горбольнице Трифоновой сделали гемодиализ, а через пять дней она умерла.

После каждой из смертей президент РФ Дмитрий Медведев давал поручение расследовать все обстоятельства и наказать виновных. Ещё в начале апреля, когда Трифонова была жива, Медведев подписал указ, согласно которому применять арест для подозреваемых в экономических преступлениях можно лишь в исключительных случаях, в остальных же достаточно залога.

Против следователей и судей, причастных к делам Магнитского и Трифоновой, заведены уголовные дела.

4 мая 2010 года глава СКП РФ Александр Бастрыкин подписал указание «Об усилении ведомственного контроля при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу». Согласно документу, «руководителям следственных органов СКП предлагается принимать решение о даче согласия на заключение под стражу лишь при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения».

А также рекомендовано «незамедлительно принимать необходимые меры реагирования при получении информации, в том числе из следственных изоляторов, об ухудшении состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого, делающего невозможным его дальнейшее содержание под стражей», хотя это и так содержится в УПК. Кроме того, Бастрыкин поручил проверить, как прокуратура реагирует на жалобы заключённых.

Спецбольница

Больница СИЗО, куда направляются все тяжелобольные арестанты из семи следственных изоляторов Москвы, рассчитана на 706 человек. В больнице 6 отделений: два туберкулёзных, хирургическое, инфекционное, терапевтическое и дерматовенерологическое. По официальным данным, сегодня в больнице содержаться 260 человек, из них 160 в туберкулёзных отделениях. С начала этого года из СИЗО «Матросская тишина» в городские больницы направлены 47 человек, в том числе семь женщин в связи с родами и 12 пациентов — в тяжёлом состоянии.

Мы предлагаем освободить впервые осуждённых граждан к лишению свободы до трёх лет, это основной контингент, который не встал ещё на преступный путь. Молодые люди должны получить образование, создать семьи; другие лица способны принести пользу стране, а не просиживать штаны в тюрьмах и зонах.

Амнистия — это не только гуманность

11 мая «Русский Newsweek» сообщил, что после смерти Трифоновой в Минюсте составили список тяжелобольных заключённых СИЗО. В тот же день Lenta.ru написала, что Федеральная служба исполнения наказаний России опровергла существование списка тяжелобольных и пожилых подследственных.

Но даже если не существует этого «списка Шиндлера», его следовало бы создать. Как утверждает правозащитник Валерий Борщёв, ещё в 2009 году в администрацию президента несколько раз подавали список заболеваний, людей с которыми нельзя держать за решёткой, а нужно предоставить возможность получить квалифицированную медицинскую помощь. Однако эти сообщения остались без внимания. Возможно, события последних месяцев сдвинут данный вопрос с места.

Тем временем Общественная палата РФ начала свою проверку СИЗО. Представители комиссии ОП по контролю деятельности правоохранительных органов в сопровождении работников больницы и сотрудников ФСИН посетили тюремную больницу «Матроской тишины». Заходя наугад в камеры, они беседовали с людьми, выясняли их диагнозы и расспрашивали об оказанной медицинской помощи.

Людей с тяжелейшими диагнозами оказалось много. Хотя в демократическом государстве много — это даже один человек. А больных на данный момент больше, чем один.

У 60-летней Елены Латышевой, соседки Трифоновой, также обвинённой в мошенничестве, туберкулёз позвоночника и разрушение костной ткани. Передвигаться она может только в инвалидной коляске. Из-за своего тяжёлого состояния за 7,5 месяцев тюремного заключения Латышева ни разу не была в суде, а с декабря прошлого года её ни разу не допрашивали. Однако ей регулярно продлевают арест, в последний раз в конце апреля.

62-летний гражданин Латвии Григорийс Спекторс был задержан в Амстердаме и выслан в Москву по подозрению в мошенничестве. После инсульта, случившегося в тюрьме, он потерял зрение левого глаза, кроме того из-за диабета возникла угроза гангрены ноги. В ходатайстве об освобождении для прохождения лечения врачи написали, что Спекторсу осталось жить 1,5—2 месяца. Судья Останкинского райсуда Сергей Костюченко согласился с выводами врачей и оставил больного за решёткой. «Заключения специалистов считаю логичными, потому что по природе своей человек смертен», — написано в постановлении судьи.

20-летний Артём Моркович, обвиняемый в краже куртки, болен трофической язвой.

47-летний предприниматель Андрей Бурлаков, обвиняемый в мошенничестве, ещё до ареста перенёс 9 операций сердца. В тюрьме его состояние только ухудшилось.

Ранее СМИ сообщали о стоянии здоровья двух известных заключённых — совладелицы ювелирного холдинга «Алтын» Антонины Бабосюк и владельца ночного клуба «Хромая лошадь» Анатолия Зака. У Бабасюк больное сердце, а Заку ещё несколько лет назад израильские врачи поставили страшный диагноз «внезапная остановка дыхания».

Также сообщалось, что прокуратура Москвы по поручению Генпрокуратуры начала проверку в связи с видеообращением Евгения Чичваркина к президенту. В сообщении говорится о тяжёлом состоянии здоровья бывшего вице-президента компании «Евросеть» Бориса Левина.

«Борис Левин болен гепатитом, он может быть убит в тюрьме, как был убит юрист Магнитский и многие другие. Бандой был инициирован обыск в камере, где была обнаружена не принадлежащая ему SIM-карта, вследствие чего он был помещён в карцер, где резко обострилось заболевание позвоночника. После чего он месяц пробыл в тюремной больнице, где врачи и обнаружили полученный в тюрьме гепатит, о чём сообщили только через два месяца. Я прошу вас предотвратить это преступление», — сказал Евгений Чичваркин в своём обращении.

Юлия Бурмистрова, Частный корреспондент 

Читайте также: