Стабильный кошмар: «Когда мы открыли дверь квартиры, они решили, что их пришли расстреливать»

Если к ситуации в Киргизии и применим эпитет «стабильная», то только в словосочетании «стабильный кошмар». Независимо от того, что послужило причиной конфликта, этническая напряженность между киргизами и узбеками на юге республики перешла в состояние войны.  

Специальный корреспондент Новой газеты,  Аркадий Бабченко участвовал в спасении узбекских семей в Киргизии:

Узбеки в своих селах забаррикадировались и ждут нового нападения киргизов, а в городах, где население перемешано, но киргизы составляют большинство, война идет за гуманитарную помощь — еду и медикаменты, которых катастрофически не хватает. Сама собой эта проблема рассосаться не может.

В четверг президент Узбекситана Ислам Каримов по телефону провел переговоры с Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном. Договорились сократить количество звеньев доставки гуманитарной помощи. ООН поддерживает идею проведения 27 июня референдума по принятию новой Конституции. Жители республики по-прежнему уверены, что накануне референдума противостояние вспыхнет с новой силой.

 

В среду, приехав в Ош, я понял, что ситуация здесь совсем не такая, какой она казалась из Бишкека и тем более из Москвы. Тут идет межнациональная резня.

Власти в городе нет. Никакой. Это некая территория, наводненная вооруженными людьми. Есть милиция и военные, но они — не власть. Неважно, милиционер ты или врач, главное — киргиз или узбек.

Отунбаева, Бакиев — люди из другого мира, до которых тут никому дела нет.

Погромов в среду не было, но город вымер. Узбеки забаррикадировались в своих махалях и не выходят на улицу.

Но гуманитарной катастрофы я не вижу. Вода и еда в городе есть, работают даже какие-то ларьки. Цены заоблачные. В четверг на улицах появились дворники.

Гуманитарки в город завозят много, но в узбекские махали поступает очень небольшая ее часть. Конвой Красного Полумесяца поехал развозить помощь по узбекским селам вокруг города.

Большая проблема в том, что в городе осталось много узбеков, которые жили не в своих махалях, а в хрущевках или в киргизских кварталах. Они оказались запертыми одни, без поддержки общин. Те, у кого не было запасов еды, голодают. Счет таких людей идет на сотни.

Мы, журналисты, в среду участвовали в спецоперации: вывезли в узбекскую махалю семью из киргизского квартала на машине спецназа, которую дал начальник УВД города Ош Омурбек Суваналиев. Когда мы открыли дверь квартиры, они решили, что их пришли расстреливать. Узбеки не верят в то, что киргизский спецназ может им помочь.

По состоянию на четверг, как нам сказал Суваналиев, погибли семь милиционеров. Он рассказал, что в том числе погибли два милиционера, которые должны были нас встретить. Полковнику отрезали голову, а водителя просто порубили на куски и сложили в машину. Сам я их трупов не видел.

В махалях остались только мужчины, всех женщин и детей отправили на границу с Узбекистаном. Махали как осажденные крепости, киргизы к ним и близко не подходят. Узбеки в большинстве своем говорят, что будут сидеть там и давать отпор киргизам, если они попробуют войти. Но в каждой махале обязательно найдется пара человек, которые говорят, что теперь смысл их жизни состоит в том, чтобы убивать всех киргизов, которых они смогут убить.

Центр города поврежден мало, а вот в махалях снесены целые улицы. Мы зашли на кладбище. Я насчитал 25 свежих могил, притом что во многих из них захоронено по несколько покойников.

То есть счет убитых идет скорее всего на сотни, раненых — на тысячи.

Мы были в махале, где некоторое время назад шел настоящий бой. Первая волна нападавших — люди в военной форме и с оружием — была на БТРах, за ними шли погромщики.

Помимо этого, мы нашли след от очереди из БМП, то есть в штурме махали помимо БТР участвовала и другая техника.

Все махали исписаны: SOS. Та же надпись огромными буквами сделана на футбольном поле, наверное, чтобы было видно с самолета.

Практически все киргизы, с которыми я общался, утверждают, что накануне резни прошла SMS-рассылка примерно такого смысла: «Узбекситан узбекам не поможет, их можно валить».

В среду появились какие-то странные люди: киргизы, одетые в полувоенную, полугражданскую одежду, вооруженные. Они вели себя так, будто им дали властные полномочия. Выставили блокпосты на подъездных дорогах, проводили досмотр автотранспорта. Нас тоже досмотрели, вели себя очень агрессивно и отпустили, только поняв, что мы журналисты.

На наших глазах задержали узбека, положили лицом на капот, начали обыскивать, нашли в кармане деньги (тысяч пять в пересчете на рубли) и пачку монтажных патронов. Окликнули меня, попытались объяснить: журналист, поймали, мол, снайпера. (Кстати, все говорят о снайперах-наемниках, в основном таджиках, но милиция это не подтверждает.)

Этого человека увезли в неизвестном направлении, а через час после нашего отъезда выяснилось, что эти киргизские парни напали на узбекский блокпост, кого-то тоже взяли, увезли. Кроме того, они проводят зачистки узбекских сел, забирают тех, у кого нет паспорта. Не знаю, что с ними происходит, пока ни один не вернулся.

В четверг в городе стало заметно больше военных, милиции, на улице появились киргизы в гражданке, вооруженные автоматами. У меня четкое ощущение, что пауза после погромов прошла и обстановка снова начинает накаляться. Кажется, через два-три дня все вспыхнет по новой.

И в Оше, и в Бишкеке ходят слухи: все называют разные даты вероятного начала следующей волны погромов. Все уверены только в одном — она будет.

Русские спокойно ходят по улицам, но посольство вовсю проводит эвакуацию наших граждан. Один борт, Ил-76, улетел из Бишкека в среду, второй готовился к отправке.

Поток беженцев из аэропорта Оша существенно уменьшился, по словам коменданта, в четверг уже спокойно можно было улететь.

На границе с Узбекистаном людей уже не очень много. Визуально — 1000—1500 человек. Гуманитарка до них не доходит. Это огромная проблема, которую никто не решает.

Граница в среду была закрыта, пограничники не давали делать фотосъемку.

В республику однозначно надо вводить миротворческие силы. Не знаю, должна ли это делать Россия, но без помощи извне Киргизия из этого хаоса не выкарабкается.

Аркадий Бабченко, спец. корр. «Новой», Бишкек — Ош

*****

Свидетельства очевидцев

Насыр, житель района Черемушки города Ош:

— 10 июня над городом летали вертолеты — я насчитал штук двенадцать. А на следующий день примерно в десять утра начался настоящий ужас. Военные, вместо того чтобы наводить порядок, присоединились к погромщикам. Получилось так, что впереди ехали БТРы, с которых стреляли, а дальше шли неуправляемые толпы. Узбекские дома грабили и жгли. Узбеки защищались. Тех, кто убегал, догоняли и убивали, рубили топорами. В районе Фуркат сожгли даже детей в колясках. Трупы скидывали в одну кучу и тоже сжигали.

Наша махаля — Гайпар-Акива — подверглась атаке одной из первых. Мы смогли дать отпор, но у нас были убитые, около 40 человек, в том числе женщины и дети, сожжено несколько домов.

Нашим раненым не нашлось места в больницах, они лежат в санатории. Убитых мы похоронили сами.

Убитых и раненых узбеков вообще не показывают по телевизору, только киргизов.

Сейчас стало немного спокойнее. Гуманитарную помощь узбекам дают, но очень мало. В четверг на 38 семей — по пять-шесть человек в каждой — мы получили всего два мешка муки и шесть коробок макарон.

Всю семью я отправил на границу с Узбекистаном, а сам остался защищать свой дом, свою махалю. Ситуация на границе нормальная. Вода есть, добрые люди помогают продуктами.

Мы живем в страхе, и днем и ночью ждем нового нападения, выставляем патрули.

К киргизским властям нет никакого доверия. Сейчас объявили мобилизацию, но мы боимся, что эти же мобилизованные пойдут нас убивать.

Маруф, владелец магазина на центральном базаре Оша:

— Мы осталась один на один со своей бедой. Никто нам не помогает — ни Россия, ни ООН, ни киргизская армия.

Против мирного населения ведут войну наемники из Таджикистана и с Кавказа. Это не слухи, а факты — несколько снайперов-наемников были убиты.

Люди сидят в своих домах, выходят на улицу только за гуманитарной помощью, потому что боятся снайперов. Многие убежали из города, их пустующие дома занимают киргизы из горных кишлаков. Иногда они даже выгоняют хозяев, угрожая убийством.

Гуманитарной помощи на всех не хватает. Киргизы все забирают себе и сами распределяют, до узбекских сел ничего не доходит. Это происходит из-за провокаторов, которые кричат: «Не давайте ничего узбекам!». Хлеб и муку еще могут дать, но медикаменты — нет. А они очень нужны, среди узбеков много раненых.

В Оше ничего не работает, кроме больниц.

В четверг разворовали центральный базар, украли все продукты, товары. Мой магазин тоже разграбили.

Русских пока никто не трогает. Провокаторы стараются посеять вражду именно между киргизами и узбеками.

Гафур, учитель школы на территории Узбекистана, в которой расположен лагерь беженцев:

— Карасуйский район Киргизии находится через речку Шанхансай, а по другую сторону — город Карасу, и это уже Узбекистан. Здесь расположены переправочные пункты — всего их три-четыре, через них переходят границу киргизские беженцы. Здесь организованы палаточные городки, где принимают беженцев. Руководством областного, городского и районного хакимиятов (так в Узбекистане называют органы власти. — Ю.П.) организована работа с беженцами. Их снабжают водой, едой. Беженцы — по большей части узбеки, но есть и русские, и люди других национальностей. Границу переходят в основном женщины с младенцами, дети, старики. Мужчины остаются защищать и охранять свои дома. Родственников отправляют в целях предосторожности.

В каждом лагере организована санитарная служба. Границу переходят люди в разном состоянии, в наш лагерь поступали обессиленные, беременные женщины, дети и старики, нуждающиеся в медицинской помощи. Их всех немедленно госпитализируют. Сегодня в роддоме города Карасу у беженки родился мальчик. Роды прошли хорошо, врачи заботятся о матери и ребенке.

Беженцам оказывается помимо медицинской еще и психологическая помощь. Но никто не осуждает киргизов, в каждой нации есть и хорошие, и плохие люди. Нужно провести независимую экспертизу, для того чтобы понять, что произошло. Основная цель была — спровоцировать людей на межнациональную рознь.

Лагерь беженцев — это и палаточные городки, и школы, и предприятия, готовые на своей территории принять людей. Горожане и люди со всего района едут помогать беженцам, несут еду, одежду, обувь, словом, все необходимое. Многих родственники забрали к себе.

Лидия, преподаватель Ошского государственного университета:

— Я живу в многонациональном районе Оша Геологогородок. Здесь все было относительно спокойно. Мы только видели столбы дыма из сгоревших районов.

Но сейчас обстановка крайне напряженная, пугающая из-за розни между узбеками и киргизами. Такое впечатление, что все может вспыхнуть с новой силой от одной спички.

В городе можно увидеть только киргизов и русских. Российское консульство ведет эвакуацию всех желающих граждан РФ. Иностранных студентов университета организованно вывезли силами тех стран, откуда они приехали. Студенты из других районов Киргизии, из горных аулов тоже разъехались по домам. Вообще киргизы опасаются мести узбеков, и многие увезли свои семьи подальше от Оша.

Гуманитарная помощь поступает, ее привозят и распределяют инициативные группы, все общаются по мобильной связи.

В городе есть комендант, который рассылает SMS-информацию, введен комендантский час.

Все очень надеялись на российских миротворцев, но они так и не пришли.

Комментарий

«В помощи остро нуждаются 900 тысяч человек»

Наима Адырбекова, пресс-секретарь Национального общества Красного Полумесяца Киргизии:

— Мы не только организуем доставку гуманитарной помощи, но и проводим оперативные исследования, выделяем наиболее острые проблемы, ищем пути их решения. 11 июня наше представительство на юге республики раздало пострадавшим медикаменты, теплые одеяла, продукты питания. 14 июня из Бишкека вылетела наша бригада. По ее оценкам, пострадавшие, в том числе те, кто находится в медучреждениях, крайне нуждаются в медикаментах и питьевой воде. Сейчас в гуманитарной помощи преобладают продукты питания, что, конечно, важно, но там очень нужны дезинфицирующие средства. По нашим оценкам, на юге Киргизии остро нуждаются в помощи около 900 тысяч человек. Мы готовим план действий.

15 июня из Турции нам передал 13 тонн гуманитарного груза Международный Красный Полумесяц, мы уже транспортировали ее на юг. Раздача производится из рук в руки, мы едем в отдаленные места, куда тяжело попасть. Подъезды часто забаррикадированы, приходится убеждать людей, что у нас нет оружия, что мы везем помощь. На приграничные территории нас, однако, не пускают.

Мы работаем в партнерстве с Международным комитетом Красного Креста, они предоставили хирурга, который объезжает больницы и оказывает помощь раненым. Разумеется, вне зависимости от национальности. Больницы переполнены, раненые размещены везде — в детских отделениях, в родильных. Роддома работают в обычном режиме, кроме тех, где нет электричества, — там приходится использовать фонари.

Подготовила Юлия (Мартовалиева) Полухина

НОВАЯ ГАЗЕТА

Читайте также: