Главное, чтобы мундирчик сидел… Зачем взяткократии нужна бюрократия?

Прикрываясь противодействием взяточничеству, парламентский комитет по борьбе с коррупцией решил создать еще одну структуру для пожирания народных денег, куда можно было бы пристроить своих друзей и родственников. 

Главное, чтобы мундирчик сидел

Если в 2008 году по уровню коррупции Украина занимала 134-е место в мире, то в 2009-м — 146-е. Этим «достижениям» мы обязаны четырем ведомствам — милицейскому УБЭП (управлению по борьбе с экономическими преступлениями), спецподразделению «К» СБУ, налоговой милиции и Военной службе правопорядка, входящей в состав Вооруженных сил. Сегодня этот «квартет» пытаются превратить в «квинтет», то есть «присоседить» к ним еще одну антикоррупционную структуру.

Об этом свидетельствуют два альтернативных законопроекта: №5031 — о Национальном бюро антикоррупционных расследований Украины (НацБАР) и №5437 — о Национальном антикоррупционном комитете. Первый из них написан семью депутатами (в том числе тремя генералами — Николаем Джигой, Геннадием Москалем и Григорием Омельченко), второй — известным «фронтовиком» Арсением Яценюком. По мнению «семерки», директор 1300-главого Нацбюро назначается правительством. А по версии Арсения Петровича, кандидатуру директора

1500-главого НАКа утверждает президент. Пожалуй, сходство у этих проектов (или прожектов?) только в одном: оба документа, согласно выводам Главного научно-экспертного управления (ГНЭУ) Верховной Рады, следует вернуть их авторам. А попросту говоря, отправить в утиль.

Обращает на себя внимание удивительный парадокс: с одной стороны, авторами сих документов являются депутаты Верховной Рады, с другой — они хотят, чтобы их будущее детище (внимание!) было независимым от этой самой ВР. Спрашивается, о каком парламентском контроле вообще может идти речь, если право голоса при решении кадрового вопроса предоставляется только профильному комитету, а не всему парламенту?

Еще одно «но»: насколько сможет новый антикоррупционный орган бороться с коррупцией в правительстве или президентской администрации, если его пытаются загнать «под каблук» либо премьера, либо президента? Можно, конечно, предположить, что самые главные лица действущей власти должны быть вне подозрений. Как жена Цезаря, к примеру. Но в таком случае стоит ли вообще городить огород антикоррупционщиков?

Если посмотреть на политическую расцветку авторов проекта №5031, то увидим, что среди них представителем партии власти является только один — регионал Джига (остальные шесть — из других фракций). А когда знакомишься с текстом — не верь глазам своим: такое впечатление, будто бы вся «семерка» уже настолько полюбила Кабмин Азарова, что решила ему подарить суперовый спецорган. Допустим, что господа-депутаты (из которых как минимум пятеро считают себя оппозиционерами) вдруг решили поработать на благо исполнительной власти: чем, как говорится, черт не шутит, пока премьер спит.

Однако при этом следует учесть весьма важный момент: главная задача законов — регулирование определенных сфер общественных отношений, а не создание тех или иных органов исполнительной власти. Если правительству нужно создать свой орган, оно может сделать это путем принятия постановления.

Зачем же в таком случае играть в антикоррупционный закон? Напомним, что еще в марте-1999 Конституционный суд четко разъяснил: законами регулируются вопросы, «решение которых, согласно Конституции Украины, не относится к полномочиям других органов государственной власти». Как же тогда быть с законопроектом №5031, который вопреки решению КС пытается отнести Нацбюро к полномочиям Кабмина?

Не менее удивительным выглядит и проект №5437. Г-н Яценюк, который имеет представление о военной службе только по парадам и телевидению, почему-то решил нацепить погоны на сотрудников НАК. Причем сделал это очень хитро: по его замыслу, численность Нацкомитета формируется за счет спецподразделений СБУ по борьбе с коррупцией и Главного управления МВД по борьбе с организованной преступностью.

А потом уже новому антикоррупционному органу предлагается роль «военного формирования со специальным статусом» (статьи 1 и 2 проекта). Однако такое ноу-хау, во-первых, противоречит Закону «Об обороне Украины»: одной из основ военного формирования является ведение боевых действий (в случае вооруженной агрессии). Ну и как в этом случае должны действовать сотрудники НАК — «седлать» танки и корабли? Во-вторых (и это главное), 17-я статья Конституции запрещает использовать военнослужащих для ограничения прав и свобод граждан.

Разве может правоохранительный орган выполнять «военные» задачи? А вдруг у Арсения Петровича логика иная: если министру внутренних дел подчинены внутренние войска, так почему президент (как Верховный главком) не может командовать внутренней армией? Ну и что, что проект «фронтовика» не вписывается в нормы Конституции? Главное, чтобы мундирчик сидел. На каждом сотруднике НАК… И еще надо Валерия Хорошковского спросить, готов ли он поделиться  полномочиями?

Инстинкт самосохранения

О том, как доблестные «слуги народа» борются со взяточничеством, сам народ убедился еще год назад. Еще летом-2009 Верховная Рада приняла три базовых закона: 1) «Об основах предотвращения и противодействия коррупции», 2) «Об ответственности юридических лиц за совершение коррупционных правонарушений», 3) «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности за коррупционные правонарушения».

Но! Эта «тройка» все еще бездействует: ее вступление в силу сначала перенесли на 2010 год, а потом — на 2011-й. Есть подозрения, что антикоррупционные законы «законсервируют» надолго и всерьез. Причина банальна: по устоявшейся традиции депкорпус пренебрег выводами экспертов ГНЭУ, которые впоследствии были вынуждены констатировать неприятный факт: «Подавляющее большинство высказанных в этих законопроектах замечаний, к сожалению, не были учтены при дальнейшей работе над ними и при их окончательном принятии. Поэтому все три вышеуказанных закона имеют проблемный характер, и немедленная реализация их положений может повлечь за собой негативные последствия».

Такой же позиции придерживается и Верховный суд Украины: еще в конце прошлого года на пленуме ВСУ приняли решение обратиться в Конституционный суд с представлением по целому ряду положений антикоррупционных законов. Выходит, «слуги народа» не ведали, что творили? Или, быть может, причина кроется в другом?

Как известно, антикоррупционный пакет обязывает декларировать все доходы и расходы госслужащих, а также их ближайших родственников. И даже подарки. В этом случае пришлось бы внимательно следить за тем, чтобы легальные прибыли строго соответствовали легальным расходам, а любая неточность при заполнении декларации грозила бы не только административным наказанием (к примеру, лишением должности), но и уголовной ответственностью.

Кроме того, упомянутые законы запрещают госструктурам использовать всевозможные внебюджетные фонды, через которые прокачиваются немалые деньги для больших чинов. Отсюда вывод: у народных избранников (и тех, чьи интересы они лоббируют) сработал инстинкт самосохранения. В общем, интересная получается картина: провозгласив антикоррупционный курс, депутаты тут же похоронили все три антикоррупционных закона и… начали активно трудиться (аки пчелы) над созданием еще одной никому не нужной бюрократической структуры.

Такая борьба со взяточничеством напоминает эпоху бывшего директора несостоявшегося НБР Василия Дурдинца — генерал он был крутой, да только армия у него оказалась хилая. Благодаря своим связям Василий Васильевич сумел «отвоевать» территорию у целого военного института на Печерске, оттеснив его аж на Троещину. А потом раздул штат Нацбюро до десяти тысяч человек, чем сильно напугал других силовиков — в первую очередь МВД и СБУ. Но, видать, бюрократическим планам Василия Васильевича не суждено было сбыться: во время рассмотрения проекта о НБР депутаты очень торопились на футбол, и… в решающий момент для его принятия не хватило голосов. Тогда правоохранительные органы вздохнули с большим облегчением. А сегодня?

В случае появления НацБАР или НАК и без того нищенские бюджеты МВД и СБУ могут перераспределить в пользу нового ведомства. Не исключено, что после создания еще одного антикоррупционного органа начнется перетягивание каната между силовиками, которые будут перехватывать друг у друга информацию, использовать чужие банки данных и доказывать свою «нужность» в момент раздачи госбюджетных средств. В итоге коррупция как процветала, так и будет процветать. Не в этом ли задумка коррупционно-озабоченных нардепов?

Валентин Ковальский, СН

Читайте также: