Крокодил в контрабасе и другие экзотические уловы таможенников

Дарвиновский музей недавно обогатился чучелом нильского крокодила — получил его в подарок от шереметьевской таможни.  Как оказалось, служащих аэропорта такими грузами давно не удивишь: им уже приходилось иметь дело со спящими лемурами, радиоактивными компасами и олимпийскими мишками с героиновой начинкой… 

За другими примерами далеко ходить не надо — тот же нильский крокодил, 3,5-метровый красавец с оскаленной пастью, в своем путешествии оказался не одинок. Компанию ему составляли предметы не менее экзотические — чучела голов зебры и антилопы, страусиное яйцо в оправе из клыка бородавочника и шкуры других диких животных. Посылка из 13 природных раритетов летела на грузовом самолете к какому-то богатому московскому коллекционеру. Но «чертова дюжина» оказалась несчастливой: половина зверюшек не имела при себе надлежащих документов.

Причем события происходили еще в 1996 году. Пока владелец со скрипом мирился с российским законодательством, чудо-груз годами простаивал на таможенном складе. По мере того как Росимущество признавало предметы бесхозными, они по решению самих таможенников перекочевывали в Дарвиновский музей в качестве подарков. Финальным аккордом стал тот самый Крокоша, как прозвали его счастливые сотрудники музея. Таможенники-меценаты получили право на эксклюзивные экскурсии в гости к бывшему подопечному и премии в 5000 рублей на человека от собственного начальства.

Если чучела на складе хранить несложно, с живыми зверями дело иметь куда труднее. А приходится — особо изобретательные контрабандисты пытались провозить в багаже птиц, лемуров и даже маленьких тигрят. Естественно, к моменту приземления в «Шереметьево» живыми их можно было назвать с большой натяжкой. На такие случаи у таможни есть связи с биофаком МГУ и Московским зоопарком — благодаря им конфискованная фауна уже через несколько часов может обрести новый дом и восстановить подорванное здоровье.

— Какое-то время был большой спрос на ловчих птиц — соколов и ястребов, — рассказала «Неделе» Светлана Иванова, заместитель начальника склада таможни. — Их перевозили со связанными клювами и крыльями, накачав снотворным, с темными чехлами на головах. Конечно, невозможно было на них без слез смотреть.

Еще одна категория необычных грузов — предметы, имеющие художественную или историческую ценность. Когда-то таможня славилась своей роскошной коллекцией старинных самоваров. В специальном музее таможни — Зале истории — хранится редкой красоты посуда и дверные замки ручной работы в виде фигурок животных.

А на складе можно обнаружить множество икон, чуть было не вывезенных из страны. Большинство хранится здесь с 1990-х — почему-то за рубежом тогда было крайне модно украшать дом русскими предметами религиозного культа. А возможно, дело было в том, что сам вывоз икон стал для иностранцев источником адреналина.

— Какой-то итальянец выбрал совсем странный способ: вынул икону из оклада и заткнул за ремень на спине, а сам оклад положил в сумку, — рассказывает пресс-секретарь таможни Ксения Гребенкина. — Наши ребята смотрят в сумку, видят, оклад есть, иконы нет. Парня обыскали и, естественно, нашли. Но отпустили с миром, оформив все необходимые документы. На выходе он как закричит: «Ура! Амнистия!» Видимо, ожидал чуть ли не смертной казни.

Бывают у таможенников и находки, никакой классификации не поддающиеся. Как правило, такие вещи пытаются провезти не коварные злоумышленники, а простые люди с необычными интересами. Так, одного коллекционера компасов задержали с опасным экспонатом: его радиационный фон превышал все разумные пределы. Хозяин, бывалый моряк, оказался в шоке — столько раз возил свою коллекцию, и ничего не случалось.

Сомнительный сюрприз таможня получила от посла одной из африканских республик, решившего поделиться с Россией шедеврами национальной кухни.

— Он вез с собой опарышей каких-то, червей — у них в стране это большой деликатес, — ужасается Светлана Иванова. — А поскольку им требовалась еда, он провозил их в большой гниющей рыбе. Все были в ужасе, но поделать ничего не смогли — дипломат.

Оригинальные «контрабасы» — так сами таможенники называют нелегальные грузы — составляют только половину тем для здешних баек. Вторая половина — разнообразные средства маскировки этих самых грузов. Как только не изощрялись контрабандисты в советское время: провозили драгоценности в бутылках из-под лимонада, залив сверху водой, прятали их в консервных банках, орехах, игрушках. Народные умельцы шили специальные жилеты с кармашками для валюты — чтобы не прощупывалась при обыске.

У финских контрабандистов огромной популярностью пользовались пояса с молниями и потайными отсеками. Все эти забавные «футляры для контрабанды» стоят на витринах Зала истории, а в фотоальбомах можно найти черно-белые снимки растерянных людей, обмотанных, как герой «Золотого теленка», драгоценностями и цепочками. Остается только дивиться шерлокхолмсовской интуиции таможенников — до 1980-х годов в аэропорту не было ни рентгенов, ни кинологов с собаками. Хотя и неизвестно, сколько тайных грузов осталось незамеченными.

В последнее время контрабандисты заметно поскучнели — полагаются больше на двойное дно в чемоданах и заклинание «авось проскочу». Хотя легких путей ищут не все — недавно один мужчина с, мягко говоря, обильным волосяным покровом решил провезти золотые монеты, приклеив их скотчем к собственному телу. Но прошмыгнуть не удалось. Злоумышленник серьезно поплатился: пока сотрудники отдирали «груз», вопли звучали на все «Шереметьево».

Сегодня на таможенном складе занятных экспонатов не много. Но это, скорее, повод для радости — большинство удачных находок прошлых лет сотрудники таможни успели пристроить. Задача не из легких — на то, чтобы признать контрафактное имущество бесхозным и передать в музей, порой уходят годы

Автор: Дарья Варламова, Неделя

Читайте также: