Криминальное чтиво, в Nature

Проблема честности в науке сейчас встаёт особенно остро, и бороться с ней собираются самыми серьёзными способами, включая, кажется, и полицию. В сентябре в журнале Nature, мировом лидере научной периодики, вышла статья о выявлении факта сознательного вредительства в небольшой американской научной лаборатории.

Криминальное чтиво, в Nature

 То, что в Америке всё идет вкривь и вкось — и школьники стреляют, и машины угоняют, и медицинская страховка дорожает — это и так все знают. И вот в ещё одной лаборатории пост-док пойман на сознательной порче результатов аспирантки. Возникает вопрос — зачем же писать о таком банальном происшествии в уважаемом научном журнале? А дело в том, что проблема честности в науке сейчас встаёт особенно остро, и бороться с ней собираются самыми серьёзными способами, включая, кажется, и полицию.

«The first principle is that you must not fool yourself — and you are the easiest person to fool… After you’ve not fooled yourself, it’s easy not to fool other scientists. You just have to be honest in a conventional way after that.»

Richard P. Feynman (перевод в конце текста)

То ли подобные скандалы в последнее время учащаются, то ли они просто стали обнародоваться с особенным смаком, — однако большие ученые, включая нобелевских лауреатов, всё чаще и чаще отзывают свои статьи из-за мошенничествасо стороны собственных сотрудников (см., например, «Дизайнер промахнулся!» идругие примеры). Последняя же история произошла в довольно скромной лаборатории в Мичиганском Университете (Theodora Ross Laboratory). Это не первый и не последний случай, когда у одного в делах был полнейший застой, и он начинал вредить другому, — таковы истории Моцарта и Сальери, Ленина и Троцкого.

Однако именно это происшествие обрело изрядную популярность, — видимо, потому, что события развивались согласно канонам идеального бульварного детектива. Индийский пост-док (злодей и психопат) и невинная аспирантка, мудрая профессорша и догадливые полицейские — настоящее кино наяву. Сентябрьский номер журнала Nature посвятил целых три страницы разбору обстоятельств этой «бульварной» истории, — что не только весьма расточительно, но и позволяет заподозрить выпускающего редактора в прежнем сотрудничестве с жёлтой прессой.

Публикация прозрачно намекает, что участившееся в последнее время «ненаучное» поведение научных работников представляет собой серьёзную опасность для всего института научных исследований. Скандалы всплывают всё чаще и чаще, чему в принципе может быть дано резонное объяснение.

Дело в том, что в современном мире государственные границы в значительной мере стёрлись, и люди из разных стран (а значит, с различными этическими и нравственными установками) начинают работать сообща. А то, что для одного — ложь или «подтягивание» результатов, для другого может оказаться абсолютной нормой. (Автор сам сталкивался с подобным горьким недопониманием, когда работал по одной теме с ливанцем.) В результате конфликт нарастает подобно снежному кому, — особенно в многонациональных коллективах, которые доминируют сегодня в лабораториях всего мира.

В ролях (в порядке появления на экране): Злодей — пост-док Випул Бхригу (Vipul Bhrigu); Судья — завлаб, Теодора Росс (Theodora Ross); Жертва — аспирантка Хизер Эймс (Heather Ames).

В ролях (в порядке появления на экране): Злодей — пост-док Випул Бхригу (Vipul Bhrigu); Судья — завлаб, Теодора Росс (Theodora Ross); Жертва — аспирантка Хизер Эймс (Heather Ames).

В этот раз из истории попробовали сделать поучительный рассказ на тему «что такое хорошо, а что такое плохо». Правда, же сразу возникает отголосок вопроса: а стоит ли выносить на широкое обсуждение «домашние» тайны лаборатории? Сложно представить, чтобы раньше ученые все как на подбор были чисты на руку — ничего не воровали, никому не вредили, — особенно на переднем крае науки, где сталкиваются интересы амбициозных и, увы, не всегда достаточно принципиальных людей. Вот краткое содержание обсуждаемой статьи о лабораторном хардкоре:

Саботаж в лаборатории

…В одной небольшой лаборатории работала аспирантка Хизер Эймс, индийский пост-док Випул Бхригу и ещё пара человек. Никто звёзд с неба не хватал, но и задних не пас: типичная лаборатория-середнячок. И тут у «Эймс начались странные проблемы — хоть беги к экстрасенсу или психотерапевту. То на вестерн-блотах проявятся, а потом пропадут какие-то белки, то чашки с клетками напрочь перепутаются, то сами клетки просто подохнут — и такой бедлам продолжается почти полгода.

Бедная девушка бегала делать электрофорезы к мужу в соседнюю лабораторию, однако стоило только вернуться к себе, как всё начиналось сызнова. Последней каплей стало то, что Эймс обнаружила спирт в питательной среде ДМЕМ, которая была заботливо отложена ею в дальний уголок холодильника, отчего клетки, естественно, сдохли опять. После долгих дней смятения и треволнений пошла наша Эймс кэкстрасенсам начальнице, а та, не доверяя девичьей впечатлительности, велела ейтрижды прочитать Богородицу все перепроверить. Когда и это не помогло, они вместе пошли в полицейский участок, и там пытали Эймс детектором лжи.

В результате проверки стало ясно, что это не Эймс сама себе спирт в питательную среду подливала, и полицейский (пересмотрев «Х-файлы») решился тайком залезть в лабораторию и установить там две скрытые видеокамеры. И тогда открылось, чторовно в полночь на выходных индийский пост-док Бхригу взял бутылку спирта и щедро плеснул из неё в новую стерильную питательную среду, которую бедная Эймс наварила себе по-новому.

И схватили Випула, и выдворили его из страны в двадцать четыре часа как писателя Солженицына, и ещё денег заставили заплатить. А тот расстроился и сказал, что сожалеет, а вредил он полгода коллегам не кoрысти ради, а токмо из-за стресса да депрессии, да ещё результаты не шли — вот он и не хотел оказаться белой вороной.

Закончилось всё хорошо — индуса выгнали, девочке дали дополнительное время закончить работу, а про лабораторию написали моралистскую историю с поучительным концом. В Натуре…

Оригинал: «Research integrity: Sabotage!», Nature 467, 516–518.

Фото испорченного вестерн-блота. Честно говоря, мы не берёмся судить, что здесь испорчено нарочно, а что нет.

Фото испорченного вестерн-блота. Честно говоря, мы не берёмся судить, что здесь испорчено нарочно, а что нет.

Вполне вероятно, что главный виновник действительно имеет большие проблемы с психикой, и его стоило бы изолировать — мы это даже не оспариваем. Однако как он дошел до такой жизни? И почему обычная, в сущности, история — конфликт коллег — получила такую огласку?

Сознательные руководители предпочитают не афишировать подобные внутренние проблемы — чтобы не выносить сора из избы. Тут же, напротив, всё описано со смачными подробностями. Возможно, дело в том, что Теодора Росс — заведующая лабораторией — ещё далеко не старая особа и соблазнилась громким эффектом, пожертвовав взвешенным решением конфликта. К слову сказать, уровень исследований в её лаборатории, по-видимому, достаточно высок — иначе неопубликуешься в журналах типа Cancer Cell. И все-таки — странная тяга к «жёлтой» славе кидает тень на коллектив доктора Росс.

Например, почему явную неадекватность индийского пост-дока не заметили раньше? Ведь только буйным сумасшествием можно «оправдать» вредительство самому себе — а в статье прямо сказано, что Хизер и Бхригу работали над одним проектом: они изучали роль мутантных форм белка HIP1 (Huntingtin Interacting Protein 1) в развитии рака. При таком раскладе становится непонятно: то ли пост-док действительно «того», и его надо привязать к кровати, то ли в этой истории что-то серьёзно не договаривают.

Мораль сей басни не нова. Но, к сожалению, призыв учёных «Нет вранью в науке» как бы ненароком трансформировался во «Врут все». В связи с этим вспоминается заметка, опубликованная Томасом Геттингером (Thomas Hettinger) в том же Natureмесяцем раньше: «Подлог, или не рассчитывайте, что наука сама все исправит» («Misconduct: don’t assume science is self-correcting»). Выражая его основную мысль своими словами — научные исследования настолько сложны, что иногда незначительные ошибки неохота исправлять, и проще чуть подтасовать результаты, чтоб достигнуть заявленной цели… Вот только в мировом масштабе такая практика уничтожит науку, так как никто не будет перепроверять сотни чужих опытов, перед тем как поставить свой сто первый.

В том же духе когда-то высказался и Нобелевский лауреат по физике Ричард Фейнман (оригинал вынесен в эпиграф): «Первый принцип: не стоит дурить самого себя, потому что нет человека, которого можно было бы обдурить столь же просто… Когда вы станете честны с собой, вы будете честным и с окружающими. В итоге, вы просто не сможете оказаться нечестным в своих устремлениях».

Не делайте достоянием общественности внутренние разборки в науке — СМИ не оценят сложности проблем, перепишут всё на свой лад и превратят глубокую проблему честности в науке в дешёвый бульварный детектив, в натуре.

Автор: Старокадомский Петр, «Биомолекула» 

Читайте также: