Как умирает украинская наука

Россияне Гейм и Новоселов получили Нобелевскую премию лишь в эмиграции, и это многое сказало о состоянии российской науки. В Украине с наукой еще хуже, хотя астрономы и физики пока что способны прославить страну. Деградация отечественной науки — угроза национальной безопасности.

Андрей Гейм, получивший Нобелевскую премию-2010 за работу над материалом, способным перевернуть электронику, в интервью «Газете…» от 27 октября признался, что в России ему не светил не то что Нобель, но и просто карьерный рост. А ведь Россия входит в десятку ведущих научных стран! Украина в 2008 году в этом рейтинге была аж на 42-м месте.

Нас обогнали Иран, Румыния, Греция. Наша молодежь, получившая образование за рубежом, не возвращается в Украину, поскольку у нас не признаются научные степени, полученные за рубежом, будь это хоть Гарвард или Кембридж. Наша наука стареет, и сами ученые говорят, что с такими подходами ей осталось недолго.

Кто в науке сильнее всего

(кликните на таблице, чтобы увеличить)
увеличить

«Нобеля за графен могли бы получить наши физики»

Доктор физико-математических наук, старший научный работник отдела теоретической физики Института физики полупроводников НАН Украины Максим Стриха:

– То, что украинская наука еще держится на уровне, – заслуга самих ученых. Например, в США научный бюджет составляет порядка $350 млрд в год, в Китае – порядка $80 млрд, в России $20 млрд, а у нас – $0,6 млрд. Это не бюджет развития. Это бюджет выживания. Времена, когда Фарадей мог открывать законы электричества, пользуясь катушкой из медной проволоки и нитками, прошли. Сейчас нужны современные лаборатории, чего у нас нет. Украина пока держится на квалифицированных специалистах, которые участвуют в коллективных проектах с западными учеными и таким образом имеют доступ к этим современным лабораториям. Между прочим, работы над графеном, за который получили премию россияне, проводили и украинские ученые еще с 80-х годов, и весьма успешно!

Есть ряд публикаций в международных журналах, которые активно цитируются, но беда в том, что все эти исследования лишь теоретические, проверить их на практике попросту было негде. Даже доступ к международным журналам есть не у всех! Чтобы скачать одну статью оттуда, нужно заплатить $30. Это небольшая сумма для западного ученого, но для нашего – это много. Чтобы поехать на конференцию – а без этого развитие невозможно, – ученый сам ищет деньги.

Иногда на риски идут руководители институтов, выделяя средства, хотя это могут расценить, как нецелевое использование средств, еще и статью пришить. При этом наши чиновники летают куда угодно и сколько угодно. Если так будет продолжаться, лет через десять точные науки в Украине вообще вымрут: старшее поколение отойдет от дел, а из молодых останутся разве что настоящие подвижники.

Нобелевские лауреаты за последние 10 лет

увеличить
увеличить

 Нобелевскую премию нам принесет коллайдер

– Такая страна, как наша, по научным исследованиям должна как минимум в первую двадцатку входить, – говорит директор Государственного фонда фундаментальных исследований Украины Богдан Кияк. – У нас 147 тысяч научных работников: 4,6 тысячи докторов наук 17 тысяч кандидатов наук… Но далеко не все они работают в научной сфере: кто ушел в бизнес, кто уехал за границу… Вы знаете средний возраст активного украинского ученого? За 60!

Богдан Романович говорит, что не потерять науку окончательно можно, если создать систему поддержки молодых ученых.

– Первые шаги в этом направлении уже сделаны, – говорит директор фонда. – Есть гранты президента Украины для поддержки их исследований.

Правда, суммы грантов, по сравнению с западными, недостаточны. Кандидат наук, выиграв грант государственного фонда, может получить 60 тысяч гривен в год, докторант – 75 тысяч гривен, а доктор наук – 90 тысяч гривен. Между тем, как выяснила «Газета…», американский национальный фонд науки на одно исследование, скажем, в области экономики, может дать около $100 тысяч.

– В Америке фондов, поддерживающих биологические исследования, порядка пяти тысяч. Большинство из них частные – там богатые люди понимают, насколько важна роль науки в стране. У нас, может, найдется пара-тройка бизнесменов, готовых жертвовать на это, – говорит Богдан Романович. – Но есть проблема и со стороны ученых.

Они попросту не умеют зарабатывать на свои исследования. Около 30% украинских ученых вообще не пытаются получить гранты, потому что у них нет идей. Они, ничего не делая, досиживают до пенсии (а пенсия, скажем, доктора наук 4-5 тыс. грн). Уволить такого сотрудника научный институт не может, потому что тогда ему придется выплатить компенсацию в 10 ежемесячных окладов. У института лишних денег нет…

Тем не менее, Богдан Романович – один из немногих, кто позитивно смотрит на будущее нашей науки. Даже видит реальных претендентов на Нобелевскую премию.

– Наши ученые внесли немалую долю в проект Большого адронного коллайдера. И не только физики-теоретики, но и материаловеды из академических институтов монокристаллов и сцинтилляционных материалов, которые создали уникальные материалы. В научных кругах считают, что в ближайшее время именно участники этого проекта смогут претендовать на Нобелевскую премию. Так что у наших ученых есть определенные шансы.

В шаге от Нобелевской премии был выдающийся нейрофизиолог, ныне покойный Платон Костюк, изучавший роль клеточных механизмов в деятельности нервной системы. Сейчас его дело продолжают около двух десятков учеников по всему миру. С гуманитариями ситуация гораздо сложнее: не работают общепринятые критерии оценки уровня научных исследований по индексу цитирования их публикаций, поскольку наши гуманитарии в западные журналы попадают редко. Ведется разговор о том, что Лина Костенко могла бы быть нобелевским лауреатом по литературе…

С западным дипломом в Украине ты никто

Молодые ученые говорят, что украинская наука «ждет» их лишь на уровне лозунгов. На деле они никому здесь не нужны. Научная степень, полученная за рубежом, не признается, а значит, научный стаж не идет – и даже на минимальную поддержку государства рассчитывать не приходится.

– Почему люди едут в те же Штаты учиться? Да потому, что на сегодня академическое образование, по крайней мере в социальных науках, там лучшее мире, – объясняет академический директор Киевской школы экономики Денис Низалов. Кстати, в этой школе весь преподавательский состав – выпускники PhD программ ведущих западных университетов.

– Когда учился в Америке, встречал немало соотечественников, которые хотели бы вернуться в Украину, но они понимали: максимум, на что здесь выпускник PhD может претендовать – это должность младшего научного сотрудника. Научные степени, полученные даже в самых престижных университетах мира, у нас нужно подтверждать – а по сути, еще раз пройти защиту диссертации, чтобы получить возможность преподавать в вузе, вести аспирантов, полноценно заниматься исследованиями.

Китай, Индия, Сингапур давно уже признали западные научные степени и делают все, чтобы вернуть своих граждан обратно. Они понимают, что таким образом привлекают новейшие технологии. У нас же наоборот, создают лишь преграды.

По словам Дениса Низалова, в Украине формально прописана процедура признания степеней, но пройти эту процедуру крайне сложно.

– К слову, если бы я защитился во Вьетнаме или Ливии, доказывать никому ничего не пришлось бы. Научные степени, полученные там, наше государство признает. С этими странами Украина заключила двусторонний договор о взаимопризнании научных степеней (еще такие договора заключены со всеми странами бывшего Союза и Китаем. – Авт).

Большинство украинцев, закончив западные университеты, не пытаются пройти через повторную защиту своих диссертаций и остаются за рубежом, где никому ничего доказывать не нужно и где есть реальная возможность заниматься наукой и комфортно жить. Например, в Америке выпускник PhD уже в первый год может зарабатывать около $70-100 тысяч.

А если на протяжении шести лет хорошо себя зарекомендует – будет активно публиковаться, участвовать в разнообразных проектах, качественно преподавать свои курсы в университете, то может получить пожизненный контракт на работу. Думаю, с таким положением дел, как сейчас, Украина никогда не получит нобелевского лауреата – в социальных науках так точно.

«Эксперименты за меня ставили западные ученые»

Доктор физико-математических наук, академик НАН Украины, президент Украинской астрономической ассоциации Ярослав Яцкив – единственный в стране лауреат международной премии Евросоюза им. Рене Декарта.

– Мне удалось получить престижную европейскую премию потому, что я работал в коллективе европейских ученых, – говорит он. – К тому же получил я ее как теоретик, практическую часть эксперимента проводили европейские и американские ученые. У нас такой возможности просто не было.

По инфраструктуре физических, медицинских наук мы отстаем от развитых стран на десять, а то и на двадцать лет. Поэтому, если мы и дождемся когда-нибудь нобелевского лауреата, то это будет премия за коллективную работу. Реальный кандидат – академик, астрофизик Юрий Изотов. Он работает с американцами и европейцами, исследуя раннюю вселенную. Думаю, он смог бы получить Нобелевскую премию за исследования так называемых голубых карликовых галактик.

Автор: Марина Осийчук, «Газета по-киевски»

Читайте также: