В моду снова входит понятие «подснежники», обозначающее полулегальных чиновников

«Работы в министерстве очень много, рабочий день у моих подопечных длился до 20 часов. На госслужбе никто не считается ни с личным временем, ни с праздниками. Нагрузки очень большие. Чиновники в министерстве крайне перегружены». Послушать украинских чиновников, так на госслужбе одни святые. И все же гнать их надо поганой метлой. И все мы знаем, почему. Но вот удастся ли?

Армия госчиновников уже знает, чем ответить президенту и правительству на инициированное ими сокращение штата сотрудников министерств и ведомств на 30%. В моду снова входит понятие «подснежники», обозначающее полулегальных чиновников. Бороться с этим явлением практически невозможно. Тем более что во многом именно благодаря «подснежникам» украинские министерства еще как-то справляются со своими функциями.

На минувшей неделе в министерствах и ведомствах царил черный юмор. В предчувствии увольнений чиновники едко шутили на тему административной реформы. На вопрос в столовой «Это место свободно? Можно сесть?» нынче модно отвечать: «Садитесь, скоро все места будут свободными». Грядущее сокращение на 30% приводило служащих к забавным математическим парадоксам: «У нас в секторе уже и так числится только начальник и делопроизводитель. Вопрос: как нас сократить на треть?». В бывшем Минтранссвязи госслужащие сокрушались по поводу смены названия своего ведомства: «У нас ведь огромными буквами название министерства написано на небоскребе.

Теперь придется объявлять тендер на закупку новых букв, а деньги на это не предусмотрены. Хотя нет, надо попробовать переставить буквы, чтобы из «Министерства транспорта и связи» получилось «Министерство инфраструктуры». В крайнем случае пару букв распилим». Многие перепуганные чиновники резко слегли на больничный, спасаясь от сокращений — вирус «Админреформа» в один день свалил с ног несколько тысяч человек.

И только самые опытные «аксакалы» госслужбы восприняли реформу с абсолютным спокойствием. Ведь сократить число чиновников безуспешно пытались практически все украинские президенты и премьеры. В некоторых министерствах, где сокращения все-таки произошли, целые отделы и управления формально состоят из двух-трех человек, неся ответственность за госрегулирование огромных секторов экономики. Спасает государственные ведомства от полного «завала» украинское ноу-хау — «подснежники».

На чиновничьем сленге этими милыми цветами обозначают сотрудников, которые постоянно работают в министерстве или ведомстве, но официально оформлены на каком-то госпредприятии или в региональном отделении. Иногда такие сотрудники получают зарплату и «черным налом» — это характерно для высококвалифицированных специалистов, в услугах которых нуждаются министры.

«Подснежники» действительно существуют и используются, — говорит Игорь Колиушко, руководитель Центра политико-правовых реформ, который в конце 1990-х в команде тогдашнего президента Леонида Кучмы координировал админреформу. — В последнее время я часто слышал, что определенные министерства не могли взять на работу квалифицированных специалистов, потому что из-за кризиса действовал запрет правительства на заполнение вакансий». В результате приходилось оформлять необходимые рабочие руки «подснежниками».

По данным опрошенных «ВД» экспертов, по итогам подобных запретов и сокращений сегодня «подснежники» составляют не менее 10% штата центральных органов власти. Руководители министерств зачастую просто вынуждены брать на работу неофициальную рабочую силу. Иначе невозможно и первым лицам страны угодить отчетом об очередном доблестном сокращении, и полноценную работоспособность своего ведомства сохранить.

Формальность и реальность

Тема сокращения числа чиновников всегда была популярна у избирателей и, похоже, именно здесь стоит искать истинные мотивы нынешней реформы. «В 1990 году в здании Кабинета Министров работали около 300 человек, а сегодня 1200. Разве у нас сейчас больше работы, чем у них?» — риторически спрашивает у журналистов премьер-министр Николай Азаров, упуская из виду, что в 1990-м значительная часть управления страной была сосредоточена в союзных министерствах, которые располагались в Москве.

На самом деле даже в том же здании Кабмина любой чиновник легко подтвердит, что условия работы и структура штата абсолютно не соответствуют масштабам задач. И это напрямую влияет на качество работы. Не один год проработавший в этом здании бывший и. о. министра финансов Игорь Уманский резко возражает премьеру: «У большинства сотрудников бюджетных подразделений, мягко говоря, ненормированный рабочий день. Люди не успевают.

У нас не такой большой аппарат, как кто-то хочет себя в этом убедить». На вопрос о вероятности использования «подснежников» в качестве реакции министерств на админреформу Уманский также отвечает однозначно: «И такое может быть. У нас не раз проходили эти сокращения на 30%. Причем и цифра постоянно одна и та же. Тем не менее каждое сокращение приводит только к увеличению реальной численности людей, которые ходят на работу».

Откуда в админреформе взялась цифра сокращения штата чиновников на 30%, не знает никто. Один из ее инициаторов, министр юстиции Александр Лавринович, говорит, что этот показатель — усредненный. Какие-то ведомства будут сокращены на 100%, а каким-то, тому же Минюсту, например, наоборот, позволят штат даже увеличить.

Но, по данным «ВД», большинство министерств и ведомств еще в минувшие понедельник-вторник передали в Кабмин проект сокращения штата именно на 30%.

Не больше и не меньше. И если глава министерства не имеет такой политической хитрости, как Лавринович, формально эти сокращения все-таки придется осуществить. Формально, но не реально. Вне всяких сомнений на выручку снова придут «подснежники». Комментируя эту перспективу, первый президент Украины Леонид Кравчук достаточно пессимистичен: «Если и в этот раз реформа не состоится, то мы не тронемся с мертвой точки в управлении государством. Нет управления — нет эффективности работы на всех уровнях.

Если все оставить как есть, Украина останется коррупционной с низкой эффективностью управления». Именно Кравчук 11 лет назад отвечал за масштабные реорганизации госаппарата как глава Госкомиссии по проведению админреформы. Тогда президент Леонид Кучма уступил требованиям мировых финансовых организаций и согласился на админреформу. «Мы с Кучмой сели и долго говорили о том, что реформа нужна. Я услышал, что он понимает ситуацию. Мы начали готовиться.

Отрядили делегацию в Оттаву (Канада), в Варшаву (Польша), привезли оттуда консультантов и советников, написали неплохой, на мой взгляд, документ о том, что нам необходимо делать в рамках административной реформы. Первый шаг заключался в приведении численного состава чиновников к оптимальным потребностям». На этом реформа и закончилась, до остальных этапов так и не добравшись. Идея провалилась из-за исклю­чи­тельно количественного, а не качественного подхода к сокращению штата. Сегодня по тому же пути пошел и президент Виктор Янукович. Все министры знают, что нужно осуществить сокращение штата на 30%, но почти никто не понимает, улучшится ли в итоге структура управления.


увеличить

Грядут войны за полномочия

В погоне за «красивым» сокращением количества госчиновников на 30% власть забыла уточнить, а какой в итоге будет структура управления страной. Указом президента в составе министерств созданы госслужбы, госинспекции и госагентства, но законодательно их функции никак не разграничены. А это значит, что, по старой украинской традиции, уже в ближайшее время между руководителями госструктур начнется борьба за полномочия. «Вопрос корректного разделения полномочий, а не сокращения штата — главный в административной реформе, — считает народный депутат Сергей Терехин, не один год занимавший пост министра экономики в составе разных правительств.

На его взгляд, помимо политической борьбы внутри министерств, стоит ожидать войны за полномочия между ними. В частности, между Министерством экономики и торговли Андрея Клюева и Министерством энергетики и угольной промышленности Юрия Бойко. По прогнозу Терехина, они будут бороться за полномочия, которые остались на месте ликвидированного Министерства промышленной политики.

А пока «пани чубляться», рядовым госчиновникам приходится готовиться к статусу «подснежника». Сохранив рабочее место в центральном аппарате министерства, им придется смириться с переводом в штат какой-то службы, агентства или инспекции. Это приведет к потере ранга госслужащего и соответствующих надбавок, но позволит остаться на работе. Действующие министры этой темы в общении с «ВД» упорно избегают, заявляя, что сокращения пройдут честно.

И только министры в отставке более откровенны. «Да, количество сотрудников в Министерстве труда и соцполитики сократится на 30%. Но, поверьте, все они будут устроены на работу в новые службы и инспекции. Их ведь много создано, и везде сейчас идет обновление штата», — говорит бывший министр соцполитики Людмила Денисова. Она уверена, что сокращение штата министерства, которое она возглавляла, просто физически невозможно: «Работы в министерстве очень много, рабочий день у моих подопечных длился до 20 часов. На госслужбе никто не считается ни с личным временем, ни с праздниками. Нагрузки очень большие. Чиновники в министерстве крайне перегружены».

В марте зацветут подснежники

Любопытно, что статус «подснежников» в украинских министерствах и ведомствах имеют не только люди, но и имущество. Например, часть автомобилей, которые обслуживают центральный аппарат Министерства аграрной политики, числится на балансе провинциальных спирт­заводов. И это характерно практически для всех министерств. Кондиционеры, обогреватели и даже целые здания госструктур реально принадлежат не им, а подконтрольным юридическим лицам. Таким образом, главы министерств и ведомств зачастую избегают ограничений на закупки за счет госбюджета.

Эта традиция складывалась в украинской чиновничьей культуре годами сопротивления всем административным реформам. Как следствие — формально на балансе министерств почти ничего нет, они буйно обросли «подснежниками». «Ну не закладывать же нам закупку кондиционеров в проект госбюджета», — доверительно рассказывает «ВД» один из руководителей министерства. — Вот и приходится все делать через счета госпредприятий».

И это решение вполне можно понять. Вот только дает ли такой подход хоть малейшую надежду на успех административной реформы, предполагающей уменьшение затрат на госаппарат с одновременным улучшением его эффективности? Похоже, в очередной раз все может ограничиться лишь имитацией реформы.

По словам министра юстиции Александра Лавриновича, первыми успехами по итогам сокращения штата госчиновников власть планирует похвастаться уже в марте. Именно в этом месяце в Украине начинают вовсю цвести подснежники. И когда правительство будет торжественно докладывать президенту об уменьшении армии сотрудников министерств на 30%, внимательные наблюдатели наверняка подметят, что количество людей, каждое утро появляющихся на проходных госструктур, не уменьшилось. Ведь подснежник — растение хоть и хрупкое, но упорное. Прорастает даже сквозь снег.

Авторы: Алиса Юрченко, Сергей Головнев, Сергей Гоголев, ВЛАСТЬ ДЕНЕГ

Читайте также: