Сколько стоит индульгенция для мажора?

В деле Дмитрия Рудя из Днепропетровска новый поворот – родные трех сбитых им женщин дружно отказались от претензий. Примеры VIP-аварий, когда близкие погибших, получив отступное, уже не хотели наказания виновного.

Если сравнить развитие событий по многим резонансным ДТП, где оказались замешаны мажоры, то сценарий довольно схожий. Сначала возмущение родственников жертв велико. Потом спадает общественный резонанс и семью погибших обрабатывают – кому-то покупают дом или машину, кому-то отдают кредит за жилье либо просто солидную сумму наличными. В итоге в суде родные уже не требуют, чтобы виновника судили строго, и суд определяет мягкое наказание, вплоть до условного срока.

В последнее время все больше автопроизводителей заставляют своих клиентов не медлить с поездкой на заправку другим способом. Они нарочно программируют компьютер так, чтобы он не показывал остаток хода после того, как он снижается до 30-50 км. Второй стимул – растет число моделей (преимущественно японских и европейских), бортовые компьютеры которых «не видят» менее 10-ти литров топлива, залитых в пустой бак. Все, что нужно знать о ремонте автомобиля  можно узнать на специализированных сайтах.

Если заправить авто по самую горловину — что будет?

Дело Рудя: ни моральных, ни материальных претензий семьи жертв не имеют

Красноречивый пример того, как семья виновника смертельного ДТП проявила чудеса дипломатии в переговорах с родными погибших – дело прокурорского сынка Дмитрия Рудя из Днепропетровска. Напомним, 20 октября прошлого года на набережной Победы Рудь-младший, будучи «подшофе», сбил своей «Тойотой» трех горожанок – Светлану Тараненко, Валентину Турленкову и Светлану Алтухову. Две женщины погибли на месте, третья умерла по дороге в больницу. Это событие вызвало бурные акции протеста в городе, возмущенные родные жертв на первых порах тоже вели себя довольно активно:

– Мы поднимаем этот шум, чтобы дело не спустили на тормозах и виновник ДТП был наказан, – жаловалась 18-летняя Ксения Мазур, дочь погибшей Светланы Алтуховой, в первые дни после трагедии. – Все свидетели аварии запуганы, а видеокамеры наблюдения на супермаркете, где могло быть зафиксировано это ДТП, якобы в то утро не сработали.

Позже праведный гнев близких начал как-то угасать. В итоге, когда Запорожская прокуратура подготовила дело для передачи в суд, оказалось, что все семьи погибших к мажору вдруг стали лояльны.

Такие листовки распространяли в Днепропетровске на митингах против произвола мажоров

Ксения Мазур — дочь одной из погибших. Ранее требовала строгого наказания Рудю, а сейчас претензий к убийце, как и другие семьи жертв аварии, не имеет

Та самая Ксения Мазур, которая после аварии требовала наказать виновника, вчера на вопрос «Газеты…»: «Правда ли, что вы уже не имеете претензий к Дмитрию Рудю?» – прямо отвечать отказалась:

– Я не хочу об этом говорить. Обратитесь лучше к нашему адвокату, он вам все объяснит. Со стороны журналистов очень много неправды…

Представитель потерпевших: «А что родным делать? Посыпать голову пеплом?»

По словам юриста Эдмонда Саакяна – представителя всех потерпевших, в деле Рудя действительно есть нотариально заверенные заявления об отказе от претензий.

– Даже есть заявления других кровных родственников погибших женщин, которые не признаны потерпевшими. Они также написали, что претензий к Рудю не имеют, – рассказал «Газете…» Саакян.

– Но почему эти люди так кардинально поменяли свое мнение, ведь после аварии они сильно возмущались? – спрашиваем адвоката.

– А вы не путайте отсутствие претензий с возмущением! Своими заявлениями родные погибших подтвердили, что не будут подавать гражданские иски в суд. Ведь гражданский иск состоит из материальных и моральных требований. Что касается дела Рудя, то все родные ни моральных, ни материальных претензий к нему не имеют – это серьезное смягчающее обстоятельство.

Еще Саакян говорит, что если в суде спросят родню жертв: «Какого по-вашему наказания заслуживает Дмитрий Рудь?», все они договорились отвечать: «На усмотрение суда!». То есть максимального тюремного заключения они уже не хотят. О размере компенсаций, которые выплатили семьям погибших, Саакян распространяться не стал, но намекнул, что просто так отказы от претензий не появляются.

– Те, кто говорит, что родственники продались за деньги – нечистоплотные люди, нельзя так спекулировать на чужом горе. А что родственники должны по-вашему делать? – вопрошает адвокат Саакян. – Посыпать себе голову пеплом, разорвать на себе одежду и направиться в Иерусалим? Они же не говорят: простите Рудя, не нужно его сажать.

Рудя могут судить в закрытом режиме

Как рассказал «Газете…» Николай Лукашов – организатор акций протеста в Днепропетровске за справедливое следствие по делу Рудя, за три месяца, когда они еженедельно стояли с пикетами под прокуратурой, родные жертв ни разу к ним не присоединились.

– Сначала близкие погибших отказывались, мотивируя тем, что не хотят бередить душевные раны, потом и вовсе от этой темы дистанцировались, – рассказывает Лукашов. – На последнем пикете было вообще только два посторонних человека. Все сомневаются теперь, что Рудь предстанет перед судом, если же и начнут судить, то наверное в закрытом режиме и наказание будет мягким.

«Родным могут говорить: либо берите деньги, либо мы подкупим экспертов»

Алексей СВЯТОГОР, адвокат, специализирующийся на делах по ДТП:

– Согласно практике, средняя сумма компенсации за одного погибшего в аварии – 100 тыс. грн. Что касается негласных соглашений с родными жертв, все зависит от масштаба происшествия, количества погибших, должности виновника и резонансности случившегося. Вспомните случай в Одессе с Феликсом Петросяном – он официально заплатил потерпевшим несколько сот тысяч. В случае с Дмитрием Рудем по закону ему «светит» от 5 до 10 лет по ч. 3 ст. 286 УК. Но суд может дать и меньше, учитывая его раскаяние, содействие следствию, возмещение вреда, характеристики… Кроме того, если дадут пять лет и ниже – суд может освободить от наказания с испытательным сроком от 1 года до 3 лет. Но рассчитаться с семьями потерпевших – это большой плюс для обвиняемого! Для суда важно, чтобы люди в зале не плакали, не требовали крови и головы виновного. При переговорах, как правило, с каждой семьей беседуют индивидуально. Непрямые угрозы совмещают с торгами. К примеру, могут говорить: либо берете эту сумму, либо же мы ее заплатим эксперту, который напишет, что наезд случился из-за какой-то поломки…

Громкие дела: кто и как откупился

Дело Петросяна: вдова погибшего таксиста денег не увидела

По оценкам юристов, лидер по «аварийным» выплатам – одесский мажор Феликс Петросян, который в январе 2008 года спровоцировал ДТП с участием 11 автомобилей. На месте погиб водитель «Деу Ланос» – 26-летний Владимир Рожко. Дело все еще рассматривается в Верховном суде – потерпевшие полностью отказались от претензий. По слухам, Петросян купил новые авто участникам ДТП и заплатил компенсацию минимум $10 тыс. Куда больше получила семья погибшего таксиста Рожко – родители и сестра, которым досталось $50 тыс. Интересно, что вдова с дочерью погибшего так и не увидели средств мажора – вся семья переругалась. Для того чтобы покрыть многочисленные расходы на аварию и выплаты, Петросяну пришлось распродать принадлежащие семье рынки.

Дело Омельченко: гражданской жене выплаты не положены

Наезд на пешехода Александра Карпинского в ноябре прошлого года не закончился приговором для экс-мэра столицы. Следствие признало правоту Сан Саныча, а законные родственники претензий не имели: Омельченко купил сыну жертвы дом в Александрии за $25 тыс. и новый автомобиль ВАЗ (около $10 тыс.). Обидел экс-нардеп только гражданскую жену Карпинского – ей дали всего лишь 5 тыс. грн на похороны.

Дело президентского кортежа: вдове погасили кредит

Нашумевшая авария с президентским кортежем также закончилась условным приговором для Николая Демиденко – водителя «скорой». Вдове погибшего таксиста Алевтине Чижиковой погасили кредит на квартиру на сумму в $20 тыс. и помогли с 10 тыс. грн на похороны. Интересно, что помощь выплачивалась якобы не из фондов Администрации президента, а средства выделил неизвестный благотворитель. Пассажирам такси – Виктории Есауленко и Дмитрию Ярмолович – компенсировали лечение и курортную реабилитацию.

Автор: Андрей ТКАЧ, Яна КАЗМИРЕНКО, фото ИА «Новый мост», «Газета по-киевски»

*****

 Сын прокурора, сбивший насмерть трех женщин, отделается условным сроком?

Это страшное ДТП произошло 20 октября прошлого года в Днепропетровске.

Родственники погибших написали заявления о том, что не имеют к Дмитрию Рудю никаких претензий.

25-летний Дмитрий уже три месяца сидит в СИЗО — его взяли под стражу 20 октября, в день аварии. Тогда, напомним, бывший сотрудник прокуратуры Индустриального района Днепропетровска и сын прокурора Жовтневого района города на своем джипе «Тойота Прадо» сбил насмерть трех женщин.

Около семи утра они ждали зеленого сигнала светофора, стоя на середине проезжей части. Водитель с места аварии скрылся, но в тот же день его нашли и арестовали. А расследование уголовного дела ради объективности передали в прокуратуру соседней Запорожской области. И вот, не выходя на свободу и не встречаясь с родственниками погибших женщин, прокурорский сын умудрился заключить с ними мировую. Все три семьи дружно отказались от каких-либо претензий к Рудю.

— Да, заявления поданы, и в них четко сказано, что родные не имеют к Дмитрию Рудю ни моральных, ни материальных претензий, — рассказал «Комсомолке» представитель потерпевших юрист Эдмонд Саакян. — Вы же понимаете, что на ровном месте такие заявления не пишутся, но вопрос полученной помощи я не уполномочен обсуждать. Физически он не мог принести извинения родственникам погибших, но, видимо, все-таки нашел способ извиниться. Я точно знаю, что он раскаивается и признает свою вину.

Мы вчера созвонились с мужьями Валентины Турленко и Светланы Алтуховой. Оба подтвердили, что сменили гнев на милость после получения компенсации. Однако сколько денег заплатил Рудь, назвать отказались.

А вот в Запорожской прокуратуре говорят, что подозреваемый раньше со следствием сотрудничать не стремился и показаний фактически не давал. Так что как быстро он ознакомится с материалами расследования (следователи собрали аж три тома!) и когда уголовное дело смогут передать в суд, неизвестно.

— Причина — в потерпевшей стороне, родственниках погибших. У них снизилась степень гнева и возмущения, и они теперь пытаются отказаться от своих прежних заявлений, — сетует прокурор Запорожской области Вячеслав Павлов. — Однако это не та категория дел, которые можно прекратить только потому, что этого кто-то вдруг захотел. Рано или поздно, но дело будет передано в суд.

В любом случае, говорят юристы, заявления пострадавших суд наверняка учтет как серьезное смягчающее обстоятельство. Иными словами, если сейчас Дмитрию Рудю грозит от 5 до 10 лет лишения свободы, то суд может дать минимальный срок и даже условный (то есть с отсрочкой приговора). Недавно в запорожском суде водителю, который сбил насмерть двух человек, дали 5 лет условно с отсрочкой приговора на 3 года. Не последнюю роль сыграли такие же заявления с отказом от претензий.

КСТАТИ

Деньги спасли от тюрьмы сыновей депутатов

В Одессе в январе 2008 года сын бывшего заместителя председателя Одесского облсовета Феликс Петросян, будучи в состоянии алкогольного опьянения, на своем джипе «Тойота Прадо» протаранил одиннадцать автомобилей. Потом врезался в «Дэу Ланос», водитель которого — 26-летний Владимир Рошко — погиб на месте. Однако приговором пока и не пахнет.

— За эти три года дело не раз спускали на тормозах, — говорит правозащитник Алексей Плужников. — Дважды суды его закрывали, и оба решения были обжалованы городской прокуратурой.

Сейчас оно находится на кассационном рассмотрении в Верховном суде Украины. Не исключено, что его снова вернут в суд первой инстанции. Хотя ни у кого из потерпевших к Петросяну-младшему претензий нет — все получили солидные компенсации.

Сам же Феликс Петросян за это время окончил юракадемию, начал юридическую практику, стал редактором официального издания Партии пенсионеров Украины и даже пополнил ряды Союза журналистов Украины.

Сын депутата Симферопольского горсовета Иосифа Файнгольда Виталий в сентябре 2008 года в Симферополе насмерть сбил на своем «Бентли» мотоциклистку Анну Мишуткину. Мчался со скоростью свыше 170 км/ч. Файнгольд-младший признал себя виновным, а семье погибшей (родителям, гражданскому мужу-опекуну дочери и дочери) выплатил 500 тысяч гривен. В итоге получил два года условно.

Автор: Елена ТИЩЕНКО («КП» — Днепропетровск»), Ольга Дзюба («КП» — Запорожье»)

Читайте также: