Куда Ассанжу до Вани Маркина, матроса революции!

Самый знаменитый информационный корсар нашего времени — Джулиан Ассанж и его электронные подручные, не ведая того, в сущности, продолжили удалое дело Вани Маркина, сверхминера мировой истории. Параллели.

Чудовищный по своему объему выброс в информационную вселенную «секретных материалов», осуществленный австралийским интернет-диверсантом Джулианом Ассанжем, замечателен именно тем, что случился при полном свете текущего исторического дня.

Великий Инквизитор в «Братьях Карамазовых» Достоевского уверял Христа, что массе, то есть нам с вами, надобно единственно — «чудо, тайна и авторитет». Возможно, так оно и есть. Ведь каждая революция отличается, кроме всего прочего, тем, что обязательно и даже обрядово-ритуально предает самые сокровенные и омерзительные тайны предшествующей эпохи полному свету нового исторического дня (Служба безопасности Украины, свято хранящая тайны советской тайной полиции, скорее, как и все и всегда в Украине, редкое исключение из указанного мирового правила; что ж, как говорил один герой Шекспира, «грех на укравшем»).

«Чудо, тайна и авторитет» — это ведь, собственно, информационный грабеж нас с вами.

Зловещее изъятие из нашего обихода того, что как раз необходимо для нормы в нашем обиходе. Печальная истина состоит в том, что, обнародовав чужие тайны, новая власть тут же начинает сочинять и прятать от посторонних глаз собственные грязные секреты. Иногда — если припомнить некоторые подробности нынешнего скандала, спровоцированного Джулианом Ассанжем, — такие, что многие полицейские конспирации прошлого могут показаться Смольным институтом для благородных девиц перед ЧК/НКВД, обитавшим в Киеве, к слову, именно в бывших стенах того института. Но об этом — как-нибудь потом.

Планетарный же информационный скандал, затеянный австралийским информационным корсаром, конечно, очень крепко ударил по современному «чуду-тайне-авторитету». И, видимо, просто пока не созрело историческое время оценить всю сокрушительную силу этого удара и его фатальные последствия. Вместе с тем общий их характер уже можно гипотетически воссоздать по одному давнему драматическому событию, поразительно схожему с нынешним случаем.

Итак, приснопамятный Октябрьский переворот или, как окрестил его поэт-провидец Осип Мандельштам, «огромный, неуклюжий, скрипучий поворот руля». На месте вчерашнего имперского МИДа большевиками немедленно создается Народный комиссариат иностранных дел. Руководят им Лев Троцкий, а затем Георгий Чичерин.

А в главных ассистентах у них — матрос Иван Маркин (по молодости лет именуемый просто Ваней) и профессор-коммунист, полиглот Евгений Поливанов — голубокровный дворянин, кажется, в ту пору единственный «партиец» в Петербургском университете, известный, в частности, тем, что на досуге ликвидировал безграмотность (иероглифическую) петроградских китайцев-рабочих. Но что удивительно, не именитые комиссары и не этот блестящий интеллектуал, а именно простодушный Ваня Маркин совершает поступок, взрывающий мировую историю.

Ведь именно этот юный братишка отнес в типографию все — решительно все! — тайные договора стран — участниц Первой мировой войны. И заставил те договора испуганных метранпажей напечатать. Довольно внушительным тиражом. Популярный фильм о большевике Максиме «Выборгская сторона», похоже, воспроизводит сюжет именно Вани Маркина, правда, в Государственном банке, а не в упомянутом комиссариате.

Балтийский матрос, среди прочих антантовских тайн, опубликовал и секретный англо-французский договор 1916 года — договор Сайкса — Пико, двух вполне ординарных представителей дипломатического сословия. Но сам-то документ был отнюдь не зауряден! Англия и Франция договаривались в нем о будущем разделе уже рушащейся Оттоманской империи, гигантских арабских ее провинций. Охваченных тогда огнем восстаний — и внушенной Англией надеждой на создание суверенных арабских государств. Но суть-то этого договора в совсем ином!

Речь в нем идет о превращении всего Ближнего Востока в, сдержанно говоря, доминион стран-союзниц. Причем отдельно там подчеркнуто, что еще одна формальная тогдашняя союзница Англии и Франции — Россия — даже и мечтать не должна о том, чтобы получить обетованный в ее политике Константинополь.

А теперь можно себе только представить ярость всех стран, обойденных в том договоре! Ярость арабских шейхов, уже примерявших новокоролевские короны. Ярость арабских масс, ввергнутых во всеаравийское восстание английскими обещаниями. И глубочайшую обиду энтузиастов-сионистов, которым в те годы британцы на словах гарантировали всяческую помощь в создании независимого еврейского государства.

И, разумеется, обиду «белой» России, которая все еще продолжала войну с Россией «красной» — в надежде на будущую войну с Турцией и — соответственно — на российский триколор в Константинополе. И озлобленность самой Турции, вполне осознавшей, что Запад собирается ее попросту стереть с политической карты мира. А в довершение, в условиях конца 1918 года — такую же злобу Франции, наконец-то сообразившей, что Англия, вопреки тому договору, вытесняет ее с Ближнего Востока. Беспощадно.

Что началось в мире… И, чего уж там лукавить, продолжается до сих пор, в той самой географии, где громыхают взрывы, в сущности, детонированные Ваней Маркиным, сверхминером мировой истории, и реверберируют обиды прежних обид, нескончаемые отблески той вроде бы отполыхавшей ярости.

Похоже? Очень. Даже более: Джулиан Ассанж и его электронные подручные, не ведая того, в сущности, продолжили удалое дело Вани Маркина. И длиться это, кажется, будет уже бесконечно.

А что же Ваня Маркин? Сделав то, что сделал, он сдвинул набекрень бескозырку и ушел воевать на волжский фронт. Разумеется, в твердой уверенности, что российский капитал к осени 1918-го братва кончит, а затем и за мировой возьмется… И погиб там. И никто не знает, где его могилка. Как не вспоминают его и в истории дипломатии. Хотя зря, конечно.

Автор: Вадим Скуратовский, СН

Читайте также: