Божья роса. Почему Ассанжа не заставили умолкнуть раньше?

Возможно, австралийский хакер Джулиан Ассанж, выбранный фронтменом WikiLeaks, действует по велению сердца, и помыслы его чисты и наивны. Другое дело, что действия эти приводят к результатам, прямо противоположным желаемому: порождают у мира стойкий иммунитет к любому слову, погружая в беспросветный мрак Нового мирового порядка.

«Хоть плюй в глаза — и то Божья роса»
Русская народная пословица

28 ноября 2010 года Джулиан Ассанж и портал WikiLeaks обнародовали конфиденциальную переписку американских дипломатов. Ваш покорный слуга писал   по горячим следам: «Взорвалась бомба! Я лишь пытаюсь судорожно свести концы с концами, отследить надежные линки, разобраться в лавинообразном информационном потоке, осмыслить истерическую реакцию государств и правительств, но уже понимаю, знаю и чувствую наверняка: Событие по значимости своей соизмеримо с самолетометанием 11 сентября 2001 года. Случившееся сегодня — следующий шаг в надвигающемся на нас политическом Армагеддоне, наступившем после дня рождения Нового мирового порядка (9/11). Шаг этот — ответный удар мировой Закулисе. Мяч теперь на их стороне поля».

С уверенностью можно говорить лишь о том, что проект «WikiLeaks — Ассанж» — невиданное доселе тестирование всех мыслимых экстремумов: абсурдные в юридическом отношении обвинения в «изнасилованиях», публичные призывы к убийству, звучащие из уст официальных лиц, отработка разнообразных моделей подрывной деятельности с акцентом на анонимно-персонифицированную (реальный человек становится символом деятельности многих тысяч неизвестных осведомителей), продавливание границ терпимости к информационным утечкам у государственных ведомств и правительств едва ли не всех стран мира одновременно.

Экстремальная суть События дополняется многовекторностью. О проекте «WikiLeaks — Ассанж» невозможно составить однозначного мнения. Его нельзя оценить в рамках жесткой нравственной дихотомии (плохо — хорошо), нельзя с уверенностью утверждать, что он обслуживает интересы какой-то определенной политической группировки, имеет четко обозначенную идеологическую направленность против конкретных общественных образований, структур и проч.

Многовекторная природа проекта «WikiLeaks — Ассанж» определяет и построение нашего исследования. Вместо традиционного для рубрики акцента на какой-то одной эффектной версии, импонирующей автору, мы представим читателю максимально широкую картину происходящего, обозначим главные на настоящий момент гипотезы, стоящие за ними общественные интересы и силы, укажем на их сильные и слабые стороны как в плане трактовки личности Джулиана Ассанжа, так и в плане функционирования самой системы WikiLeaks. Разумеется, добавим и собственного масла в огонь, предложив неожиданную, но, как нам кажется, весьма перспективную интерпретацию События.

Начнем наш разговор с анализа условностей, сложившихся вокруг проекта «WikiLeaks — Ассанж». В первую очередь — это представление о его монолитности.

На самом деле в проекте сосуществуют две независимые линии: непосредственно деятельность портала WikiLeaks, специализирующегося на информационных «сливах» конфиденциальной информации, и похождения гражданина мира Джулиана Ассанжа, номинально являющегося австралийским подданным. Вместе с тем, и Белый дом, и мировые СМИ, и видные аналитики единодушно акцентируют единство этих независимых линий, поступая так, видимо, по соображениям бытовой целесообразности: надо же кому-то представлять (или, если угодно, отвечать, нести ответственность за) явление, у которого в принципе нет субъекта!

Структура распределенных серверов WikiLeaks такова, что физически невозможно обозначить авторство информации ни на стадии ее входа в систему, ни на стадии ее выхода. Так, собственно, WikiLeaks и задумывался: технология peer-to-peer, знакомая по торрентам, сеть виртуального туннелирования (TOR) и старая добрая криптозащита PGP — ядреный пунш, в осадке которого остается абсолютная анонимность.

Помимо австралийского хакера-альбиноса Джулиана Ассанжа, исполняющего роль создателя, руководителя и «мозгового центра» WikiLeaks, на сцену для простоты общения был выведен и второй персонаж: американский сержант Брэдли Меннинг, назначенный главным поставщиком афганских, иракских, а теперь и дипломатических конфиденциальных материалов.

ПОЧЕМУ АССАНЖА НЕ ЗАСТАВИЛИ УМОЛКНУТЬ РАНЬШЕ? ИЛИ ЗА ЕГО СПИНОЙ СТОЯТ МОГУЩЕСТВЕННЫЕ СИЛЫ, КОТОРЫЕ НЕЛЬЗЯ ПРОСТО ТАК ЗАТКНУТЬ ЗА ПОЯС?

Удобство персонификации анонимной модели очевидно: сразу стало известно, кого нужно ловить и наказывать. Меннинга бичуют за утечку конфиденциальной информации, Ассанжа — за ее распространение.

Побочный эффект персонификации анонимной модели проявляется в постоянной сбивке дискурса на детали и частности, не имеющие к существу дела ни малейшего отношения. Вместо того, чтобы анализировать и обсуждать фактуру обнародованных материалов, львиная доля дискуссий вертится вокруг «гомосексуальности и одиночества» Брэдли Меннинга, порванного презерватива Джулиана Ассанжа и связей с ЦРУ его шведских «подстав» — Анны Ардин и Софии Вилен.

Показательно, что сбивка дискурса выгодна лишь противникам WikiLeaks и Ассанжа, поскольку заведомо ведет в тупик. Даже если шведские феминистки и сотрудничают с американским разведуправлением, обстоятельство это ровным счетом ничего не объяснит и не прояснит, так как связь Ассанжа с WikiLeaks носит исключительно символический характер. Ну подставили опрометчивого австралийца в постели агенты ЦРУ, что дальше?

Какое отношение это имеет к утечке конфиденциальных документов? Никакого. Что это может изменить в распространении этих документов и будущих «сливов»? Ничего. Потому что Джулиан Ассанж ничего не сливает. Он — фронтмен. Система же WikiLeaks работает сама по себе. Или… не работает?

Теперь мне хотелось бы обратить внимание на единственное обстоятельство, которое не вызывает сомнений в проекте «WikiLeaks — Ассанж»: какова бы ни была степень вовлеченности Джулиана Ассанжа в дела WikiLeaks, он не может выступать в независимом контексте. Тому существует множество доказательств.

WikiLeaks занимается «информационными сливами» уже четыре года, и все это время Джулиан Ассанж постоянно перемещается по миру, дает интервью, участвует в телепередачах, ни от кого не скрывается и находится постоянно на виду — на виду не только у поклонников и поклонниц, но и у очень рассерженных, если не сказать разъяренных, товарищей. Товарищей влиятельных и опасных, из числа тех, кому WikiLeaks наступил на хвост своими публикациями компроматов.

Что мешает этим товарищам… нет, не ликвидировать Ассанжа, а просто заставить его замолчать, остановив тем самым поток дальнейших разоблачений? Только два обстоятельства: либо Ассанж в действительности не имеет никакого отношения к WikiLeaks (маловероятно), либо за его спиной стоят силы, которые нельзя просто так взять и заткнуть за пояс (более чем вероятно).

Рука об руку с иллюзией о независимости Джулиана Ассанжа идет иллюзия о независимости информации, сливаемой WikiLeaks. Убедительнее всех об этом написал Уильям Энгдаль: «На роль эксклюзивных распространителей утекшей информации Ассанжем были отобраны нью-йоркский Times, лондонский Guardian и Der Spiegel. Ассанж заявляет, что у него не было времени для просеивания многочисленных документов, а потому он передал эту работу доверенным редакторам из представительных СМИ, которым и надлежит решать, какие материалы предавать гласности.

Сильный, надо сказать, аргумент «против истеблишмента». Для контроля за выпуском материалов Ассанжа The New York Times назначил одного из своих руководителей — Дэвида Зангера. Одна незадача — Зангер вовсе не аутсайдер из антиистеблишмента, а член элитного Совета по внешним связям (Council on Foreign Relations), заседающий к тому же в Стратегической группе Аспенского института (Aspen Institute Strategy Group) вместе с Кондолизой Райс, бывшим министром обороны Уильямом Перри, бывшим главой ЦРУ Джоном Дойчем, бывшим заместителем Госсекретаря, а ныне главой Всемирного банка Робертом Целликом. Согласитесь, довольно странный выбор канала для распространения информации, сделанный человеком, который называет себя борцом с истеблишментом».

Неудивительно, что все существующие гипотезы, связанные с проектом «WikiLeaks — Ассанж», пытаются обозначить или угадать силы, стоящие за австралийским хакером. Давайте рассмотрим эти гипотезы в порядке их появления в общественном информационном поле.

Гипотеза цифровой Аль-Каиды

В мягкой форме идею о том, что деятельность Джулиана Ассанжа и возглавляемого им WikiLeaks является продолжением террористической войны против США в Интернете, транслируют американское правительство, конгрессмены, сенаторы республиканской партии и лично президент Обама. Официальная гипотеза Белого дома исходит из того, что группа маргинальных отщепенцев со всего мира объединилась для борьбы с Бастионом Демократии. Задача Ассанжа и WikiLeaks — поссорить Америку с остальным миром, посеять семена раздора в международных отношениях, подорвать доверие простых людей к своим правительствам и дипломатии.

На вопрос «Что делать?» сторонники гипотезы цифровой Аль-Каиды дают расплывчатый ответ «Остановить». При этом не уточняют — как. Полное же отсутствие каких-либо реальных усилий по «остановке» заставляет нас усомниться в искренности этой гипотезы. Когда Обаму спросили, почему США не делают запрос об экстрадиции Джулиана Ассанжа из Англии или Швеции, президент высказался о неэтичности вмешательства во внутренние дела иностранных государств. Знал бы заранее об этой щепетильности Владимир Бут, непременно бы покрасил волосы в белый цвет!

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ WIKILEAKS ПОВЫСИЛА «ПОРОГ ТЕРПИМОСТИ». ЧЕТВЕРТЬ МИЛЛИОНА СЕКРЕТНЫХ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ТЕЛЕГРАММ — ЭТО УЖЕ СЛИШКОМ

Гипотеза цифровой Аль-Каиды представлена и в радикальной тональности. Озвучивают ее конгрессмен-республиканец Питер Кинг и канадский колумнист, промышляющий в Вашингтоне, Джеффри Кунер. Первый, собственно, и приравнял WikiLeaks к Аль-Каиде, а второй публично призвал к физической ликвидации Ассанжа.

Забавно, что самые кровожадные призывы раздаются из самой политкорректной страны западного мира — Канады. Соотечественник Кунера профессор Том Флэнеган, бывший советник премьер-министра страны Стивена Харпера, также призывал к физической ликвидации Ассанжа в эфире телеканала CBS еще по горячим следам публикаций WikiLeaks — 30 ноября.

В целом гипотеза цифровой Аль-Каиды представляется нам самой вялой и неестественной, поскольку апеллирует исключительно к внешним обстоятельствам проекта «WikiLeaks — Ассанж» и отражает обескураженную официальную реакцию Белого дома.

Гипотеза «игрушечного слива»

Согласно этой гипотезе, «сливы» WikiLeaks не представляют ни малейшей опасности, поскольку не содержат в себе никакой по-настоящему засекреченной информации. Все, что публикует WikiLeaks, давно всем известно, никого не удивляет, а лишь раздражает мелкими оскорблениями в адрес конкретных общественных фигур. «Никакая это не бомба!» — в сердцах восклицает известный публицист Михаил Леонтьев, вторя представителям американской партии демократов, которые выступают главными спонсорами версии «игрушечного слива».

Главный аргумент сторонников этой гипотезы: по сети SIPRNet (Secret Internet Protocol Router Network), из которой была украдена дипломатическая переписка, никогда не циркулировали документы с грифом secret и тем более top-secret, потому де «сливы» WikiLeaks — это безобидные локальные слухи и сплетни да перепевки местной печати, которые нерадивые дипломаты пересылали до кучи из посольств в сводную базу данных Министерства иностранных дел.

К сожалению, гипотеза «игрушечного слива» также не выдерживает критики. Во-первых, как мы знаем, отбор публикаций регулируется сегодня людьми в доверенных СМИ, поэтому говорить об объективном представлении дипломатических утечек не приходится. Не следует также забывать, что из заявленных 251 287 телеграмм на момент написания этой статьи было обнародовано на сайте WikiLeaks лишь 1 344 текста, то есть капля в море.

Впрочем, даже эта информация содержит десятки примеров сенсационных разоблачений. Чего стоят попытки диктатора Али Абдуллы Салеха приписать себе американские ракетные удары по местам предполагаемой дислокации баз Аль-Каиды в Йемене ради того, чтобы избежать обвинений в продажности со стороны местного общественного мнения.

На меня лично вполне себе глубокое впечатление произвели рассуждения американских дипломатов о поддержке стран Балтии в гипотетическом военном противостоянии с Россией. Не то чтобы у меня когда-либо возникали иллюзии по поводу геополитически обусловленной и исторически непреодолимой враждебности США и Британии к нашему Отечеству, однако всегда интересно лишний раз удостовериться в правильности собственных оценок, так сказать, из первых уст.

Есть в гипотезе «игрушечного слива» и весьма ценное зерно. Достаточно заменить слово «слив» на «реакция», как мы сразу же получаем предельно объективное отражение реальности. Реальность же такова, что подавляющее большинство народных масс во всем мире совершенно равнодушно реагирует на откровения WikiLeaks, мотивируя свое безразличие все тем же отсутствием эвристики в компромате: «Что нового мы узнали? Что политики нечистоплотны и лживы? Эка невидаль! Зато обвинения Ассанжа в изнасиловании, которое проходило при абсолютном согласии всех вовлеченных в процесс сторон, — это сенсация! Вот где беспредел!»

Гипотеза i-9/11

Представление о проекте «WikiLeaks — Ассанж» как о спец­операции, проведенной по сценарию событий 11 сентября 2001 года и направленной на последующее принятие репрессивных мер по регулированию Интернета на уровне законодательства, аналогичного Patriot Act, было высказано впервые в эфире программы CoastToCoastAM самым прославленным конспирологом Америки Алексом Джонсом.

Признаюсь, на какое-то время гипотеза i-9/11 полностью захватила мое воображение, однако в конце концов пришлось от нее отказаться (как, впрочем, и от всех остальных гипотез) из-за недостатка прямых доказательств (вернее, полного их отсутствия). Косвенных — сколько угодно, зато прямых — ни одного.

ПОХОЖЕ, ГРОМКИЙ И СКАНДАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ «WIKILEAKS — АССАНЖ» РАЗЫГРЫВАЕТ ТОТ САМЫЙ СЦЕНАРИЙ, ЧТО МОСТИТ БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ ДОРОГУ В АД

Идея такова. В Соединенных Штатах в середине 1990-х годов из круга демократов левого толка выделилась довольно обширная группа политиков, ученых мужей и политтехнологов, которые, под руководством и при прямом финансировании со стороны Джорджа Сороса, успешно реализовали два дела: провели в Конгрессе поправку МакКейна-Файнгольда, запрещавшую использование т.н. нецелевых денег (soft money) в избирательных кампаниях, и раскинули сеть «независимых» общественных фондов и организаций, предназначенных для аккумуляции пожертвований на «святые дела» леворадикальных либералов: легализацию абортов, отмену смертной казни, участие в выборах заключенных, запрет оружия и т.п.

В 2003 году структуры Сороса неформально объединились в Теневую партию (Shadow Party), которая постепенно начала подминать под себя партию демократов, поскольку превратилась в основной источник финансирования «Ослов» из Конгресса и Сената.

Анализ программных документов и речей активистов Теневой партии — Мортона Гальперина, Лесли Гельба, Джорджа Сороса и в первую очередь Кэсса Санштейна, возглавляющего в администрации Обамы Отдел информации и нормативно-законодательных актов (OIRA), — привел Алекса Джонса к выводу, что проект «WikiLeaks — Ассанж» находится в полном идеологическом согласии с повесткой дня Shadow Party.

В 2008 году Кэсс Санштейн рекомендовал правительству внедрять в среду интернет-сообществ, сформированных вокруг «конспирологических теорий», подрывающих авторитет власти, своих агентов, для того чтобы вывести их деятельность за рамки закона. Далее, в полном согласии со схемой Дэвида Айка, разыгранной 11 сентября 2001 года: «Устрашающее действие — общественная паника и порицание — противодействие», предполагалось объявить «конспирологов» вне закона.

Экстраполируя схему на сюжет WikiLeaks, можно предположить, что дипломатические «сливы» будут объявлены разновидностью терроризма в Интернете и, как следствие, приведут к одобрению Конгрессом и Сенатом законодательного регулирования виртуального пространства, подобного Cybersecurity Act, представленному осенью 2009 года демократическим сенатором Джеем Рокфеллером и республиканской сенаторшей Олимпией Сноу.

В результате, — утверждает Алекс Джонс, — Джулиан Ассанж и WikiLeaks, выступающие пламенными борцами за свободу информационного пространства в мире, превратятся в Антихриста (причем неважно, по доброй воле, недомыслию или неведению!), эту свободу окончательно уничтожающего.

Логика Теневой партии, на первый взгляд, кажется странной: зачем либеральным демократам левого толка уничтожать свободу слова?! Парадокс, однако, снимается уже знакомым прецедентом: Сорос уничтожил soft money, которые являлись основным источником финансирования демократов (в отличие от республиканцев, которые всегда подпитывались hard money — именными инвестициями, направленными на четко оговоренные политические цели), с единственной мотивацией — заменить soft money денежными вливаниями через подконтрольные структуры Теневой партии!

Точно так же запрет свободы слова в Интернете на законодательном уровне будет означать не столько запрет WikiLeaks и уже существующих неподконтрольных информационных центров, сколько передачу монопольного права на эту модифицированную и дозированную «свободу слова» структурам Теневой партии, Соросу и стоящим за ним фигурам Нового мирового порядка.

В целом, повторюсь, гипотеза Алекса Джонса хоть и смотрится стройно и убедительно, напрочь лишена каких-либо прямых доказательств вовлеченности Кэсса Санштейна, Мортона Гальперина и Джорджа Сороса непосредственно в работу WikiLeaks и управление проектом.

Даже пример захвата домена http://torrent-finder.com/ Министерством национальной безопасности (Department of Homeland Security) в качестве иллюстрации развития сценария согласно гипотезе i-9/11 мне лично не кажется убедительным и больше напоминает пародию, чем реальную активность государственных структур (слишком уж много орлов на конфискованной странице).

Гипотеза разборок на Олимпе

Версия Алекса Джонса получила дальнейшее развитие среди совсем уж завернутых конспирологов, которые, исходя из предположения о роли Джорджа Сороса как представителя в США «старых денег» (банкирского дома Ротшильдов и Бильдербергского клуба), нарисовали в своем воображении бедного австралийского хакера и WikiLeaks полигоном борьбы между кланами европейских Ротшильдов и американских Рокфеллеров. Гипотеза, что и говорить, зрелищная, но, увы, еще менее доказательная, чем i-9/11.

Пора подводить итоги. Все гипотезы, конечно, красивы и привлекательны, однако, положа руку на сердце, являют собой лишь гадание на кофейной гуще. Вместо прямых доказательств — мыслительные конструкции.

Что если попытаться проанализировать проект «WikiLeaks — Ассанж», исходя исключительно из того, что нам реально дано в ощущение?

Для начала придется отказаться от любых поисков сил и структур, стоящих за Джулианом Ассанжем. Не потому, что таковых нет в природе (не сомневаюсь, что есть!), а потому, что мы просто ничего о них не знаем (по крайней мере на текущем этапе развития событий).

Если абстрагироваться от шведского бреда про «изнасилование», такого фактурного и одновременно позорного, остается только одно — равнодушие народа к разоблачениям WikiLeaks в самом широком смысле этого слова! Равнодушие всеобъемлющее, не знающее границ и государственных предпочтений. Равнодушие как форма тотальной реакции современников на самый массовый вброс компромата в истории!

Думаю, в этом равнодушии ключ ко всему проекту «WikiLeaks — Ассанж». Сейчас поясню.

Джулиан Ассанж в интервью читателям Guardian рассказал о главном преступлении современного капитализма: «Запад реализует свою власть через сеть контрактов, кредитов, долевых участий, банковских холдингов и т.д. В подобных обстоятельствах Слову легко быть «свободным», потому что изменения политической воли редко ведут к изменениям основополагающих инструментов.

Слово на Западе, как нечто, редко оказывающее влияние на власть, «свободно» в том смысле, как свободны барсуки и птички… Атаки на нас со стороны Соединенных Штатов оставляют великую надежду на то, что у Слова все-таки сохраняется сила как-то преодолеть финансовую блокаду».

Парадокс ситуации с WikiLeaks заключается в том, что его анонсированная активность по разоблачению «фарисейства мира» ведет не к усилению Слова и увеличению его «свободы», а прямо в противоположном направлении. Под давлением лавины компроматов происходит доселе невиданная девальвация Слова!

Деятельность WikiLeaks привела к качественному повышению «порога терпимости» по принципу перенасыщения химического раствора: четверть миллиона конфиденциальных дипломатических телеграмм зашкаливают воображение, и на фоне их общей монотонности и предельной детализации вызывают у населения планеты полнейшую апатию.

Важно понять, что процесс повышения «порога терпимости» не есть исключительное достижение WikiLeaks. Он длится десятилетиями и проявляет себя практически во всех сферах цивилизации: взгляните на современные триллеры и боевики, компьютерные игры или любовное кино. Чтобы вызвать в потребителе хоть какой-то эмоциональный отклик, приходится проливать кровь уже декалитрами, разбрызгивать мозги тоннами, а поцелуи дополнять массовыми случками человека со всеми представителями земной фауны.

В подобном контексте Wiki­Leaks стал лишь заключительным звеном в долгой цепочке уничтожения Слова и его свободы воздействия на мир. Забавно, но мнение Михаила Леонтьева, что WikiLeaks не бомба, а игрушка, само по себе уже является образцово-показательным результатом перенасыщения информационного раствора и девальвационного эффекта самого грандиозного «слива» в истории. Многие годы перенасыщению способствовали киноиндустрия, телевидение, Интернет, а теперь мы наблюдаем один из самых мощных информационных ударов по общественному сознанию — WikiLeaks.

В заключение о самом главном. Алекс Джонс с коллегами-конспирологами, исповедующими старомодный бред о стремлении власть предержащих ввести законодательный запрет на свободу слова в Интернете, даже не осознают избыточность своих страшилок. В ситуации тотальной девальвации слова ничего уже запрещать не нужно! Население планеты безо всяких запретов остается равнодушно к любой информации, любому компромату, любому разоблачению. Раствор перенасыщен. Достигнуто состояние «божьей росы»!

В подобных обстоятельствах совершенно не важно, какая «контора» стоит за Джулианом Ассанжем, и насколько его действия осмысленны и злонамеренны. Я лично убежден, что австралийский хакер, выбранный фронтменом WikiLeaks, действует по велению сердца, и помыслы его чисты и наивны. Другое дело, что действия эти приводят к результатам, прямо противоположным желаемому: порождают у мира стойкий иммунитет к любому слову, погружая в беспросветный мрак Нового мирового порядка.

В контексте гипотезы i-9/11 прозвучала мысль о вероятном развитии событий по сценарию «Фауста» Гете. В том смысле, что злые намерения Мефистофеля (читай Теневой партии) вполне могут привести к неожиданно светлым и добрым результатам. Мне лично кажется, что проект «WikiLeaks — Ассанж» разыгрывает противоположный сценарий: тот самый, что мостит благими намерениями дорогу в Ад.

Автор: Сергей Голубицкий, «Бизнес-журнал Онлайн»

Читайте также: