«Украина для людей»? Нет: для нелюдей, судей и прокуроров. История обобранной сироты

Юля Шейман в 9 лет осталась круглой сиротой. Сегодня эта маленькая, худенькая, беззащитная молодая девушка уже четвёртый год пытается с помощью суда и прокуратуры вернуть своё жильё. Что значит быть сиротой в Украине, и что такое в Украине прокуратура и суд для обычного гражданина — в нашем рассказе.

Её семья проживала по уплотнению в одной комнате 2 — комнатной квартиры на улице 9 Мая в центре Днепродзержинска. После смерти родителей Юля училась и проживала сначала в интернате, а затем в ПТУ № 22. Исполнительный комитет Баглейского райсовета Днепродзержинска своим решением № 327/2 от 16.12.1998г. закрепил за 9-летней девочкой вышеупомянутую комнату. Пока девочка росла без родительской любви и ласки, её соседи продали свою комнату гражданке Мазур Наталье Евгеньевне.

Та, в свою очередь, попыталась «купить» и комнату сироты, предложив ей взамен прописку в селе. Юля от такого «подарка» новой соседки отказалась. Последняя, недолго думая, решила внаглую отобрать у сироты и вторую комнату, несмотря на то, что на тот момент Юля уже стала совершеннолетней и смогла самостоятельно приватизировать свою жилплощадь.

Наталья Мазур, воспользовавшись отсутствием сироты в комнате, принадлежащей ей на праве частной собственности, беспрепятственно проникла в комнату Юли и полностью очистила её от принадлежавших девочки вещей, доставшихся ей от родителей. При этом были выброшены детские игрушки, фотографии, сохранявшие детскую память о родителях и беззаботном детстве, мебель, посуда, одежда. То есть Наталья выбросила всё, что было в комнате Юли, тем самым ещё раз дав девочке прочувствовать потерю родных и всего, что было с ними связано в детских воспоминания.

Юля Шейман в 2007 года обратилась в прокуратуру Днепродзержинска.

В марте 2009 года Заводский суд г.Днепродзержинска амнистировал гражданку Мазур Н.Е. и тем самым избавил её от заслуженного наказания, предусмотренного за содеянные последней преступные деяния подпадающие под ст.162 ч.1 УК Украины (нарушение неприкосновенности жилища).

Амнистией для Мазур послужила её беременность, вполне возможно заранее спланированная для избежания уголовной ответственности. В марте этого же 2009 года прокуратура Днепродзержинска обратилась в интересах сироты в Баглейский районный суд г.Днепродзержинска с иском об истребовании жилья с чужого незаконного владения и устранения препятствий в пользовании собственностью. Дело попало к судье Баглейского суда Савченко Виктору Алексеевичу.

По разным причинам это дело систематически откладывалось, в большей степени из-за неявки ответчика – Мазур Н.Е. Ни судья, ни представитель прокуратуры Пилипенко М. (кстати, тоже мать) абсолютно не реагировали на наглую длительную неявку в суд Натальи Мазур. Только после вмешательства автора этих строк дело сдвинулось с мёртвой точки, и ответчица стала являться в суд.

Затем судья с адвокатом ответчицы придумали новую тактику – задурить сироте голову и затянуть дело, вынеся ещё в мае 2010г. безосновательное определение суда об экспертизе жилья, чтобы выяснить, сколько денег затратила Мазур на ремонты своей и Юлиной комнат, лишив сироту жилья. Юля делать ремонт в своей комнате Наталью не просила, а соответственно никакие затраченные последней деньги не могут быть взяты судом во внимание. Ремонт в комнате Шейман Мазур делала по собственному желанию на свой страх и риск.

Но судья Савченко, схватившись за такое «пожелание» ответчицы, приостановил рассмотрение дела, и вот уже одиннадцать месяцев «ждёт» заключение экспертизы. А Юля вынуждена жить, где придётся, т.к. своя квартира ей сегодня не принадлежит и находится во владении соседки Мазур.

Представитель прокуратуры Пилипенко М. с 2009 года то сама несколько раз не являлась в судебные заседания, то рассказывала что-то невнятное, а то и вовсе молчала, когда надо было защищать сироту. Создавалось такое впечатление, что в суде присутствует не представитель прокуратуры, защищающий интересы сироты, а бабка с улицы не знающая ни законов, ни своих прав, ни обязанностей.

Хотя прокуратура Днепродзержинска, видя наглое нежелание ответчицы Мазур освободить принадлежащую Юле Шейман комнату, могла уже давно повторно возбудить уголовное дело по тем же основаниям, т.к. раскаяния за содеянное у «амнистированной» так и не наступило.

В июле 2010 года Юля обратилась к гаранту Конституции – Президенту Виктору Януковичу. Люди гаранта сбросили обращение сироты в областную прокуратуру, а та, в свою очередь, в августе перебросила его прокурору Заводского района Довгалю М. (кличка «Пупсик»).

 

 

«Пупсик», жаждущий и видящий только те дела, на которых можно заработать себе в карман, вообще проигнорировал указание своего руководства, и о принятых им мерах даже не соизволил сообщить жалобщику. В декабре 2010-го Юле Шейман исполнилось 23 года, а соответственно она лишилась статуса ребёнка сироты, чем, скорее всего, обязательно воспользуется прокуратура и откажется защищать её интересы в суде. Хотя если разобраться, проку от такой «защиты» абсолютно никакого.

Сегодня, как показывает практика, прокуроры Украины работают преимущественно для своего личного обогащения, а интересы граждан, как и самого государства, игнорируются ими систематически. Под опекой и защитой прокуроров в большинстве случаев оказываются те, кто должен нести уголовную ответственность, а те, кто ищет в прокуратуре защиты и помощи без денег, ничего подобного там не находят. Прокуратура не только не защищает интересы граждан Украины, но и плюёт на интересы государства, в котором ежедневно и ежеминутно из-за таких «стражей правопорядка» подрывается доверие наших граждан к Закону и существующей власти.

К примеру, взять тот же Баглейский суд Днепродезржинска.

Есть закон, по которому канцелярия суда обязана работать ежедневно, то есть ежедневно не просто просиживать своими задницами стулья, находясь на рабочих местах, а и выдавать гражданам дела для ознакомления, делать копии аудиозаписей судебных заседаний, выдавать копии необходимых гражданам документов из материалов дел, копии постановлений, решений и т.д. Если прокуратура не знает этот законодательный акт, то спешу сообщить, что он называется «Наказ Державної судової адміністрації України від 27 червня 2006 року N 68 «Про затвердження Інструкції з діловодства в місцевому загальному суді».

Но в Баглейском суде Днепродзержинска канцелярия работает только в понедельник с 15-00 до 18-00 и в четверг с 08-00 до 10-00.

Прокуроры участвуют в судебных делах практически ежедневно и ежедневно делают вид, что не видит в эти два дня огромные очереди и издевательства над гражданами Украины. Не видят и не выносят никакого протеста на вышеупомянутую работу канцелярии. Конечно же, всё это делается при попустительстве, а, скорее всего, при «благословении» руководства Баглейского суда. Не лучшая ситуация и Днепровском суде Днепродзержинска. Там канцелярия суда работает вообще только во вторник, но зарплату, разумеется, получает в полном объёме.

Этого прокуратура видеть не желает. Сегодня прокуратура Днепродзержинска (в частности «Пупсик» из Заводского района) отслеживает в СМИ публикации о правонарушениях, совершённых кем-то из граждан, и думает, как бы на этом заработать свои дивиденды. Так, в частности, после публикации «УК» материала о ночном клубе «Пафос» Заводская прокуратура самостоятельно изучила опубликованное и явилась на заседание Заводского исполкома, на котором рассматривался вопрос работы «Пафоса».

Какие выводы дальше будут «Пупсиком» сделаны, время покажет и, скорее всего, предприниматель финансово ответит перед прокурором Заводского района за незаконную работу своего кафешантана на протяжении нескольких лет. А вот что касается защиты интересов сирот, несовершеннолетних, малоимущих, пенсионеров, безработных и попираемого судами верховенства права, то это остаётся для нас такой же несбыточной мечтой, как и достойная зарплата народного депутата каждому украинцу.

Маргарита Закора, Днепродзержинск; специально для «УК»

Читайте также: