О «честном депутатском»: почему и как вам врут подонки из Рады

Обычай 1 апреля врать напропалую, разыгрывая друг друга, в украинском парламенте воспринимают без особого энтузиазма. В прошлом году в День дурака в Верховной Раде и вовсе царило уныние: регионалы и бютовцы напряженно выясняли отношения, последние даже грозились заблокировать трибуну. В общем, было не до шуток. Зато когда дело доходит до необходимости солгать ради партии (своего кармана — «УК»), депутатам выбирать не приходится. Почему и как вам врут депутаты.

Авторы: Оксана Миронова, Нина Курьята, ВЛАСТЬ ДЕНЕГ

Честное депутатское

Психологическая нагрузка на политика, попавшего в обойму «говорящих голов» фракции, настолько высока, что порой нервы сдают даже у самых опытных ораторов. Тогда они берут небольшую паузу, чтобы отдохнуть от необходимости убедительно искажать реальность в партийных целях.

Один из таких случаев вспоминают в парламентских кулуарах в качестве анекдота. Якобы в один из летних дней 2009 г. во время согласительного совета Верховной Рады главе фракции «БЮТ-Батькивщина» Ивану Кириленко позвонили с просьбой срочно огласить журналистам новость о социологическом заговоре против Леди Ю.

Как утверждает собеседник «ВД», Кириленко не очень-то хотел артикулировать сомнительную информацию, а посему перепоручил задачу своему заместителю — Андрею Кожемякину. «Около десяти социологических центров Украины получили заказ на систематическое обнародование якобы результатов опросов граждан, посвященных следующим выборам президента, хотя на самом деле эти опросы проводиться не будут.

Там будет указано, что во второй тур президентских выборов выходят Виктор Янукович и Арсений Яценюк», — отрапортовал нардеп перед журналистами. Эту новость до сих пор можно без труда отыскать в интернете. Тогда же г-н Кожемякин пообещал предоставить доказательства заявления.

Однако на уточняющем вопросе (какие именно социологические центры во­шли в сговор?) замялся и предложил обратиться к Ивану Кириленко. Мол, уж тот точно в курсе. Атакованный журналистами глава фракции «БЮТ-Батькивщина» посетовал на недоразумение и, пообещав, что сейчас же позовет Кожемякина объясниться со СМИ, скрылся за дверьми. Больше в тот день ни Кириленко, ни его зама журналисты не дождались.

Равно как и анонсированных на «ближайшие дни» доказательств. Как бы там ни было, а ложь (от невинной до неприкрытой) — интернациональный атрибут любого политического деятеля. Если политик начнет говорить только правду, он перестанет быть политиком. Двусмысленности, недоговорки, уход от темы или подмена понятий — это неполный арсенал методов, позволяющих политикам лгать красиво. К 1 апреля «ВД» по­просила парламентариев рассказать о том, как они оттачивают мастерство полит­обмана.

Мастер-классы для «говорунов»

Партийные тренинги по ораторскому искусству — не только обязательный атрибут крупных парламентских фракций, но и источник ярких и неожиданных впечатлений. Народный депутат Тарас Чорновил, в прошлом входивший во фракцию Партии регионов, с улыбкой вспоминает, как в 2006 г. регионалы готовились к теледебатам с депутатами от «Нашей Украины», используя… апельсины.

Именно этот фрукт помогал спикерам бело-голубой фракции после «оранжевой революции» оттачивать скорость реакции на неожиданные вопросы. «Депутат задает вопрос и бросает апельсин. Пока тот летит, нужно придумать ответ, поймав апельсин, ответить, а затем перебросить его оппоненту, задав свой вопрос, — делится воспоминаниями нардеп.

— Тема вопроса никак не ограничивалась. Это развивает психологическую готовность к самым неожиданным темам. Люди, которые входили в эту группу, как правило, были готовы к любым вопросам — и удобным, и неудобным. Задача была: научиться излагать аргументацию либо уходить от ответа».

Правда, подходы к коммуникационной стратегии, по словам нашего собеседника, в Партии регионов несколько раз менялись. «Сперва работал „принцип Раисы Богатыревой“: во фракции была сформирована специальная команда депутатов, которым разрешалось ходить по всем эфирам и комментировать самые различные темы, а остальных настойчиво просили вообще нигде не ходить и никаких комментариев не давать. Потом начал действовать „принцип Анны Герман“. Она убеждала, что, если во­прос неудобный, надо от него уходить и отвечать что угодно, пусть даже совершенно из другой сферы, но то, что ты знаешь».

В отличие от регионалов, в расколотой фракции НУ-НС примеры централизованных тренингов вспомнить не смогли. «Фракция не выстраивает работу с общественностью, — отмечает народный депутат от НУ-НС Леся Оробец. — В группе „Наша Украина“ есть определенная координация, секретарь группы, который отвечает за посещение эфиров, например. Но в принципе фракция известна тем, что в ней может быть весь спектр политических мыслей, а потому любая координация просто невозможна».

Зато вторая по величине фракция парламента — «БЮТ-Батькивщина» — от регионалов не отстает, периодически тоже работая с консультантами. «С 1998 года я был тренером, в том числе и для политиков. В нашей фракции больше половины людей прошло через мои тренинги, — рассказывает бютовец Андрей Шевченко.

— Много коллег растут индивидуально: занимаются с консультантами, тренерами, читают литературу. Очевидно, что это необходимо. Есть си­стема тренингов партийного обучения, но она больше рассчитана на людей, которые работают в регионах — руководителей штабов, местных организаций. Каждый из них проходил тренинг».

По заверениям экс-бютовца Олега Ляшко, перед особо важными эфирами с потенциальными ораторами работают политтехнологи, специалисты, которые готовят справочные и подготовительные материалы. В обычные же трудовые будни специальных занятий фракция не проводит. Однако на пресс-конференции пускают не каждого депутата.

«Каждый день мы определяем, кто из депутатов по какой теме выступает и какие главные тезисы и акценты должны быть озвучены, — говорит глава фракции БЮТ в парламенте Иван Кириленко. — Новичкам некоторые выступления мы помогаем готовить. Мы прекрасно понимаем, что мало произнести вступительное слово, нужно быть готовым ответить на ряд вопросов.

Ведь есть люди, которые владеют темой, но пока еще не владеют в совершенстве технологиями маневрирования в большом разнообразии встречных вопросов, которые могут быть поставлены. В том числе и неожиданных, не связанных с отраслью, а связанных с политикой. Если звучат вопросы, не связанные с заданной темой, мы берем инициативу в свои руки и возвращаем тех, кто ставит во­просы, к сути. Такие установки даются тем, кто идет выступать: не особо растекаться мыслию по древу, а говорить четко по заданной теме».

Вооружены до зубов

Как правило, на специализированных тренингах политики оттачивают мастерство технологических дискуссий, техники НЛП и внушающей лингвистики. Среди многочисленных методов ответа на любой каверз­ный вопрос, которым обучают депутатов, особенно популярны несколько. Рефрейминг, задача которого изменить интерпретацию тех или иных проблем в выгодном для говорящего направлении.

Дезинформация, под которой понимают преувеличение одного факта, чтобы скрыть другой. И психологическое «айкидо» — техники ухода от агрессии и перенаправления диалога в нужное русло. Не пренебрегают в Верховной Раде и штудированием теории манипулирования информацией. Регионал Владислав Лукьянов в беседе с «ВД» похвалил учебники «отца рекламы» британца О’Гилви и современного российского бизнес-тренера по публичным коммуникациям Радислава Гандапаса. Нашеукраинец Кирилл Куликов — «старины Сэма Блэка», автора первой книги о PR, выпущенной в СССР, лекции которого нардеп, по его собст­венным словам, посещал еще в 1988 г.

Правда, на прямой вопрос: «Какие приемы и техники вы лично чаще всего используете, чтобы уйти от острых вопросов?» — почти никто из парламентских ораторов искренне ответить не решился. Тем самым продемонстрировав на практике приемы, о которых шла речь.

«Я отвечаю на все вопросы», — заявил внефракционный Олег Ляшко и тут же ушел от ответа на вопрос о своем джипе со спецсигналами, который в прошлом году стал объектом журналистского расследования, моментально переведя разговор на другую тему — о некомпетентности журналистов. «Я не специалист в этом (приемах лжи — прим. „ВД“)», — бросил через плечо вице-спикер Николай Томенко, экс-завкафедрой политологии Киево-Могилянской Академии.

Однако насчет приемов лжи политических оппонентов наши собеседники оказались гораздо более многословными. «Они говорят о справедливо­сти, об Украине, о том, чтобы солнце вставало на востоке и садилось на западе, чтобы небо было синее, а трава зеленая», — описал «ВД» популярный прием ухода темы беседы Владислав Каськив, координатор нацпроектов и нардеп от НУ-НС. — Это является прикрытием для определенных мотиваций, причем не всегда плохих«.

Нашеукраинец Анатолий Гриценко посоветовал установить детектор лжи на парламентскую три­буну и вывести на всеобщее об­озрение «красную лампочку». А Владиславу Лукьянову такой детектор не нужен: для выявления скрытых мотивов он часто анализирует, является ли выступление депутата откровенным лоббированием чьих-либо интересов. Правда, на вопросы «ВД» о возможном конфликте должностных и бизнес-интересов отдельных членов Кабмина Лукьянов ответил пространным рассказом об исключительных душевных качествах этих людей.

Красиво врать не запретишь

Представители политических кругов предпочитают врать математически выверенными и протестированными формулировками (подробнее — см. «ВД» № 23, 2010 г.). По крайней мере, перед выборами. Но, лишившись роя полит­технологов и прочих имиджевых специалистов, присущих исключительно активной фазе предвыборных кампаний, депутаты, предоставленные сами себе, теряют «квалификацию». «Все политики напрягаются перед самыми выборами: подключают консультантов, заказывают тренинги по ораторскому искусству, — говорит тренер по ораторскому искусству Игорь Хлопонин.

— Упор идет на центральные, партийные идеи и предвыборные тезисы. Отрабатывается четкая линия. А в межвыборное время, с одной стороны, расслабляются политики, а с другой — круг возможных вопросов заметно расширяется и становится менее предсказуемым. Забывается профессиональная или специальная техника, политики теряют форму и часто просто „скатываются“ к откровенной лжи».

В среде профессиональных тренеров по коммуникации уверены: если человек постоянно не отрабатывает полученные навыки, то они забываются в среднем через два месяца. Возможно, поэтому в межсезонье появляется большое количество не искусно замаскированной, а вовсе неприкрытой лжи. Так, например, пока нардепы-регионалы Ирина Бережная и Максим Луцкий находились в Брюсселе, их карточки «на двоих» проголосовали 10 раз.

Каждый из них просто наивно утверждал, что карточки не голосуют. «Грамотные тренеры учат не лжи, а дезинформации и дипломатии. Не просто технологиям убеждения слушателя в чем-то, а тому, как сказать мягко и красиво, чтобы у людей создалось позитивное ощущение, что ты говоришь правду, — поясняет Хлопонин. — Но украинские политики иногда лгут только для того, чтобы поднять рейтинг, шумиху. Для политика сделать какое-то сомнительное заявление очень естественно, не потому что он плохой, а потому что система такая. В момент, когда политик лжет, какая-то часть его живет в иррациональном мире, в данном образе».

Для успешного вранья политику нужно «знать места». Идеально для этой цели подходят телевизионные эфиры: там возможность получить нежелательный вопрос достаточно мала. Однако в эпоху Web 2.0, когда каждый «юзер» может спросить о чем угодно непо­средственно в блоге у политика или привселюдно вывесить собственноручно снятый компромат на него в соцсети, политики теряют те лоск и недоступность, которые обеспечивает им телекамера.

По мнению политолога и внештатного советника президента Дмитрия Выдрина, вездесущий интернет вносит существенную сумятицу в ряды лгунов: «Так беспардонно и нагло врать, как 15-20 лет назад, уже невозможно. Общество становится предельно прозрачным. Мы переселяемся из деревянной избы в стеклянный дом, где все видно насквозь».

Так что развитие технологий заставляет политиков лгать искуснее. Меньше врать, опасаясь технического прогресса, они вряд ли станут. «Политики продолжат общаться месседжами и будут стараться поменьше знакомить людей с реальным состоянием вещей», — прогнозирует Яро­слав Ведмидь, управляющий партнер Центра общественных стратегий «Куб».

Безусловно, им придется дозировать «удельный вес» неправдивой информации в своих сообщениях, однако «чистую правду», по мнению политологов, они не станут говорить никогда. Скорее, в будущем обучение искусству лжи во фракциях станет еще более системным. На этом фоне отсутствие у народных депутатов желания в шутку обманывать друг друга 1 апреля можно понять. Справедливости ради следовало бы даже объявить этот день в Верховной Раде свободным от неудобных вопросов — чтобы народные избранники могли полноценно отдохнуть от вранья хотя бы один день в году.

Авторы: Оксана Миронова, Нина Курьята

Читайте также: