С полурабочим визитом. Как чиновники Украины ездят за границу и что нам всем с этого

В теплое время года конкуренция за места в составе и сопровождении украинских делегаций, выезжающих за границу, обостряется до предела. Чиновники, депутаты и просто близкие к политической кухне граждане не стесняются задействовать связи, чтобы попасть в заветный список. Оно того стоит! Во сколько обходятся нам, гражданам, эти “забеги в ширину” — подробно.

С 1 апреля в Украине вступило в силу одно из любопытнейших постановлений правительства, согласно которому расходы чиновников на заграничные командировки по сути ничем не ограничены. При беглом исследовании документа под «лаконичным» названием «О суммах и составе расходов на командировки государственных служащих, а также других лиц, которые направляются в командировку предприятиями, учреждениями и организациями, которые полностью или частично содержатся (финансируются) за счет бюджетных средств», можно прийти к выводу, что определенные ограничения все-таки действуют.

Согласно нормам, из карманов налогоплательщиков на один день пребывания государственного мужа в США выделяется $290, в Японии — $300, в России — $187, во Франции — $230, а в неспокойной Ливии — $239. Но при более детальном изучении вопроса выясняется, что эти суммы весьма условные.

В специальном дополнении к данному постановлению членам правительства, госслужащим различных рангов и даже любому другому участнику официальной делегации, который уполномочен выступать от имени Украины на конференциях, переговорах и форумах, суточные могут быть увеличены до 50% сверх нормы.

Размер такой надбавки, конечно же, зависит от статуса чиновника — чем он выше, тем больше денег командированный получит на карманные расходы. Но и это не все. Правительство позаботилось и о тех, кто не любит дешевых поездов, самолетов, морских лайнеров, а жить за границей предпочитает в дорогих отелях.

На этот случай чиновникам, выразившим желание поехать бизнес-классом или разместиться в апартаментах пятизвездочного отеля, предлагается лишь… получить «разрешение руководителя», и тогда подобные расходы не будут считаться истраченными сверх нормы и должны компенсироваться в полном объеме.

В общем, хорошие отношения с руководством — залог достойного отдыха государственных служащих. Ведь правильно подготовленная рабочая поездка за границу только отчасти занята деловыми встречами. Обязательные ее составляющие — осмотр достопримечательностей и, конечно же, шопинг. К последнему чиновников, как правило, обязывают жены.

Ведь немногие способны упустить шанс обзавестись за рубежом вещами дорогих брендов и ввезти покупки по дипломатическим каналам без таможенного осмотра. В общем, у украинских граждан есть масса поводов рваться в списки делегаций, отправляющихся за границу. И свежее правительственное постановление, очевидно, станет еще одним стимулом.

Стесненные в средствах

Экс-министр иностранных дел, возглавляющий парламентский комитет по вопросам европейской интеграции, Борис Тарасюк констатирует: среди чиновников выработался стереотип, согласно которому они стремятся повидать мир непременно за счет госбюджета. «Чтобы реализовать это стремление, нужно попасть в состав официальной делегации. А вопрос о том, насколько каждый конкретный ее участник эффективен в поездке, лежит на совести руководителей делегаций.

Они должны определять целесообразность или нецелесообразность участия того или иного члена делегации», — говорит народный депутат, постоянно летающий на встречи с западными дипломатами. В лексиконе политиков уверенно закрепился ироничный термин «дипломатический туризм», но конкуренция между желающими отправиться в заграничное турне за государственный счет все равно не спадает.

Особенно острое соперничество в этом вопросе последние несколько лет разворачивается на парламентском направлении. Народные депутаты наперегонки пытаются вскочить в самые, что называется, «жирные» группы дружбы с иностранными государствами и международными организациями. Такими в Верховной Раде считаются межпарламентские группы сотрудничества с ЕС, ПАСЕ, НАТО и ОБСЕ.

Они, в отличие от большинства других групп, по признанию самих законодателей, неплохо финансируются. «Основной залог попадания в такую группу — это огромное желание народного депутата, — делится секретами парламентской кухни нардеп Михаил Волынец, являющийся членом восьми межпарламентских групп дружбы. — Знаете, до смешного доходит! На одно место претендует несколько людей. Даже разборки устраивают. В такой ситуации заниматься урегулированием конфликтов приходится лидеру политической партии или руководителю фракции».

Дело в том, что во время кризиса финансирование зарубежных визитов парламентариев заметно сократилось, в отличие от расходов на эти же цели прочих представителей центральных органов власти. Так, в 2008 г. «на заграницу» народным избранникам полагалось на 40% меньше, чем в 2005-м. Последние два года бюджет заграничных вояжей народных депутатов увеличивался, однако темпами куда более скромными, нежели расходы на президентские и правительственные делегации.

В этом году задекларированные в бюджете расходы законодателей на посещение других стран не превысили «исторический максимум» 2003-го — не хватило «всего лишь» 1 млн грн. Зато официальные расходы госбюджета на полеты президента в 2011-м на 26 млн грн. «переплюнули» показатели восьмилетней давности (подробнее — см. «Расходы на зарубежные поездки первых лиц»). И это, по словам народных избранников, не окончательная сумма.

Нардеп Андрей Шкиль уверен, что затраты на зарубежные визиты главы государства не ограничиваются соответствующей статьей госбюджета, а умело «разбросаны» и по другим статьям. «Бюджет президента на зарубежные поездки — полмиллиарда гривен, — говорит Шкиль. — Мы с коллегами подсчитали, что предыдущему президенту, который тратил на себя на 20% меньше, выписывалось столько солярки, что он мог два раза в день летать в Киев на работу, если бы жил в Праге. А нынешнему президенту выписывается столько, как если бы он жил в Париже».

Определенная стесненность в средствах на загранвизиты заставляет парламентариев конкурировать не только между собой, но и с представителями других центральных органов власти. Следствие этой конкуренции — жесткая критика перерасходов со стороны непарламентских делегаций. «Я наблюдал ситуацию, когда один из предыдущих министров транспорта летел в Китай с делегацией из тридцати человек!

Это, конечно же, сверхрастраты, — возмущается Олег Билорус, председатель парламентского комитета по иностранным делам. — К тому же, мы, депутаты, всегда летаем эконом-классом. Но я видел очень много случаев, когда в одном самолете, скажем, летит глава комитета иностранных дел ВР и какой-то чиновник правительства. Чиновник идет в бизнес-класс, а глава комитета — в эконом-класс. Такие карикатурные ситуации происходят слишком часто».

Попасть в струю

За место в списке правительственной или президентской делегации тоже необходимо побороться. Желающим попасть за границу за счет госбюджета приходится заручаться протекцией влиятельных просителей. Порой за них хлопочут даже бывшие чиновники. Экс-министр иностранных дел Геннадий Удовенко рассказывает, что ему даже на пенсии приходится задействовать дипломатические приемы, чтобы помогать своим протеже попадать в состав официальных делегаций.

Дипломат признается, что в предыдущий раз «лоббировал» включение в состав одной из украинских делегаций ректора Национального лесотехнического университета Украины Юрия Туницы, плотное сотрудничество с которым у них завязалось еще в середине 1990-х гг. «Я лично писал письмо министру иностранных дел Грищенко, чтобы в состав делегации включили Туницу», — откровенничает бывший министр.

Делегация, отправляющаяся за рубеж, всегда состоит из двух групп: лиц, уполномоченных выступать от имени Украины, и тех, кто их сопровождает. Вторая часть группы на практике порой в несколько раз превышает первую. Именно за счет этой части нередко улетают за рубеж проницательные «политические туристы», в услугах которых официальная делегация на самом деле не слишком нуждается. «В состав официальной части делегации сложно включить «левого» человека, так как трудно определить его цель.

А вот цели сопровождающих лиц никто особенно не проверяет, — рассказывает народный депутат Украины и бывший пресс-секретарь президента Виктора Ющенко Ирина Геращенко. — В этом случае, как говорится, пожалуйста: сколько самолет позволяет, сколько средства позволяют, сколько совесть позволяет. Кстати, к сопровождающим, как правило, относится и охрана, и пресс-служба, и журналисты, и эксперты, и переводчики, и всякого рода советники».

В системе утверждения имен тех, кто летит за рубеж за госсчет, решающий голос остается за главами делегаций и руководителями Секретариата Кабмина и Администрации президента. В совместных дискуссиях они утверждают окончательные списки выезжающих. «Если список подписан, то остальное уже не имеет никакого значения, — на условиях анонимности рассказал «ВД» бывший сотрудник украинского МИДа. — На это выделяются деньги. Выкупается чартер или покупаются билеты на рейсовые самолеты, и все дружно едут за государственный счет».

Их не заметят

Для заместителя главы комитета ВР по иностранным делам Леонида Кожары заручиться поддержкой главы делегации особенного труда не составляет. В апрельскую поездку в Китай парламентария, по его собственным словам, пригласил лично премьер-министр Николай Азаров. Причем, в Поднебесной г-н Кожара решал отнюдь не правительственные, а партийные вопросы. «Моя задача была от имени Партии регионов подписать с Коммунистической партией Китая соглашение.

Авиабилеты я не покупал, так как летел в правительственном самолете. Но проживание в гостинице и питание оплачивал самостоятельно», — заверил корреспондента «ВД» парламентарий и, чтобы окончательно убедить в своей искренности, принялся искать квитанции на оплату гостиницы. Найти их г-ну Кожаре удалось не сразу, и в пылу поисков политик обронил фразу о том, что за эти квитанции ему «еще придется отчитываться». Однако уточнять, почему его личные расходы являются предметом отчетности и значит ли это, что они будут компенсированы, не стал.

Впрочем, нередко участники зарубежных делегаций стараются не афишировать не только подробности зарубежных визитов, но даже сам факт того, что они состоялись. Один из экс-сотрудников украинской дипломатической миссии, работавший в странах Восточной Европы и пожелавший остаться неназванным, рассказал «ВД», что существует порядок, согласно которому все обстоятельства визитов официальных делегаций из Украины в обязательном порядке должны протоколироваться. Но на практике этот порядок сплошь и рядом нарушается. «Все зависит от посла, — говорит он. — Часто делегации приезжают, так сказать, «в гости». То есть они хоть и официально приезжают, но об этих визитах умалчивают».

В министерствах и ведомствах в разгаре процесс формирования «списков счастливчиков», отправляющихся «перенимать опыт», «налаживать политическое сотрудничество» или «привлекать инвесторов». В отличие от визитов с участием первых лиц государства, большинство вояжей министерских и ведомственных делегаций не освещается в прессе и почти никак не контролируется. Так что ничего не будет мешать чиновникам и прочим достойным представителям украинского государства, сумевшим победить в конкурентной борьбе за место в списках, наслаждаться шопингом и культурной программой на чужбине. Тем более, правительство как нельзя кстати позаботилось и о финансовой составляющей вопроса.

Автор: Станислав Мирошниченко, Власть денег

ТАРАС ЧОРНОВИЛ: «Никакого отношения к внешней политике большинство зарубежных визитов власти и оппозиции не имеют»

Первый заместитель главы комитета ВР по иностранным делам Тарас Чорновил резко критикует правительственные и президентские делегации, но гораздо более осторожен в оценках парламентских. Тем самым иллюстрируя борьбу за финансирование зарубежных вояжей между центральными органами власти.

Насколько сложно, на ваш взгляд, проконтролировать зарубежные визиты украинских делегаций?
— О многих правительственных, ведомственных делегациях мы узнаем случайно. И, как правило, даже не знаем их официального статуса. Уровень их освещения очень низкий. По парламенту скажу, что количество визитов, которые критиковали и называли «парламентским туризмом», сейчас сведено к нулю. Причем некоторые из парламентских групп дружбы сделали такие прорывы, что после этого правительство имело чистую дорогу.

О каких государствах идет речь?
— Например, когда наша парламентская делегация (кстати, не за счет государства, а в частном порядке, поскольку визит совмещался с отдыхом) провела переговоры в Шри-Ланке. Это стало основой для приезда в Украину президента этого государства, в ходе визита которого были подписаны первые договоры между нашими странами. По Австралии были большие возможности, но, к сожалению, после президентских выборов в 2004 г. нам тихонько пояснили, что Австралия не входит в число приоритетов Виктора Ющенко. А ведь там было несколько огромных проектов, в том числе и по космической программе.

Заложенные в госбюджете суммы на визиты украинских делегаций за рубеж соответствуют тем, которые тратятся в реальности?
— В реальности тратится намного больше. Часть снимается с бизнесменов, которых якобы берут в состав делегаций. Часть — с депутатов, с формулировкой, что они имеют право поехать в свите президента, но платят за себя сами. Такое тоже бывает. Количество парламентских визитов четко фиксировано. Все они согласовываются на нашем комитете иностранных дел и подписываются главой ВР еще в начале года. На поездки президента, если они несут какой-то прорыв, денег не жалко. Но пока я прорывов не вижу. На мой взгляд, это визиты, направленные на внутренние потребности президента здесь, в Украине. Он ехал во Францию не для того, чтобы о чем-то договориться с французами (официальный визит Виктора Януковича во Францию состоялся 07.10.2010 — прим. «ВД»). Он просто там с ними поболтал. Результат оказался нулевым. Но там присутствовал пул журналистов, которые должны были задать вопросы и осветить поездку. Это был вояж для внутреннего потребления в Украине. С такой же целью (правда, уже не за государственные, а за собственные средства) за рубеж летает Юлия Владимировна. Никакого отношения к внешней политике абсолютное большинство зарубежных визитов власти и оппозиции не имеют.


ПЕТР КРУПКО: «Из состава делегаций мне приходилось исключать даже заместителей министров» 

От подписи экс-министра Кабинета Министров Петра Крупко в правительстве Юлии Тимошенко зависело финансирование абсолютно всех визитов украинских делегаций за границу. О том, кто стремился попасть в состав украинских официальных делегаций и кому приходилось отказывать в поездке за границу, г-н Крупко рассказал в интервью «ВД».

Вы проработали в центральных органах власти более 20 лет. Насколько жесткой среди чиновников является конкуренция за право поехать за границу в составе украинской делегации?
— Не исключаю, что кто-то действительно ездил на прогулку. Другое дело, что есть обучающие и ознакомительные поездки в рамках обмена опытом. Конечно, на такие командировки желающих много. В данном случае, как правило, учитывалось мнение руководителя о том, кто должен поехать. Мы отбирали людей перспективных, которые добросовестно относятся к работе и могли полученный опыт имплементировать в свою практическую деятельность.

К вам обращались с просьбой посодействовать в получении места в делегации?
— Нет, ни разу. Но мне приходилось вмешиваться в вопросы формирования очень многих делегаций. Я исключал из их состава тех, кто, по моему мнению, не должен туда ехать. Мне нужно было экономить средства государственного бюджета. И в мои обязанности входило сокращение делегаций, чтобы исключить поездки «политических туристов». Я не помню, чтобы такие проблемы были в правительственном аппарате, но я точно знаю, что некоторые служащие министерств очень стремились попасть в список. Я всегда исключал из делегаций тех людей, которые являются «балластом» и которые не выполняют в ходе поездки государственные функции.

Как вы определяли «балласт»?
— Заместитель министра приносил мне списки на утверждение, и я анализировал каждую кандидатуру. Я знал всех в правительственном аппарате, изучил, кто на что способен. Зная цель поездки, предмет переговоров, вычислить так называемых «дипломатических туристов» было несложно.

Чиновников какого уровня вам приходилось исключать из списков?
— Всяких… Заместителей министров приходилось исключать. Были случаи, когда, представьте, едет министр, а с ним один, а то и два его заместителя! «Где вы видели, — спрашиваю, — чтобы в составе иностранных делегаций одновременно были и министр, и его заместитель?!» Это же исключено.

На вас потом не обижались?
— Возможно, и обижались. Но, вспомните, и правительство, и президента очень часто подвергали жесткой критике. Ведь Виктор Ющенко, формируя делегации, включал в их состав всех, кого только можно. По пять работников аппарата СНБО, СБУ и так далее. Когда наступили проблемы с финансированием, мы стали детально вникать в эти вопросы. Ведь правительство финансирует поездки и судей Конституционного Суда, и Генеральной прокуратуры. В частности, когда формировались делегации ГПУ, с руководством прокуратуры у меня вообще были дискуссии.

Пытались ли потенциальные «политические туристы» обойти вас, чтобы попасть в состав делегации?
— Это невозможно. Документы на финансирование поездок подписывал я. Не премьер-министр, а именно я. И именно я исключал из списков людей.

Неужели на вас не могла повлиять даже Юлия Тимошенко?
— Ни разу Юлия Владимировна по этому поводу не вмешивалась

Беседовал Станислав Мирошниченко, Власть денег

 

Читайте также: