Не «заложить» паству. Как сохранить тайну исповеди?

Священнослужители не могут быть допрошены в качестве свидетелей по поводу сведений, полученных ими во время исповеди верующих. К такому выводу пришли эксперты из двух главных учреждений Украины — на Банковой и Грушевского. Но, учитывая отделение Церкви от государства (плюс 70-летнее атеистическо-богоборческое прошлое), возникает сомнение: смогут ли власть имущие поставить духовные законы выше земных, на страже которых они призваны находиться?

Кодексом — по совести!

Как известно, о соблюдении тайны исповеди гласит статья 3 Закона «О свободе совести и религиозных организациях»: «Никто не имеет права требовать от священнослужителей сведений, полученных ими при исповеди верующих».

На первый взгляд может показаться, что этот вопрос уже решен. На самом деле здесь не все так просто, как хотелось бы духовным пастырям и их пастве. Ведь выше обычного закона по своей значимости стоят кодексы. В данном случае — Уголовно-процессуальный. В 69-й статье УПК по этому поводу есть небольшая оговорка: священнослужители не могут быть допрошены как свидетели, «если они не освобождены от обязанности хранить профессиональную тайну лица, доверившего им эти сведения». Ввиду своей неоднозначности сия фраза может быть истолкована судьей (прокурором, следователем) по-разному. Что значит, к примеру, выражение о том, что батюшки «не освобождены от обязанности»? Обязанности перед кем?

С духовной точки зрения все ясно как Божий день: священник несет обязанность и перед верующими, и перед всей Церковью. А с юридической? Понятно, что он является и гражданином Украины. Стало быть, нужно исполнять и обязанность перед законом, требующим выкладывать всю правду-матку при расследовании того или иного уголовного дела.

Решить эту проблему недавно попытался видный юрист из президентской администрации Андрей Портнов — творец нового проекта Уголовно-процессуального кодекса. В части 5 статьи 65 (о свидетелях) написано, что не могут быть допрошены «священнослужители о сведениях, полученных ими на исповеди верующих».

По-видимому, такого же мнения придерживается и Верховная Рада: еще в июне 2011-го депутаты поддержали в первом чтении законопроект №5335 о внесении изменений в УПК (относительно соблюдения тайны исповеди). Автором сего документа является представитель Христианско-демократического союза Владимир Марущенко (по совместительству — член фракции НУНС).

С его подачи в упомянутую 69-ю статью добавили еще один пункт: по поводу сведений, полученных на исповеди, не могут быть допрошены «священнослужители, возведенные в духовный сан служители религиозных организаций с соответствующими правами отправления религиозного культа, обрядов и таинств…». Такое решение выглядит вполне логичным, поскольку устраняются противоречия между требованиями УПК и правилами, существующими в большинстве религиозных организаций Украины. Но, увы, гладко пока что только на бумаге…

«Между землей и небом война»

За три последних года «исповедной» 69-й статье УПК были посвящены три законопроекта, каждый из которых гарантировал конфиденциальность информации в уголовном процессе. Но, как говорится, воз и ныне там: ни один из них так и не был воплощен в жизнь.

Капризная фортуна, кажется, улыбнулась только проекту №5335. Но где гарантия того, что в дальнейшем детище Владимира Марущенко не «зарубят»? Достаточно вспомнить, как этот же депутат два года назад сумел убедить сессионный зал в принятии аналогичного законопроекта №1308 в первом чтении, но спустя три месяца документ не прошел второе чтение и, разумеется, законом так и не стал.

В принципе, парламентские эксперты не возражают против законодательного закрепления тайны исповеди. Однако при этом обращают внимание на недостатки, связанные с механизмом его реализации. Об этом говорится в замечаниях к проекту №5335, высказанных Главным юридическим управлением (ГЮУ) Верховной Рады: «В последнее время законодательство, регулирующее вопрос о порядке раскрытия лицами информации, ставшей им известной в связи со служебной или профессиональной деятельностью, претерпело ряд соответствующих изменений.

При этом Уголовно-процессуальный кодекс Украины не был приведен в соответствие с положениями таких законодательных актов. Вместе с тем следует также отметить, что Уголовно-процессуальный кодекс Украины не содержит положений, унифицированных с Гражданским процессуальным кодексом Украины и Кодексом административного судопроизводства Украины, относительно вопроса определения круга лиц, которые не могут быть допрошены как свидетели».

Исходя из этого представители ГЮУ предлагают свой вариант статьи 69 УПК: нельзя допрашивать священнослужителя в качестве свидетеля, если речь идет о сведениях, «ставших ему известными во время исповеди». Но, к сожалению, на этом проблемы не заканчиваются. Изменения, касающиеся допроса батюшек-свидетелей, нужно вносить и в другие нормативно-правовые документы: Кодекс Украины об административных правонарушениях, Гражданский процессуальный кодекс, Кодекс административного судопроизводства и Хозяйственный процессуальный кодекс.

Вдобавок ко всему необходимо учитывать позицию Конституционного суда, изложенную в трех его решениях (от 22.09.2005 г., 30.09.2010 г. и 22.12.2010 г.): о принципах определенности и недопущении двусмысленности правовой нормы как составных элементов верховенства права.

Можно ли, учитывая все эти юридическо-бюрократические проволочки, рассчитывать на то, что в независимой Украине тайна исповеди будет надежно защищена законом? Свежо предание… Скорее всего, сия проблема еще долго будет оставаться нерешенной. А это значит, что священнослужители могут быть подвержены злоупотреблениям со стороны правоохранительных органов и судей, для многих из которых, чего греха таить, не осталось ничего святого, кроме денег, карьеры и славы. Наверное, прав был Виктор Цой: «Между землей и небом война»…

Автор: Валентин Ковальский, СН

Читайте также: