Пискуну придется сесть?

У зэков, чей сленг теперь волей-неволей вынуждена осваивать Тимошенко, есть поговорка: раньше сядешь — раньше выйдешь. Не исключено, Юлия Владимировна теперь вспомнила об этой воровской мудрости. Павел Лазаренко со дня на день уже будет на свободе, а у нее все еще впереди. Да и в американской тюрьме сидеть было бы все-таки комфортнее, чем в украинской.

Генпрокуратура возобновила расследование т. н. дела ЕЭСУ. В частности, на данный момент Юлии Тимошенко инкриминируется совершение преступлений по двум статьям: ч. 5 ст. 191, (присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением в особо крупных размерах или совершенные организованной группой), предусматривающей лишение свободы на срок до 12 лет, и ч. 3 ст. 212 УК (уклонение от уплаты налогов, приведшее к непоступлению в бюджеты или государственные целевые фонды средств в особо крупных размерах), — до 10 лет.

Впору вспомнить 2005 год, когда «в нагрузку» к премьерскому креслу и «в награду» за соучастие (именно так!) в «оранжевом» перевороте, позволившем Ющенко сесть в президентское кресло, Юлия Тимошенко (а равно ее родня и деловые партнеры) получила полную реабилитацию по своим уголовным делам.

Где же были западные «борцы за принципы»? Почему их не удивляло, что пришедшие к власти политики — развязавшие, напомним, масштабные преследования своих политических оппонентов, — что называется, «пачками» закрывают уголовные дела в отношении самих себя? Почему же Вашингтон и Брюссель не призывали «оранжевые» власти начать борьбу с коррупцией с себя?..

Ну да мы давно знаем ответы на эти далеко не риторические вопросы. Как сказал один демократ, важно не то, что он сукин сын, а «чей» (на «сукиных дочерей» это правило распространяется в полном объеме).

Как пояснили в ГПУ, срок давности возобновленного уголовного дела, несмотря на то, что оно было возбуждено еще в 2001 г., не истек. «Законодательством предусмотрено прекращение исчисления срока давности в связи с совершением нового преступления. Поскольку цепочка совершения преступлений Юлией Владимировной не прерывалась, то как только заканчивался один срок, начинался другой. Таким образом, нарушения сроков привлечения к ответственности нет», — пояснил в комментарии «Коммерсантъ Украина» (№173, 25.10.2011) руководитель пресс-службы ГПУ Юрий Бойченко.

Хотя само по себе интересно, что окружение Тимошенко (в частности, А. Турчинов, С. Власенко и др.) так активно напирает на этот пункт — сроки давности. Ведь сроки давности исчисляются от момента совершения преступления. Если же Тимошенко, по их словам, ничего противозаконного не совершала, а вся ее деятельность во главе ЕЭСУ была во благо Украины и народа, то какие могут быть апелляции к срокам давности? Разве доброе дело имеет сроки давности?

Западу же самое время начинать лепить «невинную жертву репрессий» из Павла Ивановича Лазаренко. Ибо украинская Генпрокуратура ныне добивается его допроса по «делу ЕЭСУ». А то ведь как-то нелепо звучит: «политически репрессированная Тимошенко» — подельница «коррупционера и казнокрада Лазаренко». Алогизм. Нужно либо Павла Ивановича поднимать до «статуса» Юлии Владимировны («гонимого режимом борца за демократию»), либо наоборот — низводить Тимошенко до известного всему миру «статуса» Лазаренко.

Как рассказал в эфире «Интера»

28 октября замгенпрокурора Ренат Кузьмин, ранее ГПУ обращалась к американской стороне за оказанием правовой помощи. Еще в прошлом году лично Кузьмин участвовал в допросе Лазаренко в калифорнийской тюрьме. «В общем-то, продуктивная была командировка, но одного такого допроса следствию мало. Нам нужно допрашивать Тимошенко по этим делам, Лазаренко, Кириченко и других участников многих сомнительных операций, — сообщил Кузьмин. — Такой запрос на рассмотрении компетентных органов США имеется».

И добавил, что есть и проблемы: «На протяжении года мы получаем или согласовываем различные даты повторного допроса Лазаренко, но, к сожалению, в течение года окончательная дата так и не названа. Поэтому мы все же надеемся, что американская сторона нам поможет разобраться в уголовных делах, которые расследуются», — указал замгенпрокурора.

Такая помощь со стороны США была бы тем более логичной, что Вашингтон регулярно призывает Киев усилить борьбу с коррупцией, обеспечить верховенство права и равенство всех перед законом.

К тому же американское правосудие и само пыталось выяснить роль Тимошенко в истории с отмыванием на территории США незаконно полученных средств, которое осуществлял (и за которое был осужден) г-н Лазаренко.

Так, Ренат Кузьмин продемонстрировал в студии «Интера» документ, свидетельствующий о факте соучастия экс-премьера Павла Лазаренко и президента компании ЕЭСУ Юлии Тимошенко, — обвинительный акт федерального прокурора США «со всеми реквизитами, с подписями, заверенный переводчиком».

«Лазаренко получил деньги от компаний, которыми владела и которые контролировала украинская деловая женщина Юлия Тимошенко, включая «Единые энергетические системы Украины»… В обмен на которые Лазаренко использовал свою служебную власть в пользу компаний Тимошенко, и Лазаренко не раскрыл народу и правительству Украины, что получал значительные средства от этих компаний, — процитировал акт Р. Кузьмин. — Другими сообщниками Лазаренко, получившими многомиллионное богатство благодаря своим связям с Лазаренко, были: Юлия Тимошенко …»

В документе — перечисления счетов и миллионных сумм, переведенных компаниями Юлии Тимошенко на счета премьер-министра Лазаренко.

По словам замгенпрокурора, это говорит о том, что американские прокуроры установили факт соучастия премьер-министра Лазаренко и президента компании ЕЭСУ Юлии Тимошенко в совершении ряда преступлений. «Этот факт был засвидетельствован различными документами, но в суде прозвучала фамилия Лазаренко, поскольку он был арестован на территории Соединенных Штатов и при этом судом США», — добавил Кузьмин.

Кроме того, ГПУ намерена проверить причастность экс-премьера Юлии Тимошенко к убийству депутата Евгения Щербаня. «Мы должны сказать, убивали ли человека за деньги Тимошенко, — отметил замгенпрокурора. — Мы имеем документы американской прокуратуры, подтверждающие эту версию». Соответственно, эти сведения должны быть проверены.

Когда заходит речь о возможной причастности Тимошенко к убийству Е. Щербаня, соратники Юлии Владимировны, как правило, ссылаются на высказывания Марты Берш (Борщ) — помощника американского прокурора, почти шесть лет занимавшейся расследованием уголовного дела против Павла Лазаренко на территории США. Дескать, если бы это было так (т. е. если бы информация о причастности Тимошенко к убийству Е. Щербаня фигурировала в ходе американского расследования уголовного дела Лазаренко) — то она бы (М. Берш) об этом знала и, соответственно, подтвердила. Но г-жа Берш «не помнит».

На последний момент было обращено внимание Р. Кузьмина и в ходе указанного эфира на «Интере». На что он резонно заметил, что «не помнит» — еще не означает, что такого факта не было.

Однако есть интервью Марты Берш «Украинской правде» от 22 августа с.г. И вот что она говорит по поводу показаний о том, что Юлия Тимошенко платила деньги за убийство Евгения Щербаня, совершенного по заказу Лазаренко: «Я не знаю. Возможно, это было в файлах правительства по расследованию. Мы этим не интересовались, потому что это преступление не было совершено в США. Я помню, что существовали такие подозрения, что Лазаренко платил деньги Мильченко — это такой «вор в законе», который проходил по делу убийства Щербаня»

Таким образом, г-жа Берш вовсе не отрицает, что такие показания были. Более того, дает понять, что это вполне вероятно — ведь подозрения о причастности Лазаренко к убийству Е. Щербаня у американских правоохранителей имелись. Но американская прокуратура не стала заниматься этим делом основательно, потому что преступление совершено не в США.

Далее в том же интервью М. Берш отмечает, что далеко не вся информация, добытая американскими правоохранителями в ходе расследования уголовного дела Лазаренко, оказалась в Калифорнийском суде: «У нас было огромное количество информации, которая осталась в офисе прокурора», — подчеркнула она.

И еще раз обратила внимание на такую существенную деталь: из всего «огромного количества информации» о делах Лазаренко и его соучастников в суд поступила только та часть, которая относилась к преступлениям, совершенным на территории США: «В США, в отличие от Украины, когда офис прокурора проводит расследование, то он собирает всю информацию — показания свидетелей, документы, интервью. И если там сказано о преступлении, совершенном в США, прокурор добавляет эти доказательства к обвинению и отправляет в суд. Так что в суде по делу Лазаренко были представлены только некоторые показания, не все…».

Вполне понятно, почему информация об убийстве Е. Щербаня и возможных заказчиках, организаторах и исполнителях преступления прозвучала на процессе по делу Лазаренко — потому что оно произошло не в США.

Другое дело, что для украинского правосудия то «огромное количество информации, которая осталась в офисе прокурора (американского. — С.Л.)», конечно же, представляет большой интерес. Дело за малым: чтобы США подтвердили не на словах, а на практике свою заинтересованность в утверждении на Украине принципа верховенства права и, соответственно, предоставили имеющуюся у них информацию следователям ГПУ.

«Тимошенко и Лазаренко создали схему обмана украинцев»

Забавную версию отношений Тимошенко и Лазаренко выдвинул соратник Юлии Владимировны, депутат от БЮТ Сергей Пашинский. Полагаю, г-н Пашинский и сам не понял, что публично признал тот простой факт, что Юлия Тимошенко давала многомиллионные взятки Павлу Лазаренко.

В эфире телеканала ТВі г-н Пашинский заявил: «Прокурор, которая четыре или пять лет вела дело Лазаренко, сделала только одно замечание по Тимошенко: «Я не понимаю, почему Тимошенко не выступила инициатором, чтобы быть потерпевшей по этому делу».

И почему же не выступила? Неужто покрывала преступления Лазаренко (что само по себе является преступлением)? Возможно, Юлия Владимировна не верила «режиму Кучмы» и поэтому не обращалась в правоохранительные органы Украины? Но ведь ее и в демократическую, свободную Америку приглашали. И не раз.

Например, в феврале 2004-го министерство юстиции США через украинскую Генпрокуратуру — обратилось к Юлии Тимошенко с просьбой прибыть в Соединенные Штаты для дачи показаний по делу Лазаренко.

Но «потерпевшая» (как ее «квалифицировал» г-н Пашинский) не особо торопилась отдаться в заботливые руки американского правосудия. И 17 февраля 2004-го на пресс-конференции адвокат Юлии Тимошенко В. Швец отметил: «Полторы недели назад Юлию Тимошенко вызвали в Генпрокуратуру, чтобы ознакомить ее с приглашением министерства юстиции США — прибыть в эту страну с тем, чтобы выступить в деле Лазаренко в качестве свидетеля». Но, указал он, «Тимошенко дала свое согласие поехать в США в качестве свидетеля по делу Лазаренко с одним условием — правительство США должно обеспечить ей соответствующие гарантии для беспрепятственного возвращения в Украину после дачи свидетельских показаний»

Данное условие, указывал адвокат Тимошенко, было «соответствующим образом оформлено», но «правительство США пока не дало никакого ответа» (подобных гарантий от правительства США Юлия Владимировна тогда так и не получила). На вопрос о том, когда Тимошенко могла бы поехать в Америку, Швец ответил, что Тимошенко дала министерству юстиции США пояснения о том, что она «не возражает против своего появления на суде в Калифорнии». «Единственное ее условие — гарантии ее безопасного возвращения на Родину» — отметил Швец .

Согласитесь, само по себе выдвижение условий о предоставлении «гарантии ее безопасного возвращения на родину» свидетельствовало о том, что Тимошенко было чего опасаться. Например, переквалификации статуса: из свидетеля по делу Лазаренко — в обвиняемую, в соучастницу Павла Ивановича. Со всеми вытекающими последствиями.

Однако вернемся к высказыванию Пашинского, «цитирующего» американского прокурора, «которая четыре или пять лет вела дело Лазаренко».

«Непонимания» американский прокурор (а это все та же Марта Берш), конечно, не высказывала, но действительно, версия о том, что Тимошенко «потерпевшая», по ее (Берш) словам, могла бы иметь место.

Вот что сказала Марта Берш по этому поводу в цитированном интервью «УП» от 22 августа с. г.: «Она (Тимошенко. — С.Л.) была как минимум или сообщницей Лазаренко, или жертвой вымогательства со стороны Лазаренко».

Иными словами: тот факт, что г-жа Тимошенко платила взятки г-ну Лазаренко, у американского правосудия сомнений не вызывает. И вопрос только — добровольно платила или же по принуждению? Мы, конечно, можем пофантазировать — представить себе, как Павел Иванович с утюгом и паяльником вымогает у Юлии Владимировны сотни миллионов долларов… Но как ни крути — это взятки от главы ЕЭСУ экс-премьер-министру!

Правда, сама Марта Берш не очень-то верит в «жертвенный» характер взаимоотношений Тимошенко и Лазаренко и прямым текстом заявляет: «Тимошенко и Лазаренко создали схему обмана украинцев путем перечисления денег, полученных ЕЭСУ за газ, на счета Лазаренко в Швейцарию». И Лазаренко «находится в тюрьме, потому что вступил в сговор с целью отмывания денег и мошенничества» (там же).

То, что Тимошенко не предстала перед судом в США вместе с Лазаренко, объясняется лишь четко сработавшим принципом презумпции невиновности.

7 мая 2004 г. судья Дженкинс по требованию адвокатов Павла Лазаренко применил «правило 29», позволяющее защите требовать от суда решения — хватит ли представленных обвинением материалов для вынесения обвинительного заключения по всем пунктам. А если по каким-то из пунктов обвинения, по мнению суда, данных недостаточно, эти пункты автоматически «вычеркиваются» из списка. И тогда из рассмотрения на судебном процессе были изъяты ряд пунктов, как у нас принято говорить, «за недоказанностью». А именно — вымогательство и ввоз «грязных денег» на территорию США.

Таково было мнение американского судьи. Но нехватка доказательств, как мы понимаем, вовсе не означает, что самого факта преступления не было вообще. Просто на тот момент судья посчитал, что улик недостаточно.

К слову, Марта Берш тогда очень возмутилась этим решением судьи Дженкинса и заявила, что его вердикт (по отмене рассмотрения части обвинительных пунктов) «не опирается на право». В свою очередь она просила судью дать возможность присяжным вынести вердикт по «правилу 29» — решить, хватит ли доказательств прокуратуры для определения ответственности Лазаренко по всем исключенным из обвинения пунктам. Однако судья отказал.

Судья Дженкинс счел, что будет трудно доказать факт получения взяток Павлом Лазаренко от корпорации ЕЭСУ. Тем более защитники Лазаренко настаивали, что сотни миллионов долларов, полученных Лазаренко, — это не взятки, а добровольные взносы, и что Лазаренко никого к даче денег не принуждал. Кто давал? Вопрос, конечно, интересный. Ответ на него, будем надеяться, получит уже украинская Генпрокуратура и украинский же суд.

Американский суд тогда вовсе не закрыл вопрос о том, перечисляла ли Тимошенко сотни миллионов долларов на счета Лазаренко. Судья Дженкинс всего лишь принял логику адвокатов Лазаренко: грубо говоря, если Павел Иванович сам не воровал, а с ним делились другие воры (что по большому счету и происходило), то и обвинять в воровстве и вымогательстве Лазаренко нельзя. Кроме того, «грязные деньги» добывались не на территории США — а, как выше разъяснила Марта Берш, для американского суда это достаточное основание, чтобы отклонить рассмотрение данных эпизодов.

Судья отклонил пункты обвинения о «ввозе» в Соединенные Штаты «грязных денег». Но по поводу обвинения в «отмывании» их в США доказательства американской прокуратуры признаны судом достаточными. Это тонкости американской юриспруденции. Но ведь совершенно очевидно: не с Луны же упали «грязные деньги» на американские счета Лазаренко. Конечно же, он их «ввозил». Но таковы особенности американской системы правосудия, которая во имя презумпции невиновности порой противоречит элементарной логике.

Но если деньги так или иначе названы «грязными» — значит, получены незаконным путем. Проще говоря, краденые. И кто их крал (и с помощью каких преступных схем), а затем делился «грязными деньгами» с Лазаренко — на этот вопрос тоже предстоит дать ответ ГПУ.

Пискун: «Я ж і завдяки Тимошенко встав із колін»

Октябрь, 2005. Фото из архива «2000»

Октябрь, 2005. Фото из архива «2000»

В контексте возобновления Генеральной прокуратурой расследования по делу ЕЭСУ у той же ГПУ должны возникнуть вопросы к г-ну Пискуну, который в 2005-м закрыл уголовное дело в отношении Юлии Тимошенко. Причем закрыл незаконно

Об этом говорилось в сообщении пресс-службы Генпрокуратуры от

24 октября. То же самое сказал в эфире «Интера» 28 октября и Ренат Кузьмин, комментируя отмену постановления о закрытии уголовного дела в отношении Юлии Тимошенко по расчетам за газ корпорацией ЕЭСУ.

«Помните известное интервью Пискуна, когда он сказал, что помаранчевая революция его подняла с колен… И он, поднявшись с колен, осознал, что Тимошенко привлекают к ответственности незаконно, и прекратил одним постановлением все уголовные дела», — напомнил Кузьмин. «Дело в отношении Тимошенко было прекращено незаконно», — подчеркнул он.

Кроме прочего, замгенпрокурора отметил, что следователь, занимавшийся указанным делом, в течение нескольких лет — «в тот период, когда Тимошенко находилась при власти» — написал с десяток рапортов о незаконности принятого решения. Но так ничего и не добился. А потом уволился из органов прокуратуры.

Это к теме, ранее уже обсуждавшейся на страницах «2000», — почему-де к ответственности привлекают «бывших»? Потому что пока они «действующие» (были «действующими») — у них есть (были) возможности оградить себя от закона. К сожалению, таковы украинские реалии все годы независимости. Пока нарушитель закона при власти, честный следователь прокуратуры может хоть десять, хоть двадцать, хоть сто двадцать рапортов написать — все без толку.

Однако вернемся к Пискуну. Конечно же, мы (имею в виду «2000», которые в свое время посвятили этому немало материалов) помним «вставание с колен» Святослава Михайловича.

9 декабря 2004-го Печерский райсуд Киева восстановил Пискуна в должности генпрокурора. А 13 декабря 2004-го в интервью г-ну Ляшко (тому самому), редактору газеты «Свобода», Святослав Михайлович вещал о том, как его «надихнула помаранчева революція»: «Я побачив, як піднялися з колін мільйони людей, і подумав: а чим я гірший? І вирішив теж піднятися з колін, на яких стояв рік тому».

«Оранжевый» шабаш, как известно, сопровождался масштабным правовым беспределом. И если Пискун давал этому антиконституционному действу такие высокие положительные оценки (а он как опытный юрист не мог не понимать, что происходит беспрецедентное для Украины растаптывание украинских Конституции и законов), то можно было представить, как будет «блюсти закон» майданноиспеченный генпрокурор на новом-старом поприще.

Уже в указанном интервью, т.е. в середине декабря 2004-го, г-н Пискун более чем прозрачно обрисовал перспективы дела Тимошенко при «поднявшемся с колен» генпрокуроре:

«— А яка доля очікує на 250-томну справу Тимошенко, якою ви так пишалися? До речі, чи не змінилося ваше ставлення до Юлії Володимирівни, зважаючи на її внесок у справу помаранчевої революції?

— Звичайно, змінилося, я ж і завдяки Тимошенко встав із колін. Свою позицію по її справі теж збираюся переглянути, зважаючи на рішення американського суду в справі Лазаренка. Я вже попросив, щоб його мені передали. Ми його уважно вивчимо, оцінимо докази, співставимо їх із добутими в Україні й тоді прийматимемо остаточне рішення. Зараз же в мене до Юлії Володимирівни жодних питань немає…»

Не было, как известно, никакого решения американского суда, которое бы реабилитировало Тимошенко. Это во-первых. Но главное: что бы ни напринимал американский суд, его вердикты не могли быть решающими в уголовном деле, которое расследовала украинская Генпрокуратура. Не говоря уж, что Пискун, еще не имея решения американского суда, не сопоставив его с доказательствами, собранными на Украине, уже заранее заявлял, что у него к Юлии Владимировне «жодних питань немає».

И уж, конечно, совершенно нелепо звучит из уст генерального прокурора, что его отношение к обвиняемой изменил ее «внесок у справу помаранчевої революції».

Тогда же «вставший с колен» Пискун, чутко уловивший политическую конъюнктуру момента, пообещал «найсуворіше» разобраться с «сепаратистами»:

«— Як реагуватимете на сепаратистські заяви окремих удільних князьків, які ваш попередник пропускав крізь вуха?

— Найсуворіше! Не знаю, як воно буде далі, але поки я працюватиму генпрокурором, сепаратизму в Україні не буде. А ті, хто на це зважиться або вже зважився, погано закінчать».

Что, как мы знаем, и происходило в его бытность генпрокурором в 2005 году, при этом «найсуворіше» не соответствовало «в соответствии с законом».

Последней же фразой указанного интервью Пискуна было: «Я справді дуже змінився, як і вся країна. І доведу це усім своєю роботою» (www.svoboda.com.ua).

И своей работой действительно доказал, что страна тогда изменилась! При Генпрокуроре Пискуне терроризировали сторонников федерализации Украины, массово увольняли с работы т.н. «кучмистов» (Генпрокуратура обязана была реагировать на подобный произвол, но Пискун, как говорят, палец о палец не ударил), фальсифицировали уголовные дела (вспомним дело того же Бориса Колесникова). «Вставшему с колен» Пискуну мог запросто позвонить президент Ющенко и приказать отпустить арестованного. С аналогичными «просьбами» к «вставшему с колен» генпрокурору обращался и посол США (и отказа не получал).

Обо всех этих и многих других художествах Святослава Михайловича «2000» в 2005-м писали неоднократно и подробно. Смотрите, например, «Пискун намек понял» (№6 (256) 11—17 февраля 2005 г.), «Генпрокурор по телефону» (№19 (269) 13—19 мая 2005 г.), «Владимир Сивкович: «Посол Америки считает, что мы являемся африканской страной!» (№24 (274) 17—23 июня 2005 г.). И другие. А ведь была еще бурная деятельность Пискуна по поиску конфуцианской черной кошки в черной комнате — доказывание «отравления Ющенко диоксином»…

Не удивительно, что такой «принципиальный» генпрокурор, твердо стоявший «на страже закона» на выпрямленных «оранжевым» шабашем коленях, закрыл дела против Тимошенко и ее подельников — сославшись на несуществующие решения судов, якобы оправдывающих Юлию Владимировну со товарищи из ЕЭСУ. То, что соус, под которым Пискун подал закрытие указанных уголовных дел, насквозь фальшивый, еще в 2005-м писали «2000» (см., например, материал Ольги Загульской «Чи однаковий в Україні закон для всіх?», №22 (272) 3—9 июня 2005 г.)

А ныне Пискун уверяет, что, оказывается, сам посоветовал нынешнему генпрокурору Виктору Пшонке возобновить закрытое им, Пискуном, уголовное дело против экс-главы ЕЭСУ.

«Кстати, у меня несколько месяцев назад был разговор с Виктором Пшонкой по этому поводу, и я сам ему посоветовал, чтобы он отменил это постановление и проверил некоторые вопросы ЕЭСУ, потому что там есть вопросы, которые до сих пор нерешенные», — цитировала Пискуна 24 октября пресс-служба Партии регионов.

Спрашивается: если в указанном деле были нерешенные вопросы — зачем же Пискун его закрывал тогда, в 2005-м?

Святослав Михайлович, случаем, не подсказал Виктору Пшонке, что «там есть вопросы, которые до сих пор нерешенные», и по самому Пискуну, по принятым им решениям о прекращении расследования в отношении Тимошенко? Ведь, получается, с легкой руки Пискуна в премьерском кресле Украины дважды сидела особа, которой место на тюремных нарах. А могла бы и президентом стать! Интересно, в последнем случае Святослав Михайлович посоветовал бы генпрокурору, «чтобы он отменил это постановление и проверил некоторые вопросы «ЕЭСУ»?!

Благодаря таким вот пискунам — карьеристам и конъюнктурщикам (если не сказать больше) — казно-крады и коррупционеры годами уходили от заслуженного наказания.

Нынешняя власть ведет речь о том, что пора наконец разорвать порочный круг безответственности высокопоставленных чиновников, утвердить принцип неотвратимости наказания и равенства всех перед законом. Если это не просто красивые слова, то отвечать должны не только Тимошенко со товарищи, но и те, кто в былые годы помогал им избегать ответственности за совершенные преступления.

Комментарий 2000

Реанимация дел Тимошенко времен ЕЭСУ сулит много чудных открытий из нашей недавней истории. Однако обращает на себя внимание то, что представители правоохранительных органов и депутаты, которые комментируют их действия, упорно обходят такой интереснейший документ, как возбужденное в 2005 г. прокуратурой США дело № 1:04-CV-00798-PLF («2000» подробно писали о нем в феврале—марте 2007 г)

Напомним его суть.

Американская прокуратура предъявляет претензии на все активы, находящиеся на перечисленных в иске счетах в 9 банках (на территории Гернси, Антигуа, Швейцарии, Лихтенштейна и Литвы), «а также все активы, происхождение которых связано с упомянутыми в иске доходами и собственностью». Цель иска — «конфискация в пользу США активов на сумму, превышающую 250 млн. долл., приобретение которых связано с серией преступных, мошеннических деяний, вымогательством, взяточничеством, хищениями, растратами и отмыванием денежных средств бывшим премьер-министром Украины Павлом Лазаренко и его сообщниками».

При этом Тимошенко называют в иске сообщницей Лазаренко и указывают, что примерно половина незаконных, с прокурорской точки зрения, его доходов в 1993—1997 гг. ($326 млн.) поступила от фирм, контролируемых Тимошенко, — Somoli Enterprises, United Energy International и ЕЭСУ. Напомним, что дело это возбуждено уже после приговора, вынесенного американским судом Павлу Лазаренко, и юридически не связано с тем процессом, который не коснулся Юлии Владимировны. Хотя зачастую у нас эти дела путают, от чего выигрывает только Тимошенко.

О деле № 1:04-CV-00798-PLFписали не только «2000». О нем упоминал и видный американский эксперт Адриан Каратницкий. А уникальность данного дела в том, что это единственный документ, где правоохранительный орган западного государства называет Тимошенко сообщницей преступника. И актуализация этого документа необходима для диалога с европейскими партнерами по самому болезненному сейчас вопросу отношений с ЕС.

Автор: Сергей Лозунько, 2000

Читайте также: