Боец Национальной гвардии о ситуации на Донбассе

Фотографии с двумя солдатами, которые вывесили украинский флаг на самой высокой точке, — телевышке города Славянска, расположенной на горе Карачун, вызвали бурную реакцию в социальных сетях. Храбрецами, которые под обстрелом террористов полезли устанавливать стяг, оказались боец Национальной гвардии Мирослав Гай и майор 95-й Житомирской отдельной аэромобильной бригады ВСУ Сергей Шевчук.

«Сегодня ночью под Краматорском в рамках антитеррористической операции полностью уничтожена замаскированная военная база террористов. Кроме того, в ночь на четверг был атакован и уничтожен укрепрайон боевиков в Славянске», — сказал и. о. президента Украины, председатель Верховной Рады Александр Турчинов, открывая заседание парламента в четверг утром.

Также Турчинов добавил, что «полностью зачищена от террористов 5-километровая зона вокруг телевизионной башни, которая транслирует украинское телевидение на Краматорск, Славянск и другие регионы Донецкой области». Ранее сообщалось, что группа спецназовцев Управления госохраны Украины провела зачистку местности вблизи горы Карачун в Славянске от боевиков.

«День» дозвонился до Мирослава и расспросил его об обстановке в Славянске, а также настроениях среди украинских военных и местных жителей. Как оказалось, Мирослав — выпускник Киевского университета Карпенко-Карого (актерское мастерство), перед вступлением в Национальную гвардию работал преподавателем по специальности на телеканале СТБ.

«Я был на Майдане фактически с первых дней: вначале как волонтер, а после попыток разобрать баррикады я вступил в самооборону, потом — в Автодозор, — рассказывает Мирослав ГАЙ. — С начала событий на Грушевского все это время я жил на Майдане, а семью отправил в Западную Украину. Когда закончился Майдан и начались другие проблемы — пришли русские (имеется в виду оккупация Крыма. — Ред.), я стал резервистом Национальной гвардии вместе со своей сотней».

«САМЫЙ ОТВЕТСТВЕННЫЙ И ВООДУШЕВЛЯЮЩИЙ МОМЕНТ — ВОДРУЗИТЬ УКРАИНСКИЙ ФЛАГ»

 Почему решили установить флаг на телевышку, и как это было?

— Когда мы полезли на телевышку, то самое страшное было то, что нас может убить током. В результате минометного обстрела коммуникации вышки были повреждены. Первые пролеты мы преодолевали в резиновых перчатках, которые нашли там же, на телевышке. На эту авантюру со мной вызвался майор ВДВ 95-й Житомирской аэромобильной бригады Сергей Шевчук.

Приблизительно неделю мы уговаривали комбата, потому что никто не хотел отпускать нас туда без страховки. Ее, как вы понимаете, здесь нет, плюс ежедневный обстрел.

Когда нам наконец-то дали «добро», мы полезли на вышку. Высота там, конечно, запредельная (высота горы Карачун — 167,6 метра, а вышки, расположенной на ней — 222 метра. — Ред.): весь Славянск лежит как на ладони. Сергей даже сказал, что много раз прыгал с парашютом, но такого мандража у него давно уже не было из-за высоты и ветра. Когда мы добрались до середины, со стороны Славянска началась стрельба. Наши начали вести ответный огонь, прикрывая нас, и мы успешно взобрались наверх. Под конец было довольно тяжело лезть, руки подустали, ноги тоже. Но зато, когда мы залезли, нашей радости не было предела! Самый ответственный и воодушевляющий момент — повесить украинский флаг. А учитывая то, что здесь часто обстреливают, нам дополнительно приятно было подразнить противника этим действием и воодушевить жителей города, которые поддерживают Украину. Для террористов, однозначно, это неприятный сюрприз.

 Как к участникам АТО относятся жители Славянска?

— По-разному: когда едешь на БТРе по поселку, некоторые люди машут руками. Поддерживают не только дети, но и взрослые. Из того, что мне известно, многие жители устали от этого конфликта, постоянного страха и запугивания, мародерства и нехватки продуктов, убийств прямо на улице. Тем более, что военные действия в городе ведут сами же террористы. Мы стараемся вообще не стрелять в ту сторону, где есть жилой квартал. В этом и сложность операции. Они по нам стреляют из миномета, а мы не может ответить, потому что их минометы стоят в жилых кварталах.

Нам пришли очень воодушевляющие письма от детей и девушек из Краматорска. В них они не только нас поддерживают, а мечтают о том, чтобы их как можно скорее освободили, говорят о том, что им очень страшно. Они боятся не только поднять украинский флаг, но даже сказать, что они украинцы, потому что можно получить пулю. Местные, которые передали нам эти письма, рисковали жизнью.

«ВРЕМЕНИ ГОРЕВАТЬ НЕТ… ЕСТЬ ОДНО ЖЕЛАНИЕ — ДЕЙСТВОВАТЬ»

 А какое настроение среди ваших сослуживцев? Готовы ли действовать более решительно?

— Настроение деловое и боевое… Недавно погибли наши товарищи из 95-й Житомирской бригады… Но времени горевать нет, есть одно желание — действовать. И солдаты готовы к этому: боевой дух очень высокий, был бы приказ. Но мы понимаем, что активные действия приведут к значительным потерям среди местного населения. Мы считаем, что это неправильно, потому что это наши братья украинцы, какими бы они ни были.

 Кто против вас воюет?

— Я разговаривал с противоположной стороной, когда мы еще держали мост. Когда нас перебросили при помощи вертолета, мы должны были организовать контрольно-пропускной пункт в городе Славянск и помочь десантникам 95-й бригады. Вскоре нас окружила толпа — человек 300.

Сначала эти так называемые местные жители были возмущены тем, что мы перекрыли мост. Я вступил с ними в переговоры и объяснил, что мы ничего не перекрываем, а свободно пропускаем всех жителей Славянска. Для этого достаточно только показать паспорт, что ты местный, дабы избежать провокаций. Некоторые жители не только не смогли этого сделать, но и показали паспорта России. Один вообще оказался крымчанином. Как минимум было три российских гражданина. Я ответил, что мы не можем их пропустить.

В этот же день так называемые «местные жители» напали на нас. Когда мы решили покинуть ночью мост, нас не только заблокировали и подожгли впереди шины, но еще и бросили сначала коктейль Молотова в БТР, а потом и гранату, убив нашего товарища. Затем из толпы начали стрелять из автоматов. Это были люди криминальной внешности. Были также представители местного населения, фанатично настроенные, зомбированные «Правым сектором» и «бандеровцами».

Однако среди них были и абсолютно адекватные люди, с которыми можно было вести диалог. Но потом по нам открыли огонь: по просьбе жителей мы выпустили весь наш боекомплект в воздух как акт доброй воли, но как только закончился последний патрон, в нас начали стрелять. Можно сказать, что с нашей стороны это было глупостью, но мы не ожидали такого развития событий. Мы рассчитывали на то, что имеем дело с местными жителями.

У так называемых мирных жителей есть не только минометы, ПТРы, но и тяжелое вооружение, которого нет в украинской армии. Некоторые из этих людей умело обращаются с таким оружием, что говорит о спецподготовке.

— Это россияне?

— Я не могу так утверждать, но однозначно там были люди с российскими паспортами. Однозначно, что среди них есть люди в военной форме. И понятно, что это не мирные жители, поскольку они не бегают с оружием. А то, что людей подвозили на «газелях» — это тоже красноречивый факт. Сами местные из села Андреевка не выходили и спрятались при первой стрельбе в воздух.

Я абсолютно уверен, что люди, которые вступали с нами в словесную перепалку, были под наркотиками. Конечно, сложно об этом судить без экспертизы, но по первичным признакам у меня сложилось ощущение, что я общаюсь с наркоманами. Во-первых, у них были расширенные зрачки, они была какие-то взвинченные, взбудораженные. Когда на нас напали и мы начали стрелять в воздух и пол, эти люди полезли под пули. Мы увидели, что у них вообще отключен инстинкт самосохранения и страха.

«ДИВЕРСАНТОВ МЫ ОТСЮДА НЕ ВЫПУСТИМ! ПУСТЬ ДАЖЕ НЕ НАДЕЮТСЯ»

— Как вы думаете, почему на востоке Украины такие настроения?

— Это результат информационной войны. Здесь смотрят в основном (когда мы заняли телевышку, это подтвердилось) российские каналы, которые обильно поливают негативной пропагандой украинские власти и Украину, нашу армию и ситуацию в стране. Ложь идет просто потоком. Местные жители питались этой ложью не месяц или два, а в течение многих лет. Нормальное освещение фактов началось только сейчас, когда мы заняли телевышку и когда просто включили украинские телеканалы. Этот факт вызвал у местных жителей негативную реакцию — полное отторжение, поскольку они пропитаны ложью, пропагандой.

Если бы Украина грамотно вела информационную войну, все бы проходило намного легче. С населением нужно работать, разговаривать. Многие из этих людей поддаются на факты и если говорить с ними при помощи фактов, а не эмоциями, они начинают сильно задумываться. Я разговаривал с местными жителями о «Правом секторе» и «бандеровцах», приводил им факты. Сначала это вызывало у них шок, крик, но потом человек уходил с мыслями: «мне надо об этом подумать…»

Если бы мы вели постоянную информационную работу с местным населением и элитой — имеются в виду не только депутаты, но и учителя, директора школ и заводов, культурные деятели, артисты, ученые, то таких бы сложностей в наших восточных областях не было бы.

 Что, на ваш взгляд, следует еще сделать для урегулирования ситуации в Донбассе?

— Мне сложно об этом судить, но для себя отметил, что идет массовое бегство местных жителей из Славянска. Это фиксирует и наш КПП. Чувствую, что вскоре и сами жители, недовольные сложившейся ситуацией, станут на сторону АТО и единой Украины. Разделение на восток и запад весьма условно. Мы успешно живем вместе вот уже более двух десятков лет в независимой Украине, а сейчас вдруг все за какое-то время поменялось. Думаю, после Круглого стола единства Украины и после того, как местные элиты выскажутся в сторону единой Украины, то конфликт начнет потихоньку регулироваться. А диверсантов мы отсюда не выпустим! Пусть даже не надеются.

— Армию поддерживает вся страна. Какую бы еще помощь вы хотели получить от украинцев?

— Я хотел бы выразить благодарность гражданам Украины, которые нас поддерживают. Поддержка чувствуется, она идет постоянно и проявляется не только в письмах, которые писали девочки или, к примеру, дети из Дрогобыча. Она не только в телефонных звонках и смс-ках, но и в материальной помощи. Совсем недавно Армия SOS, Автодозор и другие гражданские инициативы передали нам комплекты необходимых вещей: рации, приборы ночного видения, бронежилеты и т. д. Помощь идет. Возможно, она и не в таком объеме, как это должно быть, но впервые за всю историю украинской армии солдаты получают такой объем помощи. Это для нас очень важно, даже не с материальной точки зрения, а с патриотической, эмоциональной. Это очень сильно подкрепляет дух. Мы понимаем, что за нами страна, люди, которые нас поддерживают и которым нужна наша поддержка и наша защита.

Автор: Игорь САМОКИШ, «День»

Читайте также: