Почетно-«опущенный» гражданин Мордовии и Чечни…

Вот что бывает, когда нетерпимость, чванство, заносчивость и невежество активно культивируются в народе. Добрые и мудрые слова «толерантность» (от лат. tolerare — терпеть, переносить, выносить, привыкать) и либерализм (от лат. liberalis — свободный) в нынешней России были переделаны и укрепились в общественном сознании исключительно как «толерасты» и «либерасты». Ассоциация по созвучию безошибочная. Такая же однозначная ассоциация теперь у россиян между словами «либерасты» и «европейцы».

 Стать выше и умнее можно двумя способами. Первый: учится, работать, умнеть и подниматься выше. Второй: укрепиться в сознании, что все, кроме тебя, негодяи, мудаки и извращенцы. Так проще, и жить с этим знанием веселей. Пусть даже в собственном говне, воровстве и разрухе. 

Так как Европу из России критиковать нелегко, как ни крути, а с уровнем жизни там дела обстоят намного лучше, то для «победы» над ней (исключительно в мозгах граждан России) необходимо было нащупать или придумать какое-то очень-очень слабое место в общественном европейском устройстве.

Такое место нашлось – толерантное отношение европейцев к сексуальным меньшинствам. Это обыгралось российскими политтехнологами (которые еще не так давно в той же местности назывались идеологами). В качестве оружия для атаки выбрали уголовно-тюремную традицию считать поклонников сексуальных перверсий «опущенными», «обиженными», «пидорами», «петухами» и т.д. В общем – недолюдьми. При этом креативщики не постеснялись (а чего тут стесняться?) исказить и «творчески» развить эту блатную традицию. 

Дело в том, что, во-первых, в неписаных уголовно-тюремных правилах поведения такое отношение к касте «неприкасаемых» окончательно сформировалось в начале 60-х годов ХХ века  вследствие использования процедуры «опускания» как аналога гражданской казни.

Казни за совершенный недопустимый проступок: кражу у своих («крысятничество»), стукачество, не возврат долга и т.п. Казнь физическая, которая до той поры применялась в гулаговском сообществе, в ходе реформы мест лишения свободы стала использоваться крайне ограниченно, так как администрация тюрем и колоний начала возбуждать по таким фактам уголовные дела, заканчивающиеся большими сроками, а иногда и расстрелом самодеятельных палачей. 

Поэтому, «опускание» и «законтачивание» вполне гуманно заменило убийство как  пенитенциарное действие, оно приобрело характер гражданской казни, которая, с одной стороны сохраняла жизнь виновному, с другой же необратимо переводило его в разряд общественных изгоев, не позволяя вернуться в тот социальный слой, который он занимал ранее. 

Во-вторых, в этот разряд неприкасаемых попадали не только «гомосексуалисты по наказанию», но и автоматически гомосексуалисты «по призванию», куда ж их девать. Но, таким образом, тюремное сообщество сохраняло нравственность (Sic!) и защищалось от  разложения и разврата в условиях наличия полового инстинкта и отсутствия представителей противоположного пола для естественного и полноценного удовлетворения этого инстинкта. 

В-третьих, уголовно-тюремная гомосексуальная мораль имела и имеет серьезные ограничения. Так, нравственно преследуется лишь пассивный гомосексуализм. Гомосексуализм в активной форме не считается зазорным, хотя и не поощряется. 

В-четвертых, такие общественные нормы характерны исключительно для уголовно-ТЮРЕМНОГО сообщества. На отношения профессиональных преступников на свободе они переносятся в заметно усеченном виде. В преступной среде на свободе все прекрасно понимают бессмысленность, а иногда и пагубность соблюдения крайних ограничительных условий, бытующих в тюрьме: нельзя прикасаться к «законтаченному», нельзя есть с «опущенным» за одним столом, нельзя использовать посуду, из которой раньше ел «петух» и т.п. 

Как можно, выпивая и закусывая в ресторане, знать, кто до тебя пользовался тарелкой и рюмкой?.. Зачем вообще избегать общения с «обиженным», если его мысли, поступки, информация и связи представляют существенный криминальный или бизнес-интерес?.. И зачем соблюдать строгие тюремные ограничительные понятия, если на свободе достаточно пространства, чтобы вообще не соприкасаться с неугодными людьми?.. То есть, уголовная мораль вне тюремных стен относится к проблеме сексуальных отклонений вполне терпимо и лояльно. По принципу: каждому свое. 

Российская новая «нравственная» идеология, конечно, с кремлевских трибун не декларировалась, но для ее поощрения вполне достаточно было небольших усилий телевидения, прямых эфиров с участием нескольких кликуш, черносотенцев и мракобесов. Эта идеология существенно и креативно развила уголовные понятия, играя на невежестве и низменных установках и чувствах толпы. 

Так, всякий – и пассивный, и активный гомосексуалист, и просто терпимый к нему, и просто равнодушный – стал объектом позора и обструкции. Самих гомиков от этого в России, правда, меньше ничуть не стало. Ни в народе, ни во власти. Некоторые из них быстро приспособились и тоже стали клеймить позором и педерастов, и «либерастов». Но, это днем, вечерами же они продолжили строить и развивать свои однополые увлечения. На волне морального преследования всех без разбора нетрадиционалов либеральная Европа с ее терпимым отношениям к лесбо-гомо-би-транс в глазах рядового россиянина опустилась низко-низко, а его собственное отечество соответственно оказалось на большой-большой нравственной высоте. Вот он – могучий повод для всенародной гордости! 

Все бы хорошо, да вот непредвиденный прокол! Не так давно знаменитый французский актер Жерар Депардье с восторгом захотел принять российское гражданство.

С еще большим восторгом российские власти ему это гражданство предоставили. Как же, пусть теперь все «гейропейские либерасты» видят, как ценят Россию настоящие мужики. Ведь Депардье представляет именно такой образ – этакий большой увалень-медведь. Ну, просто настоящий русский мужик! С другом Жераром обнимался Президент Российской Федерации и настоящий мачо Владимир Путин!

С ним в обнимку за одним столом пил вино настоящий джигит Рамзан Кадыров! 

 

«Столп» российского кинематографа режиссер Никита Михалков тоже очень близко и тесно-тесно приобщился к этой демонстрации крепкой мужской дружбы.

Жерар стал Почетным гражданином Чеченской Республики и Республики Мордовия! Триумф и всеобщий оргазм! Разве только народным артистом России он не успел стать. 

А Жерар Депардье хоть и объяснялся (надо думать, вполне искренне) в любви к России, оставался при этом человеком европейским, думающим и чувствующим как европеец. Он взял и написал в своей автобиографической книге, что подростком не раз за деньги вступал в гомосексуальные отношения с взрослыми мужчинами. Так как был тогда Жерар беден и бесприсмотрен. Ничего позорного, такого, что надо скрывать всю жизнь до самой смерти, Депардье в этом не увидел. Вот и рассказал.  

Вот что по этому поводу написала «Газета.Ru» (да и другие российские СМИ).

«DM: Депардье признался, что обворовывал могилы и работал мальчиком по вызову

06.10.2014, 11:17 | «Газета.Ru»

Французский актер Жерар Депардье признался, что обворовывал могилы и работал мальчиком по вызову, пишет The Daily Mail со ссылкой на мемуары артиста «Ca c’est fait comme ca» («Это случилось так»). В своей книге Депардье вспоминает о детстве и заявляет, что ему приходилось помогать принимать роды у матери, поскольку денег на акушерку у родителей не было.

По словам актера, он начал слоняться по улицам с десятилетнего возраста, но его можно было легко принять за 15-летнего. Депардье сообщил, что он быстро осознал свою привлекательность для мужчин. Когда мужчины просили у него секс, он просил у них денег, добавил артист.

Депардье также признался, что время от времени он помогал некоему мужчине обворовывать могилы, а в мае 1968 года во время антиправительственных протестов он крал у студентов часы и деньги». 

Как же теперь на это должно отреагировать российское общество? Ну, с разграблениями могил и кражами кошельков все понятно. В современной российской бытовой морали эти грешки как будто и не грешки вовсе. Об этом говорить не принято, чепуха все это, мелочи. Но, как быть с гомосексом?.. Следуя анти-гейропейской идеологии надо бы у Жерара паспорт РФ забрать и переделать. Изменив, например, в русском написании (француз ведь все равно этого не заметит) фамилию Депардье на Впопурдье… А как же быть с обниманиями-целованиями самых узнаваемых лиц государства с «позорным пидором»?.. Кто-то ведь «законтачился»?.. Кто?.. Кому теперь пикантные «погремухи» придумывать?.. 

Остается, наверное, понять, простить и …забыть. Наверное, именно так эта история и закончится. Но, может быть, все же лучше «отцам славянского мира» не переносить мораль уголовников на взаимоотношения всех граждан государства и не раздувать в обществе атмосферу нетерпимости, ксенофобии и истерии? 

Владимир Ажиппо, специально для «УК»

Читайте также: