Элиот Хиггинс: Как мы определили, что это тот самый «Бук»?

Блоги, любительское видео и твиттер: британский аналитик, глава проекта Bellingcat Элиот Хиггинс объясняет, как по открытым данным любой интернет-пользователь может раскрыть военные преступления.

 Блогер с миллионами фолловеров, среди которых президенты, правозащитники, военные специалисты и главы телеканалов, начал заниматься гражданской журналистикой почти случайно. Бывший геймер и банковский служащий, отчисленный 

из университета, в 2012 году завел блог Brown Moses: там он опубликовал сделанное  на основании данных из социальных сетей доказательство применения в гражданской войне  в Сирии кассетных бомб и химического оружия, что стало предметом обсуждения  в британском парламенте. Также ему удалось установить место, где боевики ИГИЛ казнили журналиста Джеймса Фоули.  Летом 2014 года Хиггинс основал проект Bellingcat, который существует на частные пожертвования  и объединяет гражданских журналистов для профессиональной работы  с открытыми данными.

Вместе с Хиггинсом проект поддерживают девять волонтеров — специалисты по военным и ядерным технологиям, наркотрафику. Источниками информации  для Хиггинса и его коллег служат соцсети, YouTube и спутниковые съемки Google Earth.  Теперь, когда Хиггинс стал популярным экспертом, дающим консультации НАТО  и различным государственным коммиссиям, его стали подозревать в связях со спецслужбами.  Сам британец утверждает, что спецслужбы подобной работы просто  не делают, поэтому и обращаются к нему за помощью.

Элиот Хиггинс основатель проекта Bellingcat

«Если бы все стороны говорили правду,  у нас было бы меньше работы»

Элиот Хиггинс встретился с Денисом Шеханиным (Открытая Россия) и рассказал, как удалось вычислить, кто стрелял по «Боингу».

У нас нет специальных ресурсов и доступа  к секретным данным. Вся информация, которую мы используем, выложена в сеть. Мы научились выжимать из нее максимум, то есть добывать из открытых источников больше сведений, чем другие получают из секретных данных.  Научились копать очень глубоко — даже глубже, чем организации, у которых есть доступ к секретным сведениям. 

Нашей работой интересовались НАТО, спецслужбы, но вряд ли это можно назвать постоянным сотрудничеством.

Не думаю, что российские военные довезли «Бук» до границы, передали ключи сепаратистам и сказали: «Удачи вам, ребята!» Они определенно предоставили сепаратистам экипаж.

Основываясь на том, что мы видели и что я знаю про ЗРК «Бук», я считаю, что это очень сложная техника. Иногда говорят, что с ней может справиться любой, но это не так. Нужна команда обученных специалистов, чтобы управлять таким оборудованием. Интересный момент: если бы это случилось несколько лет назад, мы не смогли бы доказать ложность заявлений российского Министерства обороны так, как можем это сейчас. Сейчас мы можем обратиться к социальным сетям, просмотреть находящиеся в свободном доступе посты и информацию.

 

Основываясь на том, что мы видели и что я знаю про ЗРК «Бук», я считаю, что это очень сложная техника. Иногда говорят, что с ней может справиться любой, но это не так. Нужна команда обученных специалистов, чтобы управлять таким оборудованием. Интересный момент: если бы это случилось несколько лет назад, мы не смогли бы доказать ложность заявлений российского Министерства обороны так, как можем это сейчас. Сейчас мы можем обратиться к социальным сетям, просмотреть находящиеся в свободном доступе посты и информацию.

Не думаю, что российские военные довезли «Бук» до границы, передали ключи сепаратистам и сказали: «Удачи вам, ребята!» Они определенно предоставили сепаратистам экипаж.

Были местные жители, которые писали: «Я видел, как ЗРК "Бук" проезжает по городу», — за несколько часов до того, как МН17 был сбит.  То есть еще до того, как случилась катастрофа,  и до того, как это стало серьезным международным событием.   «Бук» был доставлен в зону конфликта из России и беспрепятственно передвигался по территории, контролируемой сепаратистами. На некоторых снимках и видео он закрыт тентом, но это не помешало исследователям опознать технику. 

Вероятность того, что на двух разных ЗРК будут одинаковые отметины и повреждения, — а мы совместили разные снимки, — мизерная.

Сравнение повреждений на бортах ЗРК «Бук»  на разных видео из интернета. Фото: bellingcat.com

Говорят, российским военнослужащим теперь приказывают сдавать мобильные телефоны при пересечении границы с Украиной. Но я знаю, что не все они сдают телефоны, поскольку с Украины все еще приходят новые фото, сделанные российскими солдатами. На самом деле скрыть можно не так уж и много.

Не будет странным сказать, что «Бук» был предоставлен Россией или что он управлялся российским экипажем. Необычно только то, что этот «Бук» сбил гражданский самолет.

Например, когда мы отслеживали в России конвой, который вез ЗРК «Бук», мы использовали не фотографии солдат,  а записи простых местных жителей, которые видели конвой, снимали его  и загружали видео на YouTube, потому что думали, что проезжающий конвой — это интересно. С этим ничего не поделать, разве что закрыть сайты для обменов файлами, например, тот же YouTube.

И это переходит в ситуацию, когда правительству нужно цензурировать все, отключить YouTube и Facebook.  Но подобные меры затрагивают слишком многих и, конечно же, имеют негативные последствия для правительства.

Источник:  openrussia.org

Читайте также: