Выжившие в плену

В Днепропетровске встретители двух украинских бойцов, освобожденных из плена сепаратистов 20 февраля. До последнего не верили, что этот обмен состоится, а не сорвется, как предыдущие, ведь долгих три-четыре месяца обменов не было. Перед зданием облгосадминистрации собралось с полсотни родственников, друзей и неравнодушных жителей города.

Автор: Людмила Блик, Дніпропетровськ., УКРИНФОРМ

Ждали солдата 53-й ОМБ Вадима Кирпиченко и старшего солдата 40-го батальона территориальной обороны "Кривбасс" Александра Макуха. Оба ребята — днепропетровцы, Вадим вырос в поселке Игрень Самарского района.

 

Олександр Макух

Александр Макух

 

Первые объятия — мамины, папины, родных и друзей, и счастливые лица. Освобожденных из плена встречали аплодисментами, цветами, украинским флагом и сине-желтыми воздушными шариками.

Сестра Александра Макуха Аня пришла с дочерью-школьницей Машей, которая собственноручно приготовила для него подарок. Собственно, рисунки готовил весь ее класс.

"Было тяжело, очень тяжело, — вспоминает сестра бойца. — Ему давали возможность позвонить маме, но это было 2-3 минуты. Узнала семья о том, где Саша находится, по информации, которую выложил канал Лайф-ньюс, там было сказано, что четверо украинских военных попали в плен и что, якобы, они сами даже ехали сдаваться. Но как на самом деле все это было, знают только сами заключенные".

 

Олександр Макух із донькою

Александр Макух с племянницей

 

То, что в плен ребята самовольно не сдавались, подтверждает командир батальона Виктор Почерняев: "Не могло там быть самовольной сдачи, и никто не ехал специально, потому что была отработана карта всех позиций, не только нашего батальона, но и соседних, и эти люди, если бы даже что-то и знали, если бы они ехали сдаваться, они бы эту карту взяли бы с собой. Мы сразу проверили, карта находилась там, где и должна быть, учитывая ограниченный доступ. Поэтому о самоздачу не может быть и речи", — заверил командир 40-го батальона.

Саша попал в плен 9 февраля 2015 года во время выезда из Дебальцево, нарвавшись на засаду. Год и одиннадцать дней его ждали родные и побратимы.

"Не знаю, что там могли говорить по Лайф-ньюс. Точнее, догадываюсь, ведь это их телевидение, и для них тема Дебальцевского котла именно та, о которой они хотели много говорить. Но нас брали с боем, мы сами не сдавались, в нашей группе был раненый. Держали нас в разных местах, последнее время — в здании бывшего СБУ в Донецке, сейчас там у них военная полиция. Здесь физических издевательств не применяли, но морально пытались давить: было много запретов, говорили, что будут "доставать" и на украинской территории, цепляться к родным, поэтому ребята переживали уже больше не за себя, а за возможный вред родным. Со временем, когда смог позвонить домой, понял, что это было больше психологическое давление", — рассказал Александр.

 

Вадим Кирпиченко (ліворуч) та Олександр Макух (праворуч)

Вадим Кирпиченко (слева) и Александр Макух (справа)

 

Мама Александра — Алла Николаевна начала поиски сына сразу, как только узнала, что с ним. До того три месяца родные находились в неведении, им говорили, что пленные то ли в Луганске, в Лисичанске, вообще уже вывезены в Ростов.

"30 апреля, когда их "днровцы" отбили у казаков, был первый звонок. Он позвонил и сказал несколько фраз: "Мама, это я. Можешь перезвонить?" А у меня настолько от волнения начали трястись руки, что я смогла лишь продиктовать мужу номер телефона и сказала — там наш Саша, сама взяла трубку только через полчаса", — вспоминает мать.

В ноябре Алла Николаевна вместе с двумя другими матерями решились поехать и просить у Захарченко встречи, чтобы забрать своих сыновей. Поездка была неудачная: единственное, что для них сделали, это дали увидеться с ребятами.

 

Вадим Кирпиченко

Вадим Кирпиченко

 

Вадим Кирпиченко из 53-й отдельной механизированной бригады провел в плену казачьего батальона "Восток" (который не подчиняется ни руководству "ДНР", ни "ЛНР", а живет по своим "законам", — ред.) — полгода, попал туда в районе Марьинки.

"10 августа 2015 года я возвращался на базу из штаба, закончился бензин, пока заливал запаску, подъехали ребята: думал, что наши, а оказалось — из батальона "Восток", — вспоминает Вадим Кирпиченко.

Его держали в Макеевке, изредка тоже давали возможность перезвонить родным, хотя мать вспоминает долгие 53 дня, когда не было никаких вестей о сыне.

"Невозможно измерить боль и слезы. Это очень тяжело. Выезжали много. Но добились своего — обмен состоялся. И в ближайшее время обещают обменять еще наших ребят, которые в плену находятся с октября 2014 года", — делится пережитым мама Вадима Надежда Леонидовна. Помогало все это время ей знание о том, что сын жив, а еще — молитва. Единственное, чего боялась — чтобы ничего не случилось с психикой, ведь Вадима все время- а это 195 дней — держали в одиночной камере. "Его ни разу не вывели на улицу, не дали искупаться, как взяли в плен — в той же порванной летней обуви и отдали. Но то все пустое, это не самое страшное. Сейчас смеется, шутит — значит все в порядке", — радуется мать.

 

Вадим Кирпиченко з мамою Надією Леонідівною

Вадим Кирпиченко с мамой Надеждой Леонидовной

 

Первые слова, которые мать услышала от сына, были: "Мама, я еду домой!" Вадим их просто прокричал ей в телефон.

В конце концов, обменяли пленных – четырех наших на шестерых их. Сепаратисты отпустили еще и Вадима Кирпиченко. Освобождены также боец 28-й отдельной механизированной бригады Сергей Гарнага и младший сержант Сергей Дмитрук.

Освобождением бойцов занимались родные, волонтеры — Василий Будик, Владимир Рубан, "Офицерский корпус", группа "Патриот", народный депутат Ирина Геращенко.

В Киеве пленных обследовали врачи, серьезных проблем со здоровьем у ребят нет, впереди у них восстановление в Днепропетровской областной больнице им. Мечникова, отдых в кругу семей.

Ранее уполномоченный Президента Украины по мирному урегулированию ситуации на Донбассе Ирина Геращенко сообщила, что в плену на Донбассе находится 134 украинца.

 

Читайте также: