Одноглазый крымский киллер по кличке «Бес» попал в руки правосудия

В 90-е годы, кроме знаменитых крымских ОПГ «Сейлем» и «Башмаки», на полуострове было несколько региональных рэкетирских банд, контролировавших целые города. В Керчи – городе со 150-тысячным населением – насчитывалось около 30 организованных преступных группировок. Беспредел, творимый в городе, шокировал даже видавших виды крымчан из других городов (напомню, что в то время только в Симферополе ежедневно находили по 10 трупов со следами насильственной смерти и пыток). Городских девушек могли запросто, на глазах у посетителей, выволочь из бара, посадить в машину и увести в неизвестном направлении с весьма печальной перспективой провести ночь в «борделе для бандитов». Людей убивали и калечили средь бела дня на улицах. К середине 90-х годов, в результате «естественного отстрела» и слияния, образовались две самые влиятельные ОПГ: Кельзона и Феки. Кроме них, действовали более мелкие, но сильные банды – «Адар» и «Грифон» (по названию баров, где они собирались).

И Кельзон (в прошлом матерый карточный катала), и Фека находились под патронатом «Сейлема». Кельзон имел огромный вес в городе и был удачливее своих конкурентов. Он фактически контролировал порт, прикрывал и владел многими коммерческими структурами и имел серьезные связи с представителями власти. Под контролем Феки были некоторые рынки, операции с металлоломом, туристический и топливный бизнес.

Экономические схемы, по которым работали обе банды, были аналогичны: во все организации, интересующие преступников, под угрозой физической расправы с владельцами вводились люди, которые отвечали за контроль над финансовыми потоками, следили за деятельностью предприятия и распределением доходов. Вводились они в виде соучредителей или должностных лиц. Несогласных было немного, и жили они недолго. Расправы носили крайне жестокий характер, жертвы испытывали страшные мучения. По части пыток керченские мастера были асами.

Своих жертв они, как правило, похищали, нередко переодевшись в форму «Беркута», после чего жертву вывозили на берег моря, на катере доставляли на середину Керченского пролива, жестоко пытали, связывали рыболовецкой сетью и в сознании, с якорем, сбрасывали в открытое море.

Рост влияния Кельзона не нравился Феке. Свое недовольство Фека доносил до симферопольского куратора Керчи, небезызвестного «сейлемовского» авторитета Вишнякова (Вишни). Сам Кельзон тоже все больше склонялся к уходу в автономное плавание. В итоге между ним и Вишней пробежала черная кошка. И бывший катала принял решение уничтожить смотрящего. Чтобы оградить свою банду от разборок с «Сейлемом», Кельзон поручил устранение Вишни «адаровским» бандитам. В составе ОПГ «Адар» имелись собственные киллеры – братья Краснолуцкие, а также специалист-подрывник. Но уровень исполнительского мастерства у рядовых бойцов «Адара» был низкий. И попытка подорвать Вишню на симферопольской улице Мате Залки закончилась печально для киллеров – они погибли. В результате Вишня был убит из автоматического оружия, а Кельзон решил предусмотрительно расправиться с «Адаром», предложив их головы лидерам «Сейлема». Для этого была использована банда «Грифон».

В июле 1995 года Кельзон достиг с «Грифоном» соглашения о совместном физическом устранении членов группировки «Адар». Результатом их «плодотворного сотрудничества» стало массовое захоронение тел в печально известных штольнях в районе села Бондаренкова Ленинского района. В то время, пока «грифоновцы» зачищали «Адар» по заказу Кельзона, за ним самим уже охотились киллеры. Заказчиком стал малоизвестный криминальный авторитет из «Сейлема», погибший через несколько месяцев после того, как его люди поставили точку в истории бригады Кельзона.

Поздним вечером 31 мая 1996 года к «Интерклубу» на улице Кирова в Керчи, где находилась банда Кельзона, подъехал автомобиль «Жигули» красного цвета. Из машины выскочили четверо неизвестных в черных масках с прорезями, одетых в камуфляж и вооруженных автоматами. Наружную охрану, находившуюся у входа в «Интерклуб», нападавшие уложили на землю лицом вниз, оставив при них двух автоматчиков. Поначалу охранники приняли их за сотрудников «Беркута» и абсолютно не волновались – милиция посещала это заведение довольно часто. Лишь через пару минут они поняли, что это была не милиция, но осознание реальной угрозы пришло к ним уже посмертно.

Двое нападавших заскочили в зал, но обычных посетителей не тронули, заранее зная, где находится сам Кельзон. Стрельба внутри помещения «Интерклуба» была сигналом для оставшихся у входа киллеров к расстрелу наружной охраны, которую они предусмотрительно уложили на землю. При расстреле погибло 9 человек, двое были ранены. Сценарий преступления был разработан и реализован настолько четко, что никто из потерпевших даже не пытался отстреливаться.

Среди выживших оказался личный телохранитель Кельзона – упомянутый в начале повествования Бес. За несколько минут до появления убийц он решил проверить окрестности вокруг «Интерклуба» и уехал с еще одним охранником. Это и спасло ему жизнь. Впрочем, возможен и другой вариант – нет сомнений, что операция по уничтожению костяка бригады Кельзона была проведена не без участия осведомителя из ближайшего окружения главаря. Не исключено, что Андрей Безбородов и был таким осведомителем. Хотя это только версия…

Как бы там ни было, но, по сведениям источников в крымской милиции, он продолжил свою карьеру в укрепившейся ОПГ «Грифон» под началом керченского уголовного авторитета Сергея Галицкого. Самым дерзким преступлением, к которому был причастен Галицкий, стало убийство 5 февраля 1998 года Александра Сафонцева – первого вице-премьера правительства Крыма. Он стал самым высокопоставленным чиновником на полуострове, павшим от рук бандитов.

Вместе с телохранителем – бойцом «Беркута» Романом Гаркушей Сафонцев был взорван, когда подходил к турбазе «Таврия», где временно проживал после переезда в Симферополь из Керчи. Взрыв был такой силы, что разлетевшиеся во все стороны осколки урны прочертили на асфальте борозды и оставили глубокие отпечатки на стенах гостиницы, пробили корпус стоявшей неподалеку служебной «Волги» Сафонцева и застряли в двигателе. Сафонцев и Гаркуша умерли в больнице от многочисленных ран.

Это убийство действительно всколыхнуло Крым, который, казалось, уже нечем было к тому времени удивить. Как пишут крымские газеты, для милиции, которую тогда возглавлял Геннадий Москаль, покушение на вице-премьера стало последним сигналом для начала полномасштабной войны против мафии. Одна за другой стала поступать информация об аресте или объявлении в розыск целого ряда депутатов местных советов и одновременно криминальных авторитетов в Ялте, Симферополе, Керчи, Евпатории.

Всего за короткое время было раскрыто 2180 преступлений, задержано 1059 преступников, арестованы 9 лидеров и активных членов организованных преступных группировок, возбуждено 38 уголовных дел в отношении групп с признаками организованности, по которым проходило около 100 человек.

Впрочем, кроме арестов и задержаний, стандартных для практики работы внутренних органов, Москаль применил ноу-хау: тех криминальных лидеров, против которых не было достаточно улик, чтобы отправить за решетку, он просто «выдавливал» с полуострова, создавая им невыносимые условия жизни и работы.

Сергей Галицкий оказался одним из тех, кто не выдержал пресса и покинул полуостров. Генерал Москаль, находящийся, кстати, сейчас в Крыму, рассказал, что с бандой Галицкого фактически было покончено в 1999-2000 гг. «Мы тогда многих повыживали, остальные притихли», – сказал Москаль. Добавив, что Галицкий был причастен к убийству Сафонцева, но арестовать его за это не удалось – не было улик.

Прошло два года. Керчь понемногу приходила в себя, «отдыхая» от расстрелов и пыток 90-х годов. Оставленный бандитами бизнес переходил к другим людям, сами же лидеры ОПГ не могли влиять на распределение доходов, поскольку уже не обладали таким весомым аргументом, как свора боевиков. Среди последних многие оказались без работы. В том числе и Андрей Безбородов (Бес).

Однако периодически работу ему все-таки подкидывали. В том числе – из-за пределов Крыма. По некоторым данным, Безбородов выполнял заказы крупной финансово-промышленной группы из Днепропетровска, «славящейся» своими рейдерскими атаками.

В 2002 году в Керчь приехал растерявший влияние и собственность Галицкий и попытался давить на местных бизнесменов, требуя отдать ему долю. Но рискованный рейд окончился для него печально: экс-лидер ОПГ был расстрелян молодым убийцей, скрывшемся на темной иномарке. Не исключено, что это был… Безбородов.

Некоторое время он еще прожил в Керчи, на улице Тимирязева, 4, кв. 1, а потом уехал в Черновцы. В мае 2003 года Безбородов прописался по адресу: Черновицкая область, Новоселицкий район, с. Бояны, ул. Довбуша, 12. Затем перебрался в Москву, где его и задержали. Паспорт ЕС № 381906, выданный 29.08.1997 года в Крыму он заменил фальшивым – с новой фамилией и датой рождения. По слухам, хотел сделать пластическую операцию, но не успел. Главная примета, по которой его идентифицировали правоохранители, – отсутствие правого глаза, который заменен искусственным. Киллер Бес оказался одноглазым…

Его взяли недавно в Подмосковье, по подозрению в совершении десятков тяжких преступлений. 34-летний Андрей Безбородов по кличке «Бес» прошел путь от личного телохранителя одного из керченских авторитетов до наемного убийцы, получавшего заказы в крупных отечественных ФПГ. Последнее время он проживал в России по фальшивым документам.

Артем Бобров, Версии

Читайте также: