Одна, но пламенная страсть: основатель Broadcom обвиняется в распространении наркотиков

Один из самых уважаемых членов американского делового сообщества, основатель компании Broadcom Генри Николас III, имеет все шансы остаток жизни провести за решеткой. Ему удалось вывести компанию из кризиса, вызванного разоблачением незаконной опционной схемы, но, снимая рабочие стрессы, он пристрастился к наркотикам, и теперь против него выдвинуты обвинения по целому ряду уголовных статей.В жизни 48-летнего бизнесмена и филантропа Генри Николаса III, состояние которого оценивается в $1,8 млрд, наступили нелегкие времена. Ему приходится сражаться сразу на нескольких фронтах. Бывшая жена Генри уже не первый год пытается лишить его права видеться с детьми и отнять как можно больше из принадлежащих ему 35 млн акций Broadcom. Он является одним из главных действующих лиц в громком скандале с незаконной выдачей опционов. Сейчас к этому добавилось обвинение в хранении и распространении наркотиков и во множестве других грехов.

Карьера Дарта Вейдера

Генри Николас родился в 1959 году в Цинциннати, штат Огайо, в семье преподавательницы Марселлы и адвоката налоговой службы Генри Т. Николаса-мл. До четырех лет Генри жил в Глендейле, а затем Марселла развелась с мужем и увезла его в Лос-Анджелес. Большая поклонница театра, она поступила на театральное отделение Калифорнийского университета, где и познакомилась со своим вторым мужем Бобом Личем.

Генри учился в школах Малибу и Санта-Моники, потом закончил академию ВВС, но из-за высокого роста так и не стал военным летчиком. Вместо этого поступил на факультет электротехники в Калифорнийском университете. Там познакомился с профессором Генри Самуэли, своим будущим деловым партнером.

После окончания университета, в 1987 году, Генри Николас работал в отделе по разработке микрочипов TRW в Редондо-Бич, затем перешел в компанию PairGain Technologies, где стал директором направления микроэлектроники. После того как PairGain поглотил холдинг ADC Telecommunications, Генри уволился, чтобы вместе с Самуэли открыть собственную фирму. В августе 1991 года партнеры выписали чеки на $5000 каждый, из этих денег был сформирован уставный капитал компании Baseband Technologies. Офис и одновременно цех по сборке микросхем располагался в свободной комнате дома Генри Николаса в Редондо-Бич. Позднее фирма получила новое название – Broadcom Corporation. С 1995 года ее главный офис располагается в калифорнийском городке Ирвин.

Генри занимал должности исполнительного директора и президента компании, его бывший учитель Генри Самуэли являлся директором по технологиям. Вместе они вывели Broadcom в лидеры рынка телекоммуникаций: в 1998 году компаньоны разместили акции на бирже, что сделало их миллиардерами. В первый же день цена акций выросла на 123%, а за 10 лет – на 260%. К 2000 году капитализация Broadcom превысила $50 млрд. Николас и Самуэли владели пакетами по 12% акций каждый. В 2000 году, накануне dot-com кризиса, Forbes оценивал их состояние в $5,4 млрд и $5,1 млрд соответственно.

Генри Николас считался очень жестким руководителем. Подчиненные прозвали его Дартом Вейдером. В отличие от других высокотехнологических компаний Силиконовой долины, в Broadcom действовала строгая корпоративная культура, в частности дресс-код. Вне зависимости от погоды, сотрудники были обязаны приходить на работу в деловом костюме с белой рубашкой и при галстуке.

В 2000 году годовой доход Broadcom достиг $1 млрд. Генри Николас собрался покорять новую вершину: он пообещал довести продажи до $10 млрд в год и сделать компанию лидером среди производителей микросхем, но тут в сфере высоких технологий разразился кризис. Broadcom, в отличие от многих конкурентов, устояла, хотя и понесла большие потери.

Следующее важное событие в жизни компании произошло в январе 2003 года, когда бессменный исполнительный директор Broadcom объявил об уходе на пенсию. Неожиданное решение объяснил личными причинами: его супруга Стейси подала на развод, он пытался сохранить семью.

Генри Николас являлся не только одним из самых удачливых и прозорливых бизнесменов в сфере высоких технологий, но также очень активно занимался благотворительностью. Еще в 1983 году его сестра Марси была убита приятелем-наркоманом. После ее смерти он стал ярым поборником защиты прав жертв преступлений. Фонд Генри и Стейси Николасов энергично помогал оставшимся в живых жертвам преступлений. Причем не только деньгами, но с помощью лоббизма. Генри Николас протащил через законодательное собрание Калифорнии ряд жестких поправок к Уголовному кодексу. Одна из них так и называется – поправка Марси. За это в 2005 году он был удостоен премии Рональда Рейгана за достижения в сфере уголовного права. Кроме того, семейный благотворительный фонд Николасов переводил десятки миллионов долларов школам и университетам. К примеру, St. Margaret’s Episcopal School – школе, в которой учились его дети, – он пожертвовал $10 млн.

Работа над ошибками

Эти факты биографии Генри Николаса III широко известны. Их можно прочитать в любом справочнике. Наверное, поэтому для многих стало большой неожиданностью, когда оказалось, что Николас очень далек от того образа, который сложился благодаря его успешной карьере и активной благотворительной деятельности.

Первые трещины в образе идеального бизнесмена появились в 2002 году, когда Стейси Николас решила с ним развестись. Тогда, правда, никто не обратил на их семейные размолвки большого внимания. Разводятся в Соединенных Штатах многие, в том числе и миллиардеры. Что же касается причин развода, то о них стало известно лишь через несколько лет.

Уход с поста исполнительного директора, который Николас объяснял семейными обстоятельствами, по времени совпал с громким скандалом, вспыхнувшим в Broadcom. Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) обвинила руководство компании в махинациях с опционами.

Broadcom не могла себе позволить заманивать специалистов сверхвысокими зарплатами. Оклады большинства сотрудников не превышали $110 000 в год – а конкуренты платили в разы больше. Главной приманкой была опционная программа, позволявшая сотрудникам покупать акции по фиксированной льготной цене. Эту цену для повышения привлекательности компании в глазах сотрудников назначали задним числом, когда она была значительно ниже, чем на момент найма получателя опциона на работу. Backdating, то есть датирование или проводка в финансовых документах задним числом – практика спорная, но при этом вполне законная, если руководство компании своевременно информирует о ней SEC.

В 2002 году в Америке был принят закон Сарбейнса–Оксли, обязывавший компании привести бухгалтерскую отчетность в соответствие с нормами не только текущего момента, но и прошлых лет (ст. 404). Закон также ужесточал правила предоставления акционерных и фондовых опционов, и что самое главное, требовал в обязательном порядке раскрытия информации о них. Информацию об опционах необходимо предоставлять в SEC не через месяц или полгода, а в течение двух дней. При этом вся ответственность за точность финансовых отчетов возлагалась на руководителя компании.

Практика установления цены акций в опционах задним числом для мотивации и поощрения сотрудников нашла наибольшее применение в полупроводниковой промышленности, где работала Broadcom. Причем нередко выгодные опционы наряду с разработчиками и программистами получали и представители администрации. Как нетрудно догадаться, в большинстве случаев зарабатывали они намного больше своих подчиненных.

После вступления закона в силу Сарбейнса–Оксли SEC инициировала расследование против почти 250 компаний, многие из которых оказались перед угрозой не только крупных штрафов, но и исключения их акций из листинга фондовой биржи Nasdaq. Большинство руководителей провинившихся фирм быстро поняли, что игра не стоит свеч. Они навели порядок в финансовой документации и компенсировали государству и акционерам ущерб из-за неправильно оформленных опционов.

Broadcom в этом черном списке оказалась на малопочетном первом месте. 14 июля 2006 года компания объявила, что из-за исправления ошибок с акционерными опционами годовой доход снизится на $750 млн. Менее чем через два месяца сумма удвоилась. 24 января 2007 года Broadcom обнародовала пересмотренные результаты финансовой деятельности за 1998 – 2003 годы. Из них следовало, что датирование задним числом обошлось фирме в $2,24 млрд – рекордную сумму для всей Силиконовой долины.

На всех неправильно оформленных документах стояла подпись Генри Николаса. В свое оправдание он приводит малоубедительный с точки зрения SEC довод, что сам являлся получателем опционов, то есть никакой финансовой выгоды от Backdating`а не извлек. В результате расследования действительно выяснилось, что за пять лет из 232,9 млн опционных акций руководство компании получило всего 4,2% этих ценных бумаг. Недавно Broadcom выплатила SEC $12 млн штрафа, но признавать себя виновной в махинациях отказалась. У SEC больше нет претензий к компании, а вот расследование в отношении Николаса только набирает обороты.

Другой соучредитель Broadcom – Генри Самуэли – тоже погорел на оформленных задним числом акционерных опционах: 15 мая 2008 года он ушел в отставку с поста председателя правления компании и технического директора. При этом SEC против него обвинений не выдвинула, а лишь назвала его «потенциальным нарушителем». От скандала с опционами могут пострадать даже «Могучие утки», хоккейная команда НХЛ из Анахайма, которую Самуэли купил в феврале 2005 года за $75 млн у компании Walt Disney Co. и содержит на свои деньги.

Одна, но пламенная страсть

В середине апреля Генри Николас лег в клинику Betty Ford лечиться от алкоголизма. По официальной версии, озвученной представителями миллиардера, Генри после смерти любимого отчима погрузился в размышления о своей жизни и пришел к выводу, что слишком много пьет. Месячный курс лечения обошелся ему в $66 000.

После излечения Генри ожидал еще более неприятный сюрприз: суд предъявил ему целый букет обвинений в тяжких уголовных преступлениях. Николас обвиняется в хранении и распространении кокаина, экстази, метамфетамина и покупке по поддельным рецептам викопрофена, валиума и других лекарств, обладающих наркотическим действием. Он не только употреблял наркотики сам, но и заставлял делать это сотрудников своей компании, а также подсыпал психотропные вещества ничего не подозревающим коллегам по бизнесу. Примерный семьянин Николас нанимал проституток для себя и знакомых, использовал дома и офисы как наркопритоны.

В обвинении на 18 страницах перечислены несколько десятков случаев, когда Генри Николас употреблял и распространял наркотики. Кокаин, экстази и метамфетамин для него покупали сотрудники Broadcom. Одному из них в середине июня 2002 года Генри пришлось заплатить за молчание

$1 млн, когда тот пригрозил сообщить в полицию об увлечениях шефа.

Даже покупая наркотики, Генри был верен себе. Аккуратист в бизнесе, он оставался таким же педантом в самоуничтожении. Николас требовал от наркоторговцев «накладные», в которых, как в настоящих документах, указывались дата, количество наркотика и цена. Товар, естественно, фигурировал под другими названиями – «поставки», «припасы», «сладости для вечеринок», «освежающие напитки» и т.д. Одному из драгдилеров, когда тот по ошибке обозначил экстази просто буквой Е, миллиардер устроил скандал.

Генри Николас несильно скрывал свое пагубное пристрастие от окружающих. О том, что для него не было запретных мест, свидетельствуют эпизоды, упомянутые в обвинении. Во время перелета из округа Ориндж, Калифорния, в Лас-Вегас в 2001 году на своем частном самолете Генри с друзьями выкурил столько марихуаны, что клубы дыма проникли в кабину пилота, и тому пришлось даже надеть кислородную маску. Другой пример. В январе 2001 года Николас устроил в своем офисе в Лагуна-Нигуэле, Калифорния, вечеринку для сотрудников в честь Супербоула – финального поединка американских футбольных команд. Согласно «накладной», для него и гостей было закуплено 225 таблеток экстази.

Стены офиса в Лагуна-Нигуэле уже не вмещали веселых вечеринок, и Генри Николас начал строить под своим ранчо в Лагуна-Хиллс «Секс-пещеру» – подземный центр развлечений стоимостью $30 млн. Скрыть такое масштабное строительство от супруги было, конечно, невозможно. Генри сказал ей, что под землей будет размещаться насосная. В августе 2000 года он повез жену в романтическое путешествие на Гавайи, где они собирались отпраздновать десятую годовщину свадьбы. Строителям было дано указание завершить все работы в течение недели. Бригада работала по 18 часов в сутки, рассчитывая на щедрые сверхурочные. Николас полностью расплатился с ними лишь после того, как строители пригрозили подать в суд. Впрочем, скандала ему так и не удалось избежать: осенью 2002 года Стейси Николас застала Генри в «насосной» с проституткой и подала на развод.

Главным свидетелем обвинения выступает Кенжи Като, телохранитель и личный помощник Николаса с 1999-го по 2006 год. Он также предъявил своему бывшему работодателю иск на $3 млн, эта сумма складывается из невыплаченного жалованья и компенсации за моральный ущерб.

В своем иске Като утверждал, что Николас часто заходил к нему в спальню в три часа ночи с тарелкой кокаина, жаловался на скуку и одиночество, уговаривал «нюхнуть» вместе с ним. Он заставлял Кенжи Като постоянно держать под рукой большой запас наркотиков и сам подсыпал наркотики в напитки деловым партнерам. Не нравилось Като и то, что ему приходилось поставлять боссу проституток. В случае неповиновения Генри Николас угрожал ему, намекая на обширные связи в Пентагоне. Впрочем, он даже без мифических связей мог кому угодно доставить массу неприятностей: верзила под два метра любил отрабатывать на подчиненных приемы дзюдо. По словам бывшего помощника, он всегда носил с собой оружие. При посредстве героина и кокаина Николас нередко мог бодрствовать по четверо суток кряду.

Все факты в иске Като Генри Николас опровергает. Он утверждает, что бывший телохранитель просто шантажирует его с целью выманить деньги, и даже нанял частных детективов, чтобы те следили за ним днем и ночью. В ответ на обвинения в употреблении наркотиков Генри Николас говорит, что ненавидит наркотики и наркоторговцев, потому что из-за них четверть века назад погибла его любимая сестра. В качестве доказательства своей невиновности он приводит также свою благотворительную деятельность по защите прав жертв преступлений, что действительно не очень вяжется с образом наркомана и алкоголика.

В августе прошлого года на сайте YouTube появилось видео, на котором высоченный бородач, как две капли воды похожий на Генри Николаса III, нюхает кокаин и глотает таблетки. Его прислал в редакцию газеты Los Angeles Times аноним. Сейчас даже адвокаты Николаса не берутся утверждать, что видео является монтажом и что на нем снят не их клиент. Им пришлось признать факт, что это Николас, когда они уговаривали администрацию сайта снять ролик. На слушании, которое состоялось в первых числах июня в суде калифорнийской Санта-Аны, адвокат Николаса заявил, что это был единичный случай приема наркотиков его клиентом, который надеялся расслабиться. Он напомнил о постоянном стрессе, в котором живет Николас.

На первом судебном заседании защита попросила отпустить Генри под залог. Судья Артур Наказато решил, что оснований держать бизнесмена за решеткой нет, и назначил относительно невысокий залог в сумме $3,3 млн, но предупредил, что если Генри попробует бежать, то он направит по его следам всю полицию США и ФБР. Отпуская миллиардера, судья обязал его пройти курс лечения от наркозависимости, постановил проводить эпизодические проверки на содержание в крови наркотиков. Генри сейчас находится под домашним арестом в своем особняке в Ньюпорт-Коуст, носит электронный маячок, позволяющий в любой момент установить его местонахождение. Кроме того, судья Наказато приказал вывести из строя оба самолета Николаса.

Что ждет Генри Николаса III, сейчас никто не берется предсказать. Максимальное наказание за хранение и распространение наркотиков – 20 лет. По делу о незаконной выдаче опционов ему могут присудить еще 340 лет.

Сергей Мануков, Компания

Читайте также: