Василий Салыгин: криминал + пиар = «земля — людям!»

Чудная вещь пиар – попросту говоря, пропаганда, реклама. Обычному обывателю можно втюхать такое… Например, объявить откровенный криминал чуть ли не благодетелью. Вору и мошеннику можно создать образ наиморальнейшего политика – на случай, если им заинтересуются правоохранители. Взяточничество и казнокрадство с помощью удачной пиар-акции легко превращаются в жертву ради всего человечества. И продолжать здесь можно бесконечно… 

В нашей жизни примеров тому – тьма, и вот один из них.

После развала харьковской корпорации «Станк» в середине 90-х годов прошлого столетия ее президент Станислав Дяминов вынужден был скрываться за границей. Тем временем за его квартирой присматривали родственники. И как-то в гости к ним пожаловали милиционеры. На вопрос о причинах визита сказали, что у них план «Перехват». Похоже, так оно и было – один из родственников «перехватил» по шее, правоохранители – два охотничьих ружья, которые и унесли с собой, не оставив взамен никаких протоколов (!) Только память о красивых изделиях фирмы «Браунинг», инкрустированных золотом, именных, с вензелями «С. Дяминов».

Насколько мне известно, далее изъятые охотничьи раритеты валялись в ХОЗО областного УВД, и в разные времена числились по-разному. Похищенными, вещдоками, затем – антиквариатом. А уже в нынешнем веке решено было их продать. Ну и продали, наверное. Или оформили продажу. Похоже было на то, что нарезной карабин и гладкоствольное ружье канули неизвестно куда. Во всяком случае до памятной сессии Харковского облсовета 7 августа нынешнего года об этом оружии – ни слуху, ни духу. И вдруг ружья появились, да как! Прямо в сессионном зале!

Позволю себе напомнить: на сессии той Василий Салыгин, теперь уже экс-председатель Харьковского облсовета, хотел протащить решение о запрете охоты в области на целые три года. Говорил, что в память о Евгении Кушнареве (!?). Но настоящую причину вполне можно было угадать, сообразив, что за такое время все охотничьи организации области развалятся, ибо без денег, которые они получают за выдачу лицензий на отстрел дичи, и т.д. им не выжить.

А земля, ими занимаемая, освободится и отойдет людям – в прямом соответствии с инициативой председателя облсовета. А дальше и гадать не надо, какие именно люди ее получат. Но слова – это всего лишь слова. И, понимая это, Василий Салыгин решил подкрепить их делом – сдал накануне три своих ружья в милицию и продемонстрировал видеозапись действа депутатам облсовета, заодно и общественности Слобожанщины.

Съемка как съемка: Салыгин несет три ствола в чехлах, в милиции пишет заявление, у него их принимают, выдают справку, на выходе он рассуждает о том, насколько плоха охота. Но – самое главное! – справка демонстрируется во весь кадр ,и там можно прочитать марки и номера оружия. Что за «Ремингтон» он сдал, понять сложно. Американская штурмовая винтовка М-16, конечно вызывает недоумение, поскольку оружие это все-таки не охотничье, а боевое, и на охоте с ним, по большому счету, делать нечего. Остается лишь предполагать, на каких людей охотился Салыгин… Но зато самый первый в списке ствол – «штуцер «Browning» калибра 9,3 мм №15091970» – тот самый, один из украденных милиционерами у Станислава Дяминова. И номер совпадает, и фирма-изготовитель, и марка, и калибр…

И здесь уже появляется масса вопросов к Василию Викторовичу. Ибо не знать, что оружие – краденное, он не мог. Даже если происхождение его по номеру проверить поленился, то уж вензеля «С. Дяминов» не заметить никак не мог. Разве что читать не умеет.

Вряд ли он станет рассказывать, получал ли удовольствие от самого факта, что владеет краденными вещами. Но есть же в этой истории не менее интересные подробности. Например, как в милиции оформили краденное оружие. А очень просто: в журнале регистрации вычеркнули фамилию «Дяминов» и вписали сверху «Салыгин». Впрочем, в Киеве оба ствола до сих пор записаны за настоящим владельцем.

И еще интересно – кто же из правоохранителей так лихо распорядился чужой собственностью? Но тут и гадать не надо. Вспомним, кто был первым заместителем начальника областного УВД – начальником УБОП в последние годы прошлого столетия. А кто заведовал украинским отделением Интерпола в начале века нынешнего? И кто, наконец, до выборов-2005 совмещал основную работу с должностью помощника народного депутата Украины Салыгина? Одно и то же лицо – Станислав Денисюк, нынешний начальник областной налоговой администрации. Еще вопросы есть?

Вот вам и пример пиара в действии. Ни в чем не повинному человеку менты дали по шее, украли оружие, которое, кстати, стоит совсем немалых денег – по 60-80 тысяч долларов каждый ствол. Затем полковник-мент прогнулся перед народным депутатом, подогнав ему «по дешевке» краденное, да еще и оформить помог. А депутат, будучи уже председателем облсовета, стал этим стволом пиариться ради захвата тысяч гектаров земли.

(Кстати, все сданное под камеру оружие после окончания съемки он забрал обратно. Не ради пиара – по причине врожденной тупости и жадности. Но пиар получился на славу!)

Сергей Ермаков, «Харьков криминальный», специально для «УК»

Читайте также: