Нужна ли экспертиза меру?

Вы отдаете себе отчет в том, что за люди нами управляют? Наверное, все-таки не в полной мере. В нашей стране не принята психиатрическая и наркологическая экспертиза для тех, кто стремится во власть. Думаю, напрасно… А вот что думают о политикуме и стремлении к власти психологи и психиатры.

ЖАЖДА – СЛАБОСТЬ ЛИЧНОСТИ

Почему одни люди всеми силами добиваются власти, а другие отказываются от нее, даже когда она у них практически в руках? Потому что вторые осознают — власть это, прежде всего, ответственность. Значит ли это, что нашей страной правят люди безответственные? Возможно.

Отсутствие ответственности свойственно людям, подверженным маниям — алкоголикам, игроманам, наркоманам. В этом плане нездоровая тяга к власти вполне может быть поставлена в один с ними ряд. Специалисты определяют ответственность как «способность признать себя причиной», а за нашими политиками пока такой способности замечено не было.

Психопатология жажды власти заключается не только в неспособности осознавать ответственность. Основная причина невротического стремления к власти, считает психолог-философ Эрих Фромм, — это неспособность вынести изоляцию и слабость собственной личности. А по мнению психоаналитика Карен Хорни, причина в чувстве беспомощности и ощущении своей неполноценности. «Невротик прячется от своей беспомощности, он не может стерпеть даже намек на нее. Он всячески избегает ситуаций, в которых бы им кто-нибудь руководил. Он не хочет принимать ни советы, ни помощь со стороны других людей. Он заставляет себя поверить в то, что он способен справиться с любой ситуацией сам, без посторонней помощи. Всегда стремясь настаивать на своем, он воспринимает любую уступку со своей стороны, даже самую малейшую, как провал».

Не способные слышать друг друга, принимать советы специалистов, приходить к общему мнению украинские политики чуть ли не поголовно являются иллюстрацией такого рода психопатологии. Впрочем, не только украинские.

ДИКТАТОРЫ ЛЮБЯТ «ВЫЧУРНЫЙ СЕКС»

Богатым источником иллюстраций и примеров для многих из этих вопросов является книга «Сексуальный профиль влиятельных мужчин» (Janus, Bess & Saltus, 1977). Исследование построено на результатах опросов «девушек по вызову» высшего класса с Восточного побережья США (общая длительность бесед составила более семисот часов). В отличие от многих других, авторы интересовались не личностями проституток, а склонностями и привычками их клиентов, среди которых были многие выдающиеся представители американской политики, бизнеса, правосудия и юстиции.

В беседах выяснилось, что лишь незначительному меньшинству нужны были обычные сексуальные занятия, но почти всех интересовали различные эротические отклонения и «вычурный секс»: обычным требованием, например, было связывание, побои и другие виды пыток. (Таковым было, согласно цитируемым в этой книге отчетам ЦРУ, и сексуальное предпочтение Адольфа Гитлера. Диктатор, стремившийся стать абсолютным властелином мира, в частной сексуальной жизни хотел, чтобы его связывали, пытали и всячески унижали).

Авторы, таким образом, предлагают разрешение старого спора между Фрейдом и Адлером (признать ли главенствующей силой в психике секс или желание власти), утверждая, что речь на самом деле идет о двух сторонах одной медали. Чрезмерное сексуальное влечение и импульс к самоутверждению, компенсирующие чувство беспомощности и неадекватность, представляют две стороны одного и того же переживания.

НУЖНА ЛИ ЭКСПЕРТИЗА МЕРУ?

В прошлом году министр внутренних дел Украины Юрий Луценко обращался в Генеральную прокуратуру с ходатайством о проведении судебно-психологической, судебно-психиатрической и судебно-наркологической экспертизы мэра Киева Леонида Черновецкого.

Осуществление судебно-психиатрической экспертизы Черновецкого мотивируется «странным поведением во время заседания СНБО, приступами возбуждения, которые внезапно сменялись состоянием общей психомоторной заторможенности, невозможностью формулировать даже простые предложения, постоянной потерей внимания к предмету обсуждения».

О чем это говорит? Некоторые психиатры усматривают в этом клиническую картину кокаиновой наркомании.

У больных отмечается маниакальноподобное опьянение с выраженной эйфорией, повышенной активностью: «Утром меня поздравит слон с Новым годом, – это из недавних публичных выступлений мэра. – Пожелает мне хороших снов, а то я мало сплю»; самоуверенность: «С моими организаторскими способностями у меня все будут жить хорошо. Только расслабьтесь — и все будет нормально»; ощущение неиссякаемых творческих возможностей: «Я выпускаю диск. Такие очень душевные песни, я пою их не хуже, лучше, чем исполнители. Единственное, что я не могу сравниться с Высоцким»; собственные мысли кажутся необыкновенно глубокими и интересными (no comment).

Среди соматических симптомов у охотников «понюхать» отмечаются: расширение зрачков, повышение давления, сердцебиение. Очевидцы указывают, говорится в обращении Луценко, на «нездоровый блеск глаз Черновецкого, чрезвычайно большие зрачки, нервное подергивание шеи, расстройство речи».

ГЛАВНОЕ ДЛЯ НИХ-БЫТЬ В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ

Политики сплошь и рядом любят покрасоваться на телеэкранах. И хорошо бы, если только для доведения до народа позиции своей политсилы. Большинство ведь спят и видят только себя — всезнающих, всемогущих, самых-самых… Как это объясняет психиатрия?

Демонстративное поведение — стремление обратить на себя внимание, является самым главным симптомом истерического невроза. В психиатрии сейчас это чаще называется конверсионным синдромом.

Для истерического невроза характерно несоответствие между малой глубиной переживаний и яркостью их внешних проявлений: громких криков, плача, выразительных жестов, мнимых обмороков. Истероиды чувствуют себя крайне несчастными, если не находятся в эпицентре внимания. Они делают все, чтобы смотрели только на них: вычурные театральные позы, громкий голос, кричащий внешний вид. Вместе с тем переживания окружающих их нисколько не заботят.

По большому счету, истероиды просто не представляют, что в этом мире есть что-то, кроме них, и уже тем более что-то важнее их. Поэтому истерик у власти — сомнительные перспективы для страны. Скорее всего, народ не почувствует заботы о себе, зато вволю налюбуется на своего избранника во всех позах и ипостасях.

НА ЗАМЕТКУ

«Любая власть, опирающаяся на представление о лишенном сознания человеке, демонстрирует триаду основных симптомов шизофрении, — считает известный психолог В. М. Аллахвердов — эти три симптома — аутизм (уход в себя), амбивалентность (двойственность поступков, двойной стандарт власти), эмоциональное отупение (нежелание и неспособность осознавать некоторые непереносимые реалии жизни «подданных»)».

Должностью компенсируют недостаток «ВЕДОМОСТИ» поговорили с кандидатом медицинских наук, психиатром Станиславом КОСТЮЧЕНКО.

— Станислав Иванович, всегда ли адекватны бывают, на ваш взгляд, наши политики и крупные руководители?

— Имея психическое заболевание, трудно чего-либо добиться, успешные люди должны быть здоровыми. Поэтому те психические проблемы, которые есть у таких людей, скорее из области психологии, нежели психиатрии. Если мы говорим об абсолютной безответственности, то это связано с отсутствием ценностей и моральных норм. Они закладываются в семье. И когда они есть, то в любых условиях — будь человек беден или богат, работай он в парламенте или на заводе — они останутся.

— А в чем проявляется психология патологической тяги к власти?

— Как правило, это комплексы. Человек своей высокой должностью пытается компенсировать какой-то недостаток. Чаще всего это проблемы в семье, сексуальные расстройства. К богатству и власти часто активно стремятся люди из очень бедных семей. На такую тягу могут повлиять и болезни родителей в детстве и сложные взаимоотношения с ними.

— А может ли добиться руководящего поста наркозависимый человек?

— На стадии наркозависимости вряд ли, потому что в этом случае человека будут интересовать только наркотики. Если такое случается, то скорее вопреки болезни, как исключение.

— Мы уже привыкли наблюдать кричащих и дерущихся политиков с экранов телевизоров. В чем психологические корни такого поведения и как реагировать на это?

— Демонстративность — это желание привлечь к себе внимание. Как правило, это связано с недостатком внимания в детстве. У таких людей демонстративное поведение становится стереотипом в жизни. На истероида лучше просто махнуть рукой, так как для него важна реакция окружающих на его выходки. Как только на него перестанут обращать внимание — театр закончится.

— Проходят ли какую-либо психиатрическую экспертизу зарубежные политики, например, кандидаты в президенты или премьеры?

— Там такой практики нет, потому что случайные люди в развитых странах во власть не попадают. В палате лордов, например, всем известны предки депутатов до восьмого колена. В других странах есть традиции взращивания своей элиты. Если в молодости в человеке заметили способности, его холят, лелеют и выводят в руководители, конгрессмены, партийные лидеры.

У нас же таких традиций нет. И в Раду может идти более или менее известный лидер партии, а за ним 170 человек, в числе которых оказывается чей-то охранник, парикмахер или родственник. И после этого мы удивляемся, что в руководстве страны оказываются не совсем адекватные люди.

Иванна ДОВЖЕНКО, «ВЕДОМОСТИ»

Читайте также: