Прав был Данилыч: «Все судьи — подонки!..»

Последняя надежда на справедливость — суд. Но в Украине очень часто именно суд эту последнюю надежду отбирает. На самом деле судьи-зваричи появились не вчера. Украинское общество в течение последних десятилетий наблюдало, более того, помогало расти судебной системе-мутанту, насквозь коррумпированному, аморальному и бездушному чудовищу, которое искажает представления о роли судов. И переворачивает ценностные общественные нормы вверх тормашками.

Говорить обо всех без исключения служителях Фемиды не хочется. Уверены, что среди работников судов есть добросовестные и профессиональные. Однако при активном содействии (или бездеятельности) украинцев для них создана среда, в которой они — «белые вороны», предатели общих принципов украинского суда.

О впечатлениях от собственного общения с судами мы попросили рассказать наших корреспондентов и читателей. Какая вышла картина — читайте дальше.

Валерий КОСТЮКЕВИЧ, собственный корреспондент газеты «День»:

— Передо мной гора документов — исковых заявлений, писем, судебных постановлений, копий удостоверений и прочее. История эта началась в январе 2004 года. Тогда как ликвидатор аварии на ЧАЭС 1-й категории я решил добиться от государства Украина выплаты ежегодной помощи на оздоровление за три года (за больший срок этого сделать нельзя, поскольку истекал срок давности) и еще одной разовой компенсации, сумма которой, согласно Закону Украины «О статусе и социальной защите граждан, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы», должна была бы рассчитываться, исходя из установленных на то время размеров минимальных зарплат. Но тогда (сейчас происходит то же самое) сложилась практика, что эти выплаты специальными постановлениями Кабинета Министров фиксировались на уровне в десятки раз меньшем.

Всего на тот период государство должно было мне выплатить больше где-то на 6400 грн., чем я получил фактически. Исковое заявление в суд первой инстанции, как и другие последующие обращения в суды, мне помогали составлять квалифицированные юристы. Да и сам я очень внимательно изучил соответствующие положения Конституции Украины и законов. Отмечу в этой связи (кстати, это имеет прямое отношение к нынешним баталиям вокруг бюджета), что основным законодательным актом государства запрещено принятие законов и других актов, сужающих права граждан по сравнению с уже установленными. Следовательно, когда речь заходит об урезании социальных выплат, нужно четко понимать и честно признавать, что это является нарушением Конституции. Но кто из высших должностных лиц государства, парламентариев и министров обращает на это внимание? Соответственно действуют и суды.

…Мое заявление Королевский районный суд Житомира рассмотрел только через два месяца после его подачи. Когда я пришел на заседание, судья встретил меня очень холодно и тем, как зачитывал иск, как задавал вопросы мне и представителю областного управления социальной защиты, будто бы показывал, что я тревожу судебную инстанцию из желания взять от государства то, на что не имею права. Рассмотрение дела было очень непродолжительным, мои аргументы, основывавшиеся на Конституции и законах, не воспринимались, решение было вынесено в тот же день — основные требования отклонить. Главным моментом в аргументах судьи была фраза, что выплаты осуществляются, «исходя из реальных возможностей расходного бюджета Украины на текущий год». И это в год, когда экономика шла на подъем, и когда значительно сложнее было все списывать на экономический кризис.

Далее было мое заявление в Апелляционный суд Житомирской области, которое рассмотрели только в июне того же 2004 года. Результат — тот же. Постановление суда я получил не сразу, а в июле через Королевский райсуд (так требует Гражданско-процессуальный кодекс) подал кассационную жалобу в Верховный Суд Украины. Не получив из этой инстанции никакого ответа, учитывая то, что истекал шестимесячный срок, на протяжении которого можно было обратиться в Европейский суд по правам человека (во всяком случае, так тогда разъясняли положение юристы житомирского отделения Международного общества прав человека), я в декабре отправил соответствующее заявление в эту уважаемую международную инстанцию. Сначала, и очень быстро, получил ответ о принятии дела на рассмотрение. Но уже в марте 2005 года (обращаю внимание на сроки, которые, впрочем как и весьма почтительные формулировки и обороты текста, свидетельствовали об уважении к заявителю) из Страсбурга пришло письмо с отказом в рассмотрении именно по причине того, что внутренняя процедура судебных рассмотрений в Украине еще не была завершена. И это было правдой.

Только в марте 2007 года (?!!), более чем через два года после подачи кассационной жалобы, мне пришло письмо из Верховного Суда Украины о том, что она направлена на рассмотрение в Апелляционный суд Винницкой области. А в апреле я получил копию постановления последнего об отклонении моей жалобы по мотивам, что предыдущие судебные решения были приняты с соблюдением норм материального и процессуального права. Круг замкнулся. Снова в Европейский суд заявление я не подавал, потому что в его ответе значилось, что решение окончательное. Правда, в прошлом году после решений Конституционного Суда, признававших не соответствующей Основному Закону практику уменьшения государством сумм определенных социальных выплат, пошла новая волна исков в суды от некоторых категорий наших сограждан, в том числе чернобыльцев. И суды стали принимать решения в их пользу.

Теперь Главное управление труда и социальной защиты Житомирской облгосадминистрации буквально завалено запросами из судов и соответствующими решениями в пользу граждан. Однако лишь небольшая часть из них смогла получить деньги, выплатить которые государство обязывал уже суд. Мотив был тот же, что и раньше — в бюджете нет денег (в «Дне» я уже писал об этом). Наиболее настойчивые пытаются добиться этого, уже судясь с исполнительной службой (опять же государственной инстанцией), которая должна обеспечивать выполнение судебных решений. Но мне известно немного случаев, когда кому-либо посчастливилось что-либо получить.

…Несколько лет назад мне как журналисту пришлось присутствовать на совещании представителей некоторых государственных и общественных структур. На нем одна из тогдашних руководителей областного управления юстиции вслух возмущалась по поводу того, что некоторые суды в вопросах социальных выплат принимали решения в пользу граждан. «Почему, — риторически произносила она, — государственные органы, каковыми являются суды, принимают решения в пользу людей, а не государства?» И в этой фразе заключается суть подходов наших правоохранителей, которые очень мало изменились с советских времен, когда считалось, что государство (а по сути речь идет о чиновниках) всегда право в отношениях со своими гражданами.

И с тех же времен у нас сохранилась практика, когда подзаконными актами отменяются конституционные положения, ведутся манипуляции как с буквой, так и духом законов. И я до сих пор не решил, стоит ли снова начинать тяжбу с государством. Ведь, откровенно говоря, нет ни времени, ни сил на повторение того хождения по судам, тем более на тяжбу с исполнительной службой. На это, по-видимому, наше государство и рассчитывает, когда отказывает гражданам в обеспечении их законных прав. Но можно обратиться и к адвокатам — есть такие, которые за определенное (понятно, что существенное) вознаграждение ведут подобные дела. Действительно, мне об этом стоит подумать. Однако бывает, что в наших условиях и у адвокатов опускаются руки.

Петр АДАМИК, частный предприниматель, Львов:

— С судом я «имел контакт», когда разводился. Прошло все без осложнений. Второй раз я обращался в суд, когда меня обманула компания «МТС», перестав предоставлять услуги. Речь шла о незначительной сумме. Возможно, я даже и не судился бы, но захотел, чтобы это было озвучено. А по поводу судебной системы в Украине вообще… У меня сложилось мнение, впрочем, не только у меня, но и у моего ближайшего окружения, да и у социологических исследований есть такие данные, что зваричей среди украинских судей — 99%. К сожалению. Судебная система, как и любая коррупционная система, ломает людей. Когда мы слушали Зварича, то у всех сложилось о нем мнение. Как человек с таким IQ может быть председателем суда?!

Позор! Дальше так продолжаться не может. Сейчас крайне необходимы три реформы: судебная, политическая и налоговая. А судебная актуальна как никогда. Рейдерство с помощью чего происходило? Только с помощью судов. Какой-то суд на расстоянии тысячи километров выносил решение, и происходил захват чужой собственности. Такая ситуация продолжается и поныне. Несмотря на заслоны, поставленные Верховной Радой, и далее происходит несправедливый раздел собственности. Сейчас, когда кризис охватил экономику, это не так рентабельно, но ведь продолжается, причем в общеукраинских масштабах! А что говорить о неадекватных приговорах?! Возьмите для примера издателя «Донецкой мафии» Бориса Пенчука, получившего восемь лет с конфискацией имущества…

Наталия МИХНОВА, руководитель Департамента внутренней политики Львовского городского совета:

— Лично я никогда не сталкивалась с судами, но во время работы в горсовете, а до того — в общественных организациях, когда работала с жителями Львова, эта проблема (житель — суд) постоянно возникала. И здесь можно указать на ряд недостатков. Один из них такой, что у жителей нет юридической инстанции, которая бы их качественно проконсультировала перед тем, как они обратятся в суд, потому что в суде этим вопросом никто не занимается.

Именно поэтому граждане делают много ошибок — еще на этапе подготовки документов в суд. Однозначно, судебная система требует реформирования. Речь идет, прежде всего, о том, что она должна повернуться лицом к рядовому гражданину, чтобы человек получал компетентную консультацию. Это, на первый взгляд, мелкий вопрос, но решение его повлекло бы за собой существенные изменения к лучшему, потому что жители сейчас испытывают недоверие к судам, из-за чего стараются избегать судебных исков, хотя везде в мире через суд, то есть цивилизовано, решаются самые мелкие вопросы — начиная с бытовых, например, банального заливания твоей квартиры соседом.

Иван ФИЗЕР, заслуженный художник Украины:

— Вот был в сентябре прошлого года в Апелляционном суде Черкасской области на рассмотрении иска Леси Нарбут к горсовету Черкасс. Внучка народного художника Украины Даниила Нарбута требовала отдать ей 35 картин деда серии «Цветы Украины», которые он завещал общине. Художники же не просто так дарят. Они дарят с надеждой, что все-таки их труд сохранится. Это было последнее завещание Нарбута, его воля — отдать картины общине. Видеозапись даже есть. И что же? Зашел я в зал заседаний, глянул на судей — не нужно было быть психологом, чтобы понять, как все решится. Сразу, по глазам их, по настроению, по первым вопросам заметна была предубежденность. Другую сторону даже слушать не хотели, и доводы не принимались во внимание, потому что все уже было решено заранее. Отдали картины Лесе. Всеукраинское дышло…

И таких людей много, у которых есть жалобы на наши суды, потому что правды можно добиться очень редко и при наличии больших денег. Одна моя знакомая продала дом. Покупатель — влиятельный мужчина, чиновник. А хотел другой мужчина купить, ему это не понравилось, хотел больше заплатить… Так женщину сделали виноватой, что не тому продала, и таскают ее, как «циган кожуха», а она даже не знает, за что. К ней как будто претензий нет, но она вынуждена присутствовать на судебных заседаниях, тратить свое время. И волокита уже продолжается два года

Николай ТЕРЕЩЕНКО, политолог, первый заместитель руководителя Аналитического центра «СМС-мониоринг», Николаев:

— Уровень доверия судам в Николаевской области свидетельствует о серьезных проблемах с отправлением правосудия в регионе.

Такой вывод можно сделать по итогам опроса общественного мнения, который проведен Аналитическим центром «СМС-мониторинг» с 1 по 15 марта 2009 года. Было опрошено 500 жителей областного центра от 18 лет и старше. Лишь 7 процентов респондентов сообщили, что они доверяют судам. Для сравнения приведу такие цифры: СБУ доверяет каждый третий опрошенный николаевец, прокуратуре — каждый четвертый, милиции — каждый седьмой. Даже ГАИ имеет более высокий процент доверия граждан, чем суды — 10 процентов опрошенных доверяют стражам порядка на дорогах. Низкий уровень доверия судам и в соседнем областном центре — Херсоне. Любопытной информацией поделился с нами частный предприниматель В. Присяжнюк. Его давний знакомый на протяжении десяти лет занимается ремонтом домов и квартир состоятельных граждан в Херсоне. Так вот, самые роскошные квартиры, по его словам, у херсонских судей. Они же имеют дорогие иномарки, в престижных местах — дачи. А ведь зарплата судьи не такая уже и высокая.

В Николаевской области председатель Арбузинского райсуда без стеснения брал взятки. Видеонаблюдение зафиксировало около ста (!) преступных эпизодов. Пока Верховная Рада решала вопрос о взятии мздоимца под стражу, он беспрепятственно скрылся. Еще ряд судей в Николаевской области опозорил свою мантию. Как же можно доверять такой судебной системе? Естественно, люди не доверяют таким судам.

В николаевской прессе регулярно появляются разоблачительные статьи о работе судов. К сожалению, решить «судебные проблемы» в отдельно взятом регионе невозможно. Украине, я думаю, с этим согласятся все, как воздух нужна судебная реформа. Без этого надеяться на то, что в судах что-то изменится в лучшую сторону, не приходится. И еще. театр, по меткому выражению классика, начинается с вешалки. А наши суды начинаются с того, что у тех, кто приходит туда, требуют конверты, бумагу, марки и т.п. А ведь те, кто подает иски, платит госпошлину и оплачивает судебные издержки. Пока суды не будут нормально финансироваться (не в объеме 1,9 млрд. грн., как сегодня выделяет бюджет, а в размере 9—10 млрд. грн, как это необходимо), проблемы в судопроизводстве останутся.

Мне приходилось лично сталкиваться с нашей судебной системой. Скажу сразу: впечатления очень удручающие. Это, во-первых, убогие здания районных судов в сельской местности, отсутствие нормальной материальной базы. Сегодня в некоторых районных судах работает один-два судьи. Зависимость от местных властей колоссальная. Как можно в таких условиях эффективно отправлять правосудие? Безусловно, украинское общество не может нормально сосуществовать с такой судебной властью. Ведь от состояния судебной ветви власти в Украине зависит нормальная жизнь людей. Пока суды работают так, как они работают сегодня, ждать чего-то хорошего нам, жителям Украины, к сожалению, не приходится.

Андрей КЛЯЧИН, директор Аналитического бюро «Система», Днепропетровск:

— Раз подобная судебная система существует в Украине, то сосуществовать с обществом она может. Другой вопрос, что цивилизованно жить с такой судебной системой нельзя. Кто не сталкивался с ней — тот не знает, что она собой представляет, но если имел когда-то дело, то объяснять не надо. Менять эту судебную систему нужно однозначно, поскольку она прогнила насквозь. Достаточно посмотреть, на каких машинах ездят судьи, и сравнить с их официальной зарплатой. Не секрет, что в цивилизованных странах суды являются арбитрами, регулирующими гражданские, уголовные, хозяйственные или административные отношения. Однако, у нас в Украине суд — это рычаг, орудие тех, кто имеет деньги и власть. По существу исход дела решается за пределами суда, но суд придает таким решениям видимость законности.

Причем интересно, что неугодное решение суда представитель власти или богатый человек может просто игнорировать. Такое решение может просто не исполняться соответствующей службой, которая тоже подвержена коррупции. Поэтому решение суда у нас обязательно только для слабого — рядового или менее влиятельного в обществе гражданина. Такой суд вырастила государственная система Украины, он эволюционировал вместе с ней и является ее составной органической частью. Взять хотя бы вопрос о пожизненном статусе судей — в других странах он тоже существует и является защитой в борьбе с преступностью и коррупцией. Но у нас этот статус превратился в нечто противоположное и, скорее всего, является прикрытием для различных злоупотреблений властью. Думаю, что вопрос о реформировании судебной системы на самом деле намного глубже, чем это обычно представляется.

Николай ГЛОТОВ, юрист Ровенской областной общественной организации «Комитет избирателей Украины»:

— По моему мнению, судебная система всецело зависит от общества. На сегодня коррупция процветает и в судопроизводстве, и в прокуратуре, и в государстве в целом. Более совершенным должен быть и механизм борьбы с таким явлением, также играет роль и сознание людей, которые обращаются в суд. На самом же деле, украинское законодательство и судебная система построены достаточно грамотно. Единственное, что сегодня главу суда определяет совет судей, а не Президент. Это логично, но законодательно не закреплено.

Вместо этого, как доказывает практика, осведомленность граждан на достаточно низком уровне. И все начинается со школьной парты. Ведь нынче и информация, которая есть в учебниках по правоведению, устарела и не соответствует реальности. Так, большинство граждан не знают построения судебной системы и не могут определить, в какой же суд стоит обращаться.

На сегодня у нас очень много обращений от жителей Ровенщины. У них возникают вопросы наподобие: подлежит ли данное дело рассмотрению в суде, следует ли платить, подавая заявление, как правильно обратиться в суд. Следовательно, проблема в том, что система бесплатной правовой помощи неэффективна.

Обычно дела граждан, которые обращаются в «Комитет избирателей Украины», удается решить в первой судебной инстанции. А недавно в Ровно был случай, когда суды «футболили» дело от одного к другому. Оно касалась выплаты социальной помощи на детей в возрасте до трех лет. Городской суд настаивал, что дело должны рассматривать в окружном, а окружной — в городском. В конечном счете, Львовский апелляционно-административный суд определил, что данное дело все-таки подсудно городскому суду.

Игорь ГРИЩЕНКО, юрист, член коллегии адвокатов Одесской области, кандидат юридических наук, преподаватель Одесской национальной юридической академии:

— Состояние дел в судебной системе Украины требует ее немедленного реформирования. Судебная система в Украине быстрыми темпами теряет самое главное, ради чего существует, — уровень доверия общества. Необходимо срочно внедрять скоординированные системные меры, которые, в конечном счете, позволят улучшить не только процесс отправления правосудия, но и саму систему отечественного судопроизводства в целом. Составляющие судебной реформы, которые необходимо реализовать в кратчайшие сроки, это, в частности, изменение системы доступа к профессии судьи и механизма ответственности судей, внедрение специальной подготовки кандидатов на должность судьи, а также совершенствование системы судоустройства и правил судопроизводства.

Для того, чтобы добиться ожидаемых изменений системы правосудия, необходимо реализовать целый пакет мер, которые в своей совокупности и будут судебной реформой.

Внутренняя организация судебной системы является запутанной и усложненной. Это должно быть пересмотрено и, если возможно, упрощено. Роль и обязанности квалификационных комиссий, Конгресса (Совета) судей, пленума и президиума должны быть консолидированы и вмещены в компетенцию одного органа: Высшего совета юстиции.

Высший совет юстиции должен состоять, во всяком случае, из 50% судей и, главным образом, быть ответственным за все аспекты работы судей, а именно, отбор, назначение, обучение и дисциплину. Таким образом это придаст существенную ценность в консультировании относительно законодательной инициативы исполнительной власти.

Закон «О судоустройстве» и Закон «О статусе судей» должны быть объединены и сформированы в один исчерпывающий закон. Этот закон должен, если это возможно, избегать ссылок на другие законы.

Судебная структура является сложной и должна быть упрощена: Суд кассации объединить с Верховным Судом как суд третьей инстанции. Специализированным административным судам объединиться в существующую структуру судов (в форме специальных департаментов в судах общей юрисдикции) лучше, чем они будут выделены в отдельную ветвь судоустройства.

Заработная плата судей является слишком низкой и должна быть увеличена, хотя и несущественно, для того, чтобы бороться с коррупцией и укрепить независимость и непредубежденность правосудия. Шкала заработной платы судей должна быть установлена законом и приравнена к такой, которая существует в парламенте.

Государственная судебная администрация требует четкого определения полномочий и должна войти в состав Министерства юстиции, нежели существовать как внешняя параллельная структура.

Экзаменационная процедура для назначения судей должна помочь бороться и предотвращать коррупцию. Процедура назначения должна также стать более четкой и прозрачной и подлежать объективному критерию.

Дисциплинарная ответственность судей должна содержать исчерпывающий перечень действий, закрепленных законом, который определяет дисциплинарные действия. Следует качественнее выписать норму об уголовной ответственности судей.

«День»

Читайте также: