Неприкасаемые

В тридцатые годы прошлого века «неприкасаемыми» называли команду полицейских, которая была собрана специально для раскрытия дел, связанных с мафией, и в частности, с Аль Капоне и его преступным синдикатом, наводившим ужас на весь честной народ Чикаго. Эти полицейские были честны, верны своей профессии и ничего не боялись, поэтому журналисты окрестили их «неприкасаемыми», наверное, из-за их непричастности к тотальной коррупции и бесчестию, которые тогда царили в американской полиции. 

Сейчас все поменялось и неприкасаемыми стали те, за кем когда-то велась тщательная охота – высокопоставленные убийцы, воры и преступники. В 30-е годы нашелся честный судья, который довел дело того же Аль Капоне до завершения, обвинив того, как известно, в уклонении от уплаты налогов. В наше время на появление такого человека остается только надеяться, с ужасом в глазах пересчитывая случаи, которые совершаются высокопоставленными людьми, или их ближайшими родственниками совершенно безнаказанно.

Что же изменилось в человеческой природе и социальной системе, чтобы люди, имеющие депутатскую неприкосновенность, могли себе позволить совершать преступления и нагло скрывать это от правосудия, а если и не скрывать, то спокойно ждать, пока суд не вынесет нужного решения, дело закроется и утихнет народное возмущение? Фактически, неприкосновенность дает карт бланш людям с неустойчивой психикой делать то, что этой психике вздумается, и возможность избежать за это наказания.

Неприкосновенность в данном случае рассматривается не только как номинальный значок депутата, она принадлежит даже тем, кто не является депутатом Верховного Совета Украины, либо же любых других областных или городских советов нашей страны. Неприкосновенность в этом случае касается также и в полной уверенности действующих вне закона представителей власти в том, что благодаря своему высокому социальному статусу он сможет надавить на нужные рычаги и избежать заслуженной кары.

Депутатская неприкосновенность де юре была придумана не затем, чтобы покрывать криминальные преступления народных избранников, коими они себя утешают в часы досуга, а затем, чтобы честных и принципиальных депутатов не смогли посадить за решетку их политические недоброжелатели в пылу очередной распри или революционных настроений.

К сожалению, не так сталося, як гадалося, — многочисленные случаи правонарушений со стороны власть имущих говорят о том, что пора отменять неприкосновенность не только на формальном уровне, сняв ее с депутатов любых уровней, а пора выдавливать ее из политической элиты по капле, точно так же, как гражданин должен выдавливать из себя раба, по совету Антона Павловича Чехова.

Это своего рода замкнутый круг, выйти из которого непросто, особенно на постсоветской территории. Для людей, которые выживали в тоталитарных системах, правители, вожди или просто наделенные определенной властью люди, являлись своего рода флагманом общественной жизни, они заменяли родителей, становясь отцами народов или отдельных его частей.

Власть имущие всегда считались теми, кто покажет правильную дорогу к светлому будущему, те, кто спасет, обогреет и накормит, те, кто может принять нужный закон и жить сразу станет легче. Все началось с «помазанников Божьих» и продолжается до сих пор – король был наместником Бога на земле, и решал вопросы якобы по божьему велению, а сейчас, во времена атеизации все равно ничего не изменилось – на правителя уповают, как на Господа, воздвигая ему церкви и памятники в виде своих избирательных голосов и доверия. На этом, в конце концов, зиждется вся политическая система.

Всегда можно было отметить излишества, которые позволяли себе те, кто стоит наверху политической элиты. Так, в январе 2005 года разразился скандал по поводу того, что принц Гарри надел на вечеринку нацистскую форму, за что долго потом извинялся, и что долго вспоминали во всех газетах мира.

принц Гарри надел на вечеринку нацистскую форму

Каким бы неэтичным не был проступок принца крови, для наших «принцев» и их отцов такая оплошность даже не рассматривается как возможная – они играют по-крупному: они сбивают людей насмерть на своих дорогих машинах, таранят чужие автомобили и избегают за это ответственности.

К примеру, в прошлый четверг в Приморском суде города Одесса было закрыто дело, главным действующим лицом которого был Феликс Петросян – сын влиятельного одесского политика. В январе предыдущего года он на своей машине в нетрезвом состоянии протаранил 11 автомобилей, в результате чего погиб один человек. Простого смертного человека посадили бы сразу, но этим мажорам, как и дуракам, закон, по-видимому, не писан, и суд над Феликсом продолжается только спустя полтора года.

Недавно нашумевшее так называемое «дело Лозинского» тоже заставляет задуматься о феномене безнаказанности тех, кому дана мало-мальская власть и гарантия неприкосновенности. После известного инцидента в Кировоградской области, логика и суть которого пока что выясняется следствием, прозвучали совершенно разные предложения – начиная с того, чтобы наградить депутата Лозинского за проявленное мужество в задержании преступника, и заканчивая требованием снятия с него депутатской неприкосновенности, дабы господин Лозинский ответил по всем статьям за содеянное, если таковое будет доказано следствием. Виктор Лозинский, как известно, находится сейчас в бегах, и дальнейшее развитие дела представляется весьма и весьма интересным.

Почему же возникают такие ситуации? Почему те, кто наделен властью, выходят далеко за рамки ее функционирования, думая, что она наделит их не только неприкосновенностью в делах политических, но также и в уголовных преступлениях? Почему их дети, не совершив ни одного шага в самостоятельной карьере, уже мнят себя богами и вершителями судеб, разъезжая в машинах буквально по трупам мирных граждан-налогоплательщиков?

Происходит ли подобное только на пространстве нашей отдельно взятой страны, либо же на просторах СНГ, или же во всем мире? Если такое происходит только у нас, то чем это обусловлено? Тем, что интеллигенцию сгноили в тридцатых годах, а новое поколение социального авангарда воспитали на сомнительной заидеологизированной трактовке марксизма? Или может, тем, что каждая кухарка все же смогла править государством, чем она номинально и занимается, гордо восседая в зале Верховного совета?

В любом случае, здесь палка о двух концах – с одной стороны, наглость власть имущих, которые позволяют себе нарушать закон с трагическими последствиями и без зазрений совести, а с другой – народ, который все это терпит, лишенный всякого воздействия на этих преступников. Да, в нашей стране присутствует свобода слова и каждый проступок каждого представителя отечественной «элиты» наблюдается чуть ли не под микроскопом. Но меняется ли что-либо от этого наблюдения? Если проследить все такие случаи наглого нарушения закона представителями власти от их начала до сегодняшнего дня, то вряд ли мы убедимся в том, что публикация в газете, или репортаж в новостях по телевизору, может повлиять на поведение того, кто убивает людей своим поведением.

К сожалению, у нас генетически заложен страх перед теми, кто стоит выше нас по социальному статусу, мы боимся людей с властью, потому что совсем недавно одно слово такого человека могло означать то, что вас могут забрать среди ночи и увезти в неизвестном направлении. Они поняли, что этим можно манипулировать, и даже сейчас, в эпоху какой-никакой демократизации нашего общества, все равно имеют больше власти, чем им положено. Они нагличают, мы терпим и боимся, они убивают, пересиживают резонанс в обществе и прессе где-нибудь на островах, а потом возвращаются и продолжают в том же духе. Им наплевать на свою репутацию, потому что они знают, что народ все равно за них проголосует, и можно будет продолжать вечеринку с неприкосновенностью.

Что же делать народу, оказавшемуся в тисках собственных страхов с одной стороны и неприкрытой наглости тех, кто находится при власти, с другой? Наверное, нужно, наконец, набраться смелости и придавать еще большей огласке неправомерные поступки чиновников, депутатов, а также их оборзевших родственников – доводить до конца дела в судах, пытаться снова и снова отстоять свою правоту (для этого нужно немного ориентироваться в законодательстве, или хотя бы иметь желание это делать), писать в газеты, привлекать журналистов. Страна должна знать своих антигероев и осознать, наконец, что власть не безгранична, и что любую неприкосновенность среди политиков пора давно упразднить – она используется во вред мирному электорату, которому рано или поздно придется сделать выбор.

Рано или поздно этот выбор сыграет свою роль, как это случилось в 2005 году. Народу надоело есть подножный корм, осыпающийся с кормушки нашей власти, и он не выдержал. В конце концов, у нас вроде как демократия, а не перегнивший со времен Средневековья феодализм с намеком на отеческую любовь к народу, которая проявляется только в предвыборных подачках и ношении вышиванок.

Василиса Александрова, специально для УК 

Читайте также: