Закон Паркинсона: ежегодный средний прирост чиновников — 6 процентов

Законы Паркинсона, выведенные им в середине прошлого века, работают независимо от нашего желания, места проживания и того, какое тысячелетие на дворе. Современная Украина в этом смысле — абсолютно не исключение. 

«Требуется премьер-министр Руритании. Рабочие часы — с 4 утра до 11.59 вечера. Соискатель должен выдержать три раунда с чемпионом в тяжелом весе (в перчатках). По достижении пенсионного возраста (65 лет) — мучительная смерть во имя родной страны. Если соискатель знает парламентскую процедуру лишь на 95%, он будет физически уничтожен.

Если он соберет меньше 75% голосов при проверке популярности по методу Гэллапа, он также будет уничтожен. Кроме того, соискатель должен обратиться с речью к съезду баптистов и склонить их к изучению рок-н-ролла. В случае провала будет уничтожен. Явиться в спортклуб (с черного хода) 19 сентября в 11.15. Перчатки предоставляются; кеды, майка и шорты — свои», — это пример почти идеального объявления о приеме на работу, предложенный британским историком и писателем Сирилом Норткотом Паркинсоном, 100 лет со дня рождения которого исполнилось на днях.

По его мнению, призыв работодателя должен быть таким, чтобы на него откликнулся только один соискатель. Если претендентов оказывается два-три, значит, объявление надо корректировать. Это спасает от необходимости вчитываться в огромное количество одинаковых анкет. Как заметил Паркинсон, если на столе у нанимателя несколько сотен резюме, в итоге он возьмет на работу того, кто на данное объявление вообще не откликался.

Законы Паркинсона, выведенные им в середине прошлого века, работают независимо от нашего желания, места проживания и того, какое тысячелетие на дворе. Современная Украина в этом смысле — абсолютно не исключение.

«Работа занимает все время, отпущенное на нее»

— это самый первый закон Паркинсона, обнародованный в 1955 году в британском еженедельнике «Экономист». Анонимный трактат назывался «Как заменить одного служащего семерыми».

К выводу о том, что «объем работы возрастает в той мере, в какой это необходимо, чтобы занять целиком время, выделенное на ее выполнение», Паркинсон пришел, когда преподавал историю в университете Малайзии накануне независимости этой бывшей британской колонии. Требовалось создать новую радиосеть, университет и программу по истории, и вскоре ученый стал членом 32-х разнообразных комиссий.

Согласно выводу Паркинсона, в любом учреждении: 1) чиновник стремится увеличивать число подчиненных, а не соперников, 2) чиновники создают работу друг для друга. Ученый, изучив исторические материалы разных стран и эпох, понял, что ежегодный средний прирост корпуса чиновников неизменно составляет 6 процентов, причем «независимо от объема работы и даже при полном ее отсутствии».

Подчеркнем, Паркинсон никогда не был экономистом, он историк, чей вклад в науку огромен, а исследование об особенностях работы военно-морского флота в период наполеоновских войск является единственным в своем роде.

Его книги, исчерченные карандашами читателей всего мира (большинство из них, кстати, имеются в свободном доступе в Интернете), основываются именно на плодах научной деятельности Паркинсона, а также на его жизненном опыте. Например, анализируя новейшую историю британского военного флота, Паркинсон обнаружил, что с 1914 по 1928 годы число боевых кораблей уменьшилось на две трети, а количество чиновников выросло вдвое. И это, как показали дальнейшие исследования, — не случайность, а историческая закономерность.

В одном из своих последних интервью Паркинсон признавался: «Я сформулировал закон с целью побудить сотрудников правительственных учреждений работать рационально. Если же вас интересует, какое воздействие он оказал на правительственные учреждения нашего мира, то тут я должен признаться: ноль целых ноль десятых. Однако же с первого дня после опубликования этого закона я стал получать одобрительные письма, и приходили они не от государственных чиновников, а от людей из организаций и фирм со всего света. Эти письма зачастую начинались с одного и того же вопроса о том, откуда я знаю именно их фирму и ее организацию».

Точка финансового безразличия

Какой из выводов Паркинсона ни возьми, он неизбежно найдет жизненное подтверждение. Всякий раз, когда обсуждается бюджет Украины или наполнение харьковской казны, я вспоминаю исследование с названием «Высокая финансовая политика или точка безразличия». Паркинсон писал: «В высокой финансовой политике разбирается два типа людей: те, у кого очень много денег, и те, у кого нет ничего. Миллионер прекрасно знает, что такое миллион.

Для прикладного математика или профессора-экономиста (живущих, конечно, впроголодь) миллион фунтов так же реален, как тысяча, ибо у них никогда не было ни того ни другого. Однако мир кишит людьми промежуточными, которые не разбираются в миллионах, но к тысячам привыкли. Из них и состоят в основном финансовые комиссии. А это порождает широко известное, но еще не исследованное явление — так называемый закон привычных сумм: время, потраченное на обсуждение пункта, обратно пропорционально рассматриваемой сумме». Так и есть.

Споры по поводу бюджетных миллиардов, как правило, занимают намного меньше времени, чем обсуждение расходов ценой в пару десятков миллионов. А вот какие-нибудь 500 тысяч грн. вызовут еще более длительное оживление. Правда, есть и так называемая «точка безразличия», вычислив которую можно «протолкнуть» без обсуждения любую сумму. Например, если 20 тыс. грн., которые еще могут вызвать интерес у членов уважаемого собрания, разбить на две статьи расходов, слова дурного никто не скажет.

«Мы еще не решаемся делать окончательные выводы, но есть основания полагать, что нижняя точка равняется сумме, которую рядовому члену комиссии не жаль проиграть или отдать на благотворительность. Исследования, проведенные на бегах и в молельнях, помогут полнее осветить проблему. Много труднее вычислить верхнюю точку. Ясно одно: на 10 млн. и на 10 фунтов уходит равное количество времени», — утверждал С. Паркинсон.

Непризавит, или Взлелеянная неполноценность

Болезнь Паркинсона не стоит путать с дрожательным параличом, описанным исследователем Джеймсом Паркинсоном. Его однофамилец Сирил открыл хворь под названием «непризавит» или, иными словами, взлелеянная неполноценность. В случае несвоевременного выявления она приводит к коматозному состоянию, а затем и гибели любого учреждения.

Различают три стадии непризавита. На первой все еще поправимо, на последней — вряд ли. А начинается все с того, что среди сотрудников появляется человек, сочетающий полную непригодность к своему делу с завистью к чужим успехам. Если он сразу занимает руководящий пост, то болезнь начинает прогрессировать гораздо быстрее — прямо со второй стадии: «Опознать его легко по упорству, с которым он выживает тех, кто способнее его, и не дает продвинуться тем, кто может оказаться способней в будущем… и штаты постепенно заполняются людьми, которые глупее начальника, директора или председателя.

Если он второго сорта, они будут третьего и позаботятся о том, чтобы их подчиненные были четвертого. Вскоре все станут соревноваться в глупости и притворяться еще глупее, чем они есть. Директивы второсортного начальника третьесортным подчиненным свидетельствуют о мизерных целях и негодных средствах. Никто не хочет работать лучше, так как начальник не смог бы управлять учреждением, работающим с полной отдачей. На второй стадии третьесортность стала принципом… Однако можно заметить, что сотрудники еще не забыли о хорошей работе. Им еще не по себе, им как бы стыдно, когда упоминают о передовиках. Но стыд этот недолговечен».

На третьей, последней стадии самодовольство сменяется апатией. Сотрудники больше не хвастают и не сравнивают себя с другими. Они вообще забыли, что есть другие учреждения.

Если на второй стадии структуру еще можно спасти, удалив пораженные участки и введя «свежую кровь», то на третьей все уже поздно: «Сделать нельзя ничего. Учреждение практически скончалось. Оно может обновиться, лишь переехав на новое место, сменив название и всех сотрудников. Конечно, людям экономным захочется перевезти часть старых работников, хотя бы для передачи опыта. Но именно этого делать нельзя.

Это верная гибель — ведь заражено все. Нельзя брать с собой ни людей, ни вещей, ни порядков. Необходим строгий карантин и полная дезинфекция. Зараженных сотрудников надо снабдить хорошими рекомендациями и направить в наиболее ненавистные вам учреждения, вещи и дела немедленно уничтожить, а здание застраховать и поджечь. Лишь когда все выгорит дотла, можете считать, что зараза убита».

Теперь мы понимаем, как рушатся структуры, казавшиеся незыблемыми.

Последнее открытие: глубокая тупость автоматизированного мира

Последний закон Паркинсона, изложенный в 1987 году журналисту газеты «Welt», гласит: «Важнейшим продуктом автоматизированного мира является затянувшаяся глубокая тупость». По мнению ученого, работа в подавляющей своей массе становится для человека неинтересной. Специалист постепенно исчезает из этого мира и уступает место механическим исполнителям. Поэтому «ни один человек не должен быть связан с компьютерами или аналогичными средствами более трех дней в неделю. Каждая фирма, которая предлагает подобный вид деятельности, обязана обеспечить его в течение двух оставшихся дней качественно отличающейся работой, чтобы он мог выразить себя, получая удовольствие от труда».

С. Паркинсон выступал против строго возрастного ценза при приеме на службу: «Люди моего возраста в настоящее время часто еще играют активную роль в менеджменте. Мы живем в таком мире, в котором более старые менеджеры еще должны играть свою роль. Опыт ценится выше, чем грохочущая работоспособность».

Что касается самого Паркинсона, он всю жизнь стремился к совершенству, в том числе и физическому, будучи абсолютно убежденным в том, что одной лишь учености гармонически развитой личности недостаточно. Неплохой фехтовальщик, актер-любитель и одаренный художник, летом 1934 года он проехал на велосипеде от Йорка до Пензанса и обратно, вскоре совершил путешествие по Европе.

На пенсию профессор истории и преподаватель нескольких университетов С. Паркинсон ушел в 50 лет. Он поселился на одном из Нормандских островов и посвятил свое свободное время живописи, парусному спорту и литературе. Сирил писал статьи для семи газет, опубликовал две пьесы и несколько работ по проблемам бизнеса и менеджмента, сборники художественных произведений. Только с 1977 по 1983 годы Паркинсон выпустил 18 (!) книг, в том числе 8 романов.

В 1989 году Паркинсон переехал в Кентербери, где начал работу над автобиографией, которая должна была стать исследованием жизни людей, которые оказали наибольшее влияние на жизнь ученого. Этот его труд, озаглавленный «A Law unto Myself», к сожалению, так и не был опубликован.

Умер Сирил Паркинсон 9 марта 1993 года…

Инна Питя, ВРЕМЯ

Читайте также: