Агитаторов «на мыло»

1 июля Верховная Рада 247 голосами назначила проведение выборов в местные советы на 31 октября. Новые правила проведения массовых мероприятий ограничат агитационные возможности оппозиции на местных выборах. Власть предусмотрительно позаботилась о том, чтобы ее оппоненты не смогли развернуть полноценную агитацию в стартовавшей избирательной кампании. 

Еще до начала парламентских каникул депутаты могут законодательно ограничить свободу слова, утвердив в целом законопроект, регулирующий организацию массовых мероприятий. При правильном использовании норм этого документа оппозицию могут не только лишить возможности проводить акции протеста возле государственных органов власти, но и организовывать встречи с избирателями, что может еще больше сократить и без того редеющие ряды сторонников «оранжевых».

Агитаторов «на мыло»

Процесс подготовки законопроекта «О порядке организации и проведения мирных мероприятий» (№2450) ко второму чтению вызвал широкий общественный резонанс. Отечественные общественные организации окрестили его первым шагом на пути превращения Украины в полицейское государство. Свое негодование по поводу противодействия власти проведению митингов оппозиции высказала и Парламентская ассамблея Совета Европы.

30 июня профильный комитет ВР (по правам человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений) рекомендовал спикеру отправить законопроект на рассмотрение Венецианской комиссии. Несмотря на это, коалиция готовит скорое утверждение документа во втором чтении. Такая настойчивость вполне объяснима: новые правила проведения массовых собраний власти могут использовать против своих конкурентов в рамках избирательной кампании на местных выборах.

Наибольшие нарекания правозащитников вызывает норма законопроекта, обязывающая организаторов митинга или акции протеста подавать заявку на их проведение за четыре дня до начала мероприятия (ст. 7). Вместе с положением, запрещающим демонстрантам препятствовать работе органов власти и даже проходы или проезды к административным зданиям (ст. 9), это является серьезным основанием для запрета проведения практически любой политической или общественной акции, что грубо нарушает конституционные права граждан: статья 39 Конституции гарантирует право на мирные собрания и демонстрации и лишь обязывает их организаторов заблаговременно информировать местные органы власти об их проведении. Ограничения этого права могут устанавливаться только в судебном порядке, чтобы предотвратить массовые беспорядки.

В этом контексте стоит вспомнить о решении Конституционного суда от 19 апреля 2001 г., уточняющем, что именно означает «информировать заблаговременно». Судьи с Жилянской уточнили, что под этим следует понимать время, достаточное для того, чтобы власти могли принять меры для беспрепятственного проведения акции протеста или собрания. Общественные организации уверены, что для этого достаточно и одного дня, а в ПР убеждены: чтобы основательно подготовиться к митингу, правоохранителям понадобится не менее четырех дней. Поскольку Конституция четко не оговаривает временных ограничений для подачи заявки, то любое определение их в законе является нелегитимным ее дополнением.

Более того, законопроект лишает оппозицию излюбленных методов выражения протеста: запрещает устанавливать сцены, палатки и другие временные сооружения во время проведения мирных мероприятий, если они препятствуют движению. Да и сами акции можно будет легко запретить, сославшись на то, что в заявленном месте уже запланировано другое мероприятие или проводятся хозяйственные работы. Соответствующие нормы явно позаимствованы у россиян.

В недавней дискуссии с представителями российской общественности премьер-министр РФ Владимир Путин отметил, что власти не могут разрешать проведение митингов, которые препятствуют проезду дачников. Похоже, что виртуальные «дачники» с принятием упомянутого законопроекта получат больше привилегий, чем все остальные граждане, и в Украине. Хотя интересы «дачников» открыто игнорируются ради соблюдения интересов высших чиновников: столичные жители вынуждены ежедневно простаивать в километровых пробках, ожидая проезда президентского кортежа.

Не допустить проведение митинга местным властям позволят и другие нормы, оговоренные в законопроекте. В частности, вместе с заявкой на проведение мирной акции необходимо предоставить объемный перечень информации: паспортные данные организаторов, подтверждение их гражданства, а иностранным гражданам — подтверждение законности их пребывания на территории Украины, адреса, телефоны, цель мероприятия, точный маршрут или место его проведения, количество участников и т. д. И если где-то в процессе заполнения соответствующей формы будет сделана ошибка, это также может стать основанием для запрета проведения акции.

В подготовленном ко второму чтению законопроекте №2450 не была учтена поправка, предложенная депутатом от НУНС Юрием Кармазиным, запрещающая иностранцам и лицам без гражданства принимать участие в организации массовых мероприятий. При этом в документе нет ограничений относительно их тематики. Следовательно, заезжие «гастролеры» после его принятия смогут активно участвовать даже в политических акциях.

К примеру, одиозный российский политик Константин Затулин или мэр Москвы Юрий Лужков, уже имеющий такой опыт, на вполне законных основаниях получат право инициировать митинги в АР Крым или восточных областях Украины в поддержку близких им по духу «регионалов». Хотя Конституция Украины гласит, что право на проведение мирных собраний, митингов и демонстраций гарантировано только гражданам Украины (ст. 39). Таким образом, упомянутая норма противоречит Основному Закону.

Для отвода глаз в законопроекте разрешается и проведение спонтанных мирных мероприятий, но оговаривается, что их организация возможна исключительно по инициативе рядовых граждан (то есть политические силы не могут спонтанно протестовать), а поводом может стать «событие, имеющее серьезное значение для общества, которое нельзя спрогнозировать заранее». О каких именно событиях может идти речь, из документа непонятно.

Например, можно ли считать важным событием, достаточным для проведения спонтанной акции протеста, ратификацию парламентом «харьковского пакта» в апреле? Ведь то, что голосование будет успешным, можно было только спрогнозировать, но об этом точно не могло быть известно заранее. И если возникают вопросы относительно столь весомых событий, то что говорить о менее важных, таких как защита зеленых зон от незаконных застроек, акции протеста против противоправных действий милиции, в том числе и во время мирных мероприятий, и пр. Кстати, законопроект не предусматривает ответственности власти перед гражданами за немотивированный отказ в проведении митингов и демонстраций. В частности, нет ни слова о последствиях для чиновников или судей, которые незаконно запретили проведение мирной акции.

Единственной защитой от злоупотреблений власти в контексте упомянутых положений документа для политических сил, а также независимых кандидатов во время избирательной кампании является статья 2, в соответствии с которой действие норм законопроекта не распространяется на порядок организации встреч избирателей с кандидатами в депутаты. Но при этом ни слова не сказано о кандидатах в мэры, что можно использовать для препятствия проведению таких встреч, если кандидат неугоден власти.
Привет из прошлого

Историю рассмотрения данного документа в парламенте можно назвать политическим бумерангом по-украински. Дело в том, что инициатором его внесения в Раду в свое время выступил Кабинет Юлии Тимошенко. И хотя сегодня лидер блока своего имени активно открещивается от этого факта, хроника продвижения законопроекта в ВР говорит об обратном. Первое чтение он прошел 3 июня 2009 г. именно благодаря голосам депутатов от БЮТ, которых также поддержали коллеги из НУНС и блока Литвина. Но справедливости ради стоит отметить, что некоторые пункты в документ внесены уже при подготовке ко второму чтению, без участия тимошенковцев. В частности, речь идет о сроках подачи заявки на проведение мирных акций. В первоначальном варианте временные рамки не были предусмотрены вообще.

Законопроект об организации и проведении мирных мероприятий был зарегистрирован в Верховной Раде еще в мае 2008 г. В то время парламентскую коалицию начали раздирать междоусобные войны премьер-министра и главы государства. И уже в июне член фракции БЮТ Игорь Рыбаков и депутат от НУНС Юрий Бут заявили о своем выходе из коалиции, что позднее президент Виктор Ющенко использовал как повод для подписания указа о роспуске ВР (в октябре 2008 г.).

Предвидя это, руководство БЮТ, вероятно, решило с помощью законопроекта о митингах создать эффективный механизм противодействия оппозиции в лице ПР в случае проведения досрочных парламентских выборов. Но тогда такой документ не понадобился. А теперь его намерены использовать уже против «бело-сердечных» «регионалы». Сейчас представители блока Юлии Тимошенко, которые всего год назад активно поддерживали эту законодательную инициативу, не менее активно ее критикуют.

Сама Юлия Владимировна, сняв с себя ответственность за продвижение законопроекта №2450, недавно пообещала, что в ближайшее время депутаты от ее блока внесут на рассмотрение Рады альтернативный вариант регулирования проведения мирных мероприятий. По ее словам, никаких запретов на организацию акций протеста в нем не будет, а инициативные граждане в случае его принятия смогут проводить митинги и пикеты по любому поводу и когда им вздумается. Но в отличие от ПР, у БЮТ сегодня нет достаточного количества голосов для успешного продвижения такого документа в парламенте, в то время как у их оппонентов такая возможность есть.

Единственный фактор, который пока тормозит принятие законопроекта №2450, — это позиция спикера Владимира Литвина. Похоже, что лидер блока своего имени опасается, как бы новые правила проведения митингов не были использованы против его политической силы. Тем более что сам он уже неоднократно заявлял о давлении со стороны «сине-белых» на членов его политической команды в регионах.

По инициативе председателя ВР вынесение на голосование постановления об утверждении законопроекта во втором чтении было отложено до проведения парламентских слушаний по этому вопросу. Они прошли 24 июня, но замечания правозащитников, представляющих более двух десятков общественных организаций, на его содержание не повлияли. Были также проигнорированы замечания Бюро демократических институтов и прав человека ОБСЕ, в частности, предложение ограничить действие документа только регулированием мероприятий, которые проходят под открытым небом. Существующий же вариант документа включает и собрания, проходящие в помещениях.

После технической подготовки в профильном комитете законопроект №2450 готовится к отправке на анализ экспертов Венецианской комиссии. Впрочем, вердикт этого органа вряд ли помешает утверждению документа, если Владимир Михайлович пожелает изменить свою позицию и поспособствует его принятию. Вероятно, решение этого вопроса станет предметом торга между блоком Литвина и ПР в процессе принятия новой схемы проведения выборов в местные советы. Впрочем, утвердить законопроект можно и без участия Владимира Михайловича. При его отсутствии документ может вынести на голосование и его первый заместитель Адам Мартынюк из КПУ. С коммунистами, как показывает опыт, Банковой легче договориться.

Ярема Городчук,  Деловая столица

Читайте также: