Федя, дичь! Где «решают вопросы» украинские политики

Украинская политика становится все более застольной. Стратегические решения принимаются не в высоких кабинетах, а в роскошных ресторанах, имеющих специальные комнаты для переговоров тет-а-тет. Но вместе с престижем такие VIP-клиенты несут элитным заведениям и политические риски, которые могут выразиться, например, во внезапном милицейском обыске.

Если бы официанты самых роскошных киевских ресторанов интересовались большой политикой, из них могли бы получиться неплохие аналитики. Когда месяц назад у входа в ресторан «Феллини» припарковались два представительских автомобиля и из них вышли замглавы Администрации президента Анна Герман и лидер партии «Единый центр» Виктор Балога, никто еще толком не знал, к чему приведет эта встреча за ужином.

Как всегда нескромно нарядная Герман и слегка неряшливый Балога за небольшим столиком и чашками кофе в руках внешне больше походили на семейную пару, ведущую неспешную беседу, чем на участников политических консультаций. Но уже спустя несколько дней прессу наводнили слухи о скором назначении то ли самого Балоги, то ли кого-то из его окружения в правительство, а также в целом о новом этапе сближения ЕЦ с командой президента Виктора Януковича. А ведь раньше всех об этом могли догадаться… официанты. Так уж складывается, что центр принятия глобальных решений, определяющих развитие всей страны, постепенно переходит в рестораны.

Анна Герман и лидер партии «Единый центр» Виктор Балога
Анна Герман и лидер партии «Единый центр» Виктор Балога у входа в ресторан «Феллини». Фото Блик

Закрытые переговоры тет-а-тет на нейтральной территории становятся самым действенным инструментом в украинской политике. Публичные дебаты в парламенте и столкновение аргументов на телевизионных ток-шоу все чаще походят на постановочные спектакли. И даже в собственных кабинетах многие власть имущие и борцы за власть предпочитают не откровенничать. Функцию главной коммуникационной площадки страны взял на себя элитный общепит. Многие политики и высокопоставленные госслужащие проводят в ресторанах по два-три часа в день.

И не потому, что очень любят вкусно поесть. Просто переговоров за сутки зачастую проходит несколько и каждые длятся не менее часа. «Вопрос нужно решить — и деловой обед может длиться, пока стороны не придут к общему мнению», — говорит народный депутат Дмитрий Святаш . На его взгляд, именно разговор в ресторанном интерьере, как ничто другое, помогает вести беседу без оглядки на время, концентрируясь лишь на результате. Впрочем, главный фактор, способствующий развитию застольной политики, в другом — стремление к безопасности. Хотя чаще всего она является лишь иллюзией, умело создаваемой собственниками ресторанов.

Еда с мыслью о безопасности

Директор одного из фешенебельных ресторанов столицы «Декаданс-Хауз» Виктория Дробот рассказывает, что у VIP-клиентов особой популярностью пользуются специальные комнаты для переговоров. Кроме богатого интерьера и подчеркнуто безупречного обслуживания, эти помещения отличает и гарантия отсутствия «прослушки». Предположение о том, что здесь все равно кого-то могут «слушать», ресторатор категорически отрицает: «Сами мы никогда никаких «прослушек» не ставим. Более того, даже камеры в нашем заведении стоят только в подсобных помещениях для контроля работы персонала. И, Боже, сохрани от спецслужб! Даже если бы они к нам обратились, мы бы однозначно отказались. Потому что рестораны — вне политики».

Депутатам, мэрам и министрам, проводящим неформальные встречи за чашкой кофе, эта информация — как бальзам на душу. В конце концов, им хочется верить, что в Украине есть хотя бы одно место, недоступное для сборщиков компромата. Хотя историй, способных развеять эти надежды, предостаточно.

Одной из них может похвастаться ресторан «Эгоист». Именно в нем в январе 2004 года российский президент Владимир Путин обедал со своим украинским коллегой Леонидом Кучмой. Тогда в прессу просочилась информация о том, что разговор глав государств хотели подслушать. По данным «Украины криминальной», работники госохраны извлекли пять стационарных видеозвукозаписывающих устройств, замаскированных в интерьере зала, где позже обедали президенты. Но поскольку данная информация была неофициальной, собственница ресторана Елена Голубченко (супруга заместителя мэра Киева Анатолия Голубченко) никак не отреагировала.

Лишь спустя несколько лет дала вполне предсказуемый комментарий по этому инциденту: «Это самая настоящая глупость. Вы сами знаете, что такое ужин двух президентов и как проверяется любое помещение, в котором это происходит. Нас заблаговременно предупредили, что приедут президенты. За день до того и в тот же день все проверили, все посмотрели, дали добро на обед. Поэтому я даже не понимаю, откуда возникли такие слухи и на чем они основывались».

Сегодня, спустя шесть лет, для прослушивания разговора в ресторане спецслужбам и «жучки» не нужны. Директор украинского филиала Института стран СНГ Владимир Корнилов признается, что особо не переживает по поводу того, «слушают» его или нет, поскольку современные технологии позволяют СБУ запросто записывать любой разговор, если на столе между собеседниками лежит обычный включенный мобильный телефон.

«Телефон в кармане сейчас лежит у каждого, смею заверить, что для несанкционированных записей, о которых даже вы не будете знать, этого зачастую оказывается достаточно», — говорит политолог. В качестве доказательства он рассказывает о множестве записей переговоров политиков, сделанных именно в ресторане: «Вы даже не представляете, но любой политтехнолог вам подтвердит, что перед выборами мы испытываем колоссальный наплыв всевозможных людей, которые предлагают записи против того, кого вы назовете! Да-да, именно вы! Зачастую мне говорят: «Скажите, кто нужен». Просто так: «Скажите — и мы вам соберем все, что есть сейчас, и все, что будет потом».

Нейтральная душевность столичных ресторанов

Глава Шевченковской райадминистрации Киева Виктор Пилипишин знает, что любой его застольный разговор может быть записан спецслужбами, и, тем не менее, почти каждый день проводит деловые переговоры в ресторанах. Благо, вокруг здания райадминистрации возле Крещатика их предостаточно. По странной иронии любимое его место для деловых встреч с политиками и бизнесменами, ресторан «Рыбный базар», находится как раз напротив здания… Службы безопасности Украины. «Ресторан — это своего рода нейтральная территория, где можно совместить приятное с полезным, — рассказывает чиновник, — все это из-за бешеного ритма жизни.

В какой-то степени политики и бизнесмены руководствуются и мотивами секретности, но по себе могу сказать, что общение в ресторане за столом — это прежде всего экономия времени». Пилипишин признается «ВД», что в связи с тем, что рестораны у него ассоциируются исключительно с работой, во время досуга он эти заведения обходит десятой дорогой. Мол, и на работе дорогих деликатесов съедать приходится немало, поэтому предпочитает кухню попроще, домашнюю.

Резонность проведения неформальных встреч и переговоров именно в ресторане, а не в офисе, по словам управляющего партнера консалтинговой компании HR Center Николая Осейко, находится в области психологии. «Встреча в неофициальной обстановке — это прекрасная возможность установить хорошие отношения между сторонами, — говорит он. — Я бы даже сказал, что это оптимальная возможность, поскольку выбирается нейтральная территория.

Никто не становится в подчиненное положение. Психология помогает коммуникации на подсознательном уровне, поскольку на нейтральной территории все равны». При этом г-н Осейко отмечает, что в странах ЕС культура организации закрытых переговоров тет-а-тет давно переросла в отдельную отрасль: «На Западе все достойные гостиницы на нижних этажах оборудованы специальными комнатами, которые можно арендовать на час-другой.

Эти комнаты как раз и служат главной своей цели — обеспечить бизнесменов и политиков нейтральной территорией». Что же касается Украины, то, по свидетельству эксперта, далеко не все отели предлагают такие услуги, только пятизвездочные. Зато в организации секретных залов преуспели отечественные рестораны. И теперь этот сегмент становится полем для острой конкуренции.

В борьбе за клиента-политика

«Политики — люди прихотливые. Они требуют ненавязчивый сервис высокого уровня, вкусную кухню и, конечно же, соответствующую атмосферу — негромкую музыку и чтобы в зале было нешумно», — рассказывает «ВД» Татьяна Авраменко, управляющая рестораном «Бельведер». Она признается, что подобные клиенты — не только неплохой доход, но еще и серьезная ответственность для ее заведения. Ведь если клиент-политик останется чем-то недовольным, он мгновенно раструбит об этом в своем кругу, а такая антиреклама очень болезненна для бизнеса.

«На моей практике в других ресторанах были случаи, когда единожды непонравившееся блюдо или же навязчивый официант, к сожалению, ломали репутацию ресторана», — отмечает ресторатор. До последнего времени основным конкурентным преимуществом ресторана в борьбе за политических VIP-клиентов было расположение в центре города, неподалеку от зданий центральных органов власти.

По словам главы Госкомпредпринимательства Михаила Бродского, сразу после оранжевой революции портфели министров распределялись в ресторанах неподалеку от Крещатика. В 2005 году, еще до назначения премьер-министра, в столичном ресторане «Конкорд» Александр Третьяков проводил совещания по поводу кандидатур, которые потом рекомендовал Виктору Ющенко на утверждение.

Тогда же, по свидетельству Бродского, без ресторанов не обошлись и попытки помирить Петра Порошенко с Юлией Тимошенко в канун назначения последней премьером. Мирить политиков пришлось в ресторане-пабе «Капуцин», но договориться им так и не удалось. А после, говорит Михаил Бродский, была вторая попытка, но уже в ресторане «Милый Августин», куда сама Тимошенко так и не пришла.

Новая тенденция в этой специфической отрасли — VIP-встречи в загородных ресторанах. Например, главу Администрации президента Сергея Левочкина часто видят на застольных переговорах в ресторанах «Маячок» и «Подкова», расположенных в районе Конча-Заспы. Они расположены вблизи домов нынешней украинской политической элиты, которая предпочитает жить за городом. Депутат Александр Третьяков в ответ на просьбу «ВД» прокомментировать тенденции в этой сфере сделал иронический прогноз: «Скоро будем встречаться дома. Это еще комфортнее, почему бы и нет?». И в этой иронии лишь доля шутки. Ведь вместе с политическими переговорами в рестораны переселились и свойственные украинской политике провокации.

Одна из таких провокаций пару недель назад случилась в популярном у столичного истеблишмента ресторане Ciro’s Pomodoro. Заведение, подконтрольное дочери Юлии Тимошенко Евгении Карр, пережило облаву милиции. В итоге в ресторане ничего компрометирующего правоохранители не нашли, но сама новость для постоянных VIP-посетителей ничего хорошего не сулила.

В связи с этим характерной и забавной выглядела реакция на произошедшее со стороны самого ресторана. Когда журналист «ВД», «замаскировавшись» под обычного клиента, начал расспрашивать у официантов подробности облавы, они начали заверять, что «дружественного» визита милиции… не было.

Мол, это все выдумки журналистов. «Это все ложь и политическая провокация», — эту выученную назубок фразу мы услышали и от администратора, и от PR-менеджера ресторана. Собственно, эта реакция вполне понятна. За клиентов, в том числе и политиков, нужно бороться любым способом. Депутатам БЮТ, захаживающим в Ciro’s Pomodoro, официанты говорят то же самое.

Все идет к тому, что в обозримом будущем подобные инциденты в ресторанах, облюбованных политиками, участятся. Тем более просчитать места, в которых они предпочитают вести закрытые переговоры, не так уж сложно. И тогда привычка Виктора Пилипишина проводить деловые обеды в ресторане напротив СБУ будет выглядеть не только иронией, но и своеобразной страховкой на случай внезапных облав. У себя под носом спецслужбы вряд ли допустят громкий ресторанный скандал.

Станислав Мирошниченко, Власть денег

 

Читайте также: