Закат красных

 Украинские коммунисты изо всех сил стараются спасти стремительно падающий рейтинг. В ход все чаще идет критика власти по-партизански, изнутри, хотя в глазах избирателей это выглядит несколько странно. КПУ, например, поносит экономическую политику правительства, хотя именно по квоте Компартии назначен министр экономики. В судорогах после СПУ еще одна левая партия освобождает нишу для политических тяжеловесов.

Рабочий день сына лидера Компартии Петра Симоненко, Андрея, на посту первого заместителя главы Госкомитета по инвестициям выглядит бесконечно повторяющимся парадоксом. Утром, по долгу службы, он зазывает частных миллионеров-инвесторов вкладывать деньги в украинскую экономику и развивать рыночную конкуренцию, а вечером в кабинете отца отчитывается о проделанной работе во благо пролетариата.

«Я за сына по-отцовски отвечаю и больше спрашиваю, чем с других», — объясняет вожак украинских ленинцев свой интерес к абсолютно буржуазному госоргану. Тот факт, что на госслужбу Андрей Симоненко пришел уже состоявшемся бизнесменом, неплохо заработавшим на рынках страхования и недвижимости, — тоже слабо сочетаемый с коммунистической идеологией. Но так уж сложилось, что сегодня КПУ в целом вынуждена действовать в условиях противоречий. Чего стоит хотя бы недавнее заявление Симоненко-старшего о том, что, несмотря на присутствие в правительственной коалиции, коммунисты являются единственной настоящей оппозицией. Сплошные парадоксы…

Между тем главному ядру «красного» электората — бабушкам и дедушкам, ностальгирующим по прошлому, — все сложнее понять, как КПУ может пребывать в правительстве, которое, к примеру, резко повышает цены на газ для населения. «Именно внутри коалиции Компартия отстаивает интересы народа, отличные от интересов олигархов», — эти слова Петра Симоненко достойны литературной премии за наиболее удачный оксюморон.

И такая вынужденная изобретательность вполне понятна. Катастрофическое падение рейтинга склоняет украинских коммунистов ко все более забавным импровизациям. «Коммунисты перестали соответствовать своему названию, скооперировавшись с крупным капиталом. Именно поэтому их нынешний рейтинг балансирует на грани прохождения в следующий парламент», — считает Евгений Филиндаш, директор Центра социальной аналитики «Левый взгляд». Как экс-депутат от Социалистической партии Украины он знает, чего может стоить фактическое предательство ценностей избирателей: в свое время лидер СПУ Александр Мороз поплатился за это политической карьерой.

Тайна Мальчиша-Кибальчиша

Причины, заставляющие КПУ играть в рискованную игру «оппозиционеров при власти», — одна из самых главных тайн ленинцев. Эта тайна из тех, которую буржуины не выведали бы у Мальчиша-Кибальчиша. Чаще в этом контексте наблюдатели говорят о миллиардере Константине Григоришине, имеющем тесные связи с Компартией. Мол, нынче она просто во власти отрабатывает инвестиции, сделанные в ходе избирательной кампании.

Но на самом деле при ближайшем знакомстве с мотивацией, диктующей решения «красных» политиков, все выглядит намного сложнее. Огромную роль здесь играет непубличная координация действий с Москвой. Общеизвестно, что Россия всегда аккуратно подпитывала различные политические партии в Украине, но в случае с КПУ речь идет о стратегическом партнерстве и влиянии.

В этом контексте роль россиянина Григоришина выглядит лишь технической — финансовый посредник имеет неплохую маржу как в бизнесе, так и в политике. Естественно, геополитический интерес Кремля по итогам недавних президентских выборов в Украине состоял в усилении позиций Виктора Януковича, в том числе и за счет партий-сателлитов. Как бы там ни было, союз коммунистов с регионалами выглядит скорее вынужденным, чем естественным.

При этом именно Партия регионов постепенно вытесняет КПУ с базовых территорий, на которых левые идеи пользуются стабильной поддержкой. На востоке и юге страны регионалы чувствуют себя настолько уверенно, что даже критические заявления Петра Симоненко воспринимают со снисходительной улыбкой. «Рейтинг коммунистов не превышает 3-4% и они вынуждены использовать критическую риторику. Мы это понимаем и ничего против не имеем», — говорит один из спикеров Партии регионов в парламенте Михаил Чечетов в ответ на резкую критику Компартией повышения цены газа для населения.

Если точнее о рейтинге, то июньский опрос Фонда «Демократические инициативы» зафиксировал его на рекордно низкой для КПУ отметке — 2,9%. Этого результата было бы недостаточно, чтобы пройти в Верховную Раду. Неужели заветы Ленина в Украине постепенно припадают пылью? Ответ на этот вопрос сейчас судорожно ищет руководство коммунистов. И полным ходом разрабатывает пакет антикризисных мер, которые призваны дать результат уже в октябре, на ближайших выборах в местные советы.

Трудовые резервы

Когда речь зашла о резервах повышения рейтинга коммунистов в Украине, Петр Симоненко в разговоре с «ВД» в первую очередь упомянул работу с молодежью. Как ни странно, в КПУ считают абсолютно реальной идею привлечения юношей и девушек под красные флаги. «Мы проводили внутреннее исследование по результатам парламентских выборов 2006-2007 годов и президентских 2010-го.

Парадоксально, но за нас проголосовало значительно больше людей в возрасте от 18 до 35 лет, чем пенсионеров, — почти хвастается Симоненко, — то есть наш электорат среднего возраста, и уж точно никак не одни пенсионеры, как кому-то кажется». На прошлых парламентских выборах КПУ пыталась омолодиться с помощью рекламных роликов с акцентом на том, что символом успеха является соблюдение ленинских заветов.

Правда, это мало помогло, как и включение вторым номером в избирательный список 28-летнего шахтера-проходчика Евгения Волынца. Сегодня коммунисты, несмотря на относительно скромный бюджет, не жалеют денег на серьезные закрытые социологические исследования, чтобы выяснить, что может заинтересовать молодежь. Одновременно внедряется проверенная еще советским временем практика работы Высшей партийной школы.

«Уже несколько лет у нас работает ВПШ, куда обкомы присылают самых достойных людей. Они живут в общежитиях, получают стипендию, слушают курс лекций по базовым дисциплинам, — рассказывает лидер Компартии, — а каждое лето мы открываем летний лагерь: выпускники в две смены проходят психологические тренинги и подготовку для работы в местных партийных организациях».

Впрочем, политологи отмечают, что нынешняя активизация коммунистов в борьбе за электорат способна в лучшем случае закрепить их рейтинг на уровне 3-5%, чего может быть достаточно для наличия в Верховной Раде минимальной по количеству фракции. Директор Школы политической аналитики при Киево-Могилянской академии Алексей Гарань считает, что многое будет зависеть от того, смогут ли коммунисты совместить пребывание в оппозиции с популистскими заявлениями в адрес власти, которые традиционно обеспечивают им популярность: «Думаю, и на ближайших выборах найдутся люди, которые будут голосовать за популистские социальные инициативы КПУ.

Но только в том случае, если останется пропорциональная система выборов. Если же будет мажоритарная, представительство коммунистов в органах власти упадет. Не исключено, что они попытаются разыграть оппозиционную карту и выйти из коалиции. Так или иначе, а на плаву они останутся. Думаю, при правильном ведении кампании к ним даже может примкнуть какая-то молодежь, которая, как известно, чутка к радикальным идеологиям — как справа, так и слева».

Активизировавшаяся работа с молодежью плохо маскирует провал на стратегическом направлении деятельности КПУ — потерю контроля над профсоюзным движением. Во всем мире именно профсоюзы являются мощной базой для левых партий. В Украине конкуренцию за их кураторство ведут исключительно Партия регионов и БЮТ. Яркой иллюстрацией отношений профсоюзов с Компартией оказалась апрельская история с принятием в первом чтении Трудового кодекса. Фракция КПУ как член коалиции голосовала за документ.

Между тем многие профсоюзные лидеры утверждают, что принимать его в таком виде нельзя, поскольку он защищает интересы работодателей, но никак не трудящихся. Руководитель Независимого профсоюза горняков Украины, депутат от БЮТ Михаил Волынец, утверждает, что ему удалось убедить коммунистов не голосовать за Трудовой кодекс во втором чтении. В целом же глава НПГУ в комментарии «ВД» подчеркнул, что украинские коммунисты пренебрегают работой с профсоюзами, вспоминая о них исключительно во время каких-то акций или выборов: «Во всем мире коммунисты ближе к профсоюзам, потому что их цели совпадают с интересами трудящихся.

А наши коммунисты и хотели бы получить контроль над профсоюзами, но не готовы что-то для них делать. Ничего удивительного, ведь их мнение часто зависит от представителей крупного капитала и от их спонсоров, а цели последних расходятся с целями трудящихся». Профсоюзные лидеры тоже не слишком стремятся сотрудничать с коммунистами. И дело не в идеологии, а в банальном финансировании. Ничего удивительного, что профсоюзы на стороне тех, для кого деньги — не проблема.

Проигрыш априори

Если учесть, что в последние годы ветераны и пенсионеры восточных и южных областей Украины все больше ощущают заботу со стороны ПР, БЮТ и их политических преследователей, коммунистам крайне сложно сохранять оптимизм. А дискуссия о возврате к мажоритарной системе выборов грозит и вовсе превратить их в бедную маргинальную партию за бортом большой политики. «Коммунисты всегда набирали очень мало в мажоритарных округах.

Ведь для победы при мажоритарной системе необходимо иметь ярких личностей, крепких хозяйственников, которые способны решать вопросы», — считает депутат-регионал Владимир Зубанов. — Я никоим образом не хочу обидеть трудящихся, однако если будут баллотироваться директор завода и водитель троллейбуса, то люди проголосуют за первого. Потому как именно он способен решить проблемы округа.

Так вот, у Партии регионов таких хозяйственников гораздо больше». Говоря же о перспективах КПУ на Донбассе, депутат ПР становится и вовсе категоричным: «Во-первых, идеология коммунистов устарела, а новую они предложить не могут. Во-вторых, избиратели коммунистов — это люди старшего возраста, которые постепенно уходят из жизни. В-третьих, у Компартии нет разветвленной партийной структуры, четкой коммуникации, дисциплины, людей, которых можно на выборах привлекать в комиссии или в качестве наблюдателей.

Это — десятки тысяч человек и, соответственно, огромные финансовые ресурсы. У коммунистов, в отличие от Партии регионов, таких ресурсов нет и не предвидится. Поэтому партии, которые находятся на одном электоральном поле с Партией регионов, априори проигрывают».

Лидер КПУ Петр Симоненко выступает категорически против введения мажоритарной системы выборов. На его взгляд, в этом случае в Верховную Раду пройдут исключительно представители крупного капитала. Тем не менее главный ленинец старается не терять присутствия духа: «Если «мажоритарку» введут, мы будет действовать адекватно ситуации.

Сейчас мы проводим активную работу с местными организациями, налаживаем с ними связь и собираемся проводить прямую агитацию «от двери к двери». Конечно, наши финансовые возможности далеки от возможностей Партии регионов, в том числе это касается присутствия в телеэфире. Однако мы в рамках наших возможностей постараемся сделать все, чтобы не упустить эти выборы».

Если выборы все-таки будут коммунистами «упущены», на левом фланге украинской политики не останется ни одной партии. Сначала СПУ стала жертвой портфельной алчности, а теперь и над КПУ нависла угроза жестокой расплаты за недальновидную, но рентабельную всеядность при вхождении в коалицию.

Таким образом, страна может потерять левую оппозицию как таковую, уступить пролетарский электорат респектабельным партиям с расчетливыми политическими маркетологами. От этого искренности в борьбе за власть в Украине станет еще меньше. Впрочем, вполне возможно, освободившуюся нишу займут новые левые радикальные движения. Свято место пусто не бывает.

А как у них?

Назвать коммунистическую идеологию популярной в мире можно лишь с большой натяжкой. Коммунизм является основополагающей идеологией в КНДР, на Кубе и в КНР. Есть страны, лидеры которых придерживаются социалистической доктрины — Вьетнам, Лаос, Никарагуа, Боливия и Венесуэла.
В Европе призрак коммунизма с каждым годом бледнеет. Последнее более или менее серьезное заявление, которое сделали члены коммунистических партий стран ЕС, — письменный протест в феврале этого года против «Стратегии ЕС на 2020 год», которая, по мнению левых, «усиливает антинародную политику ЕС и буржуазных правительств посредством принятия жестких мер против рабочего класса и народных слоев». Под петицией подписались представители Компартии 23 стран Европы.
В США продолжает существовать Компартия под руководством Сэма Уэбба. Правда, американские коммунисты не планируют проводить социалистических революций и свергать существующий строй, а лишь выступают за мирный и демократический переход к социалистической системе хозяйствования в США.
Коммунистическая партия есть и в Японии. В верхней палате парламента у коммунистов семь мест из 242, в нижней — девять мест из 480. Общее количество членов КПЯ — около полумиллиона человек.

 Олег Ярошенко, Власть денег

Читайте также: