Суд по-донецки: закон, что дышло

Притчей во языцах уже давно стал произвол, творимый судьями. А о правовых «беспредельщиках» из донецких судов вообще слагают легенды. Образ судьи в сознании рядового украинца давно перестал являть собой образ беспристрастного и справедливого служителя Фемиды. Деятельность большинства отечественных вершителей правосудия зачастую лишний раз подтверждает распространенную в последнее время и крайне циничную интерпретацию всем известной поговорки. „Бабло завжды пэрэмагаэ” – говорят сейчас в народе. О том, что сегодня в наших судах массово „берут” и „дают” деньги, знает любой школьник. «Установилось гибельное для государства,

а для нас очень опасное мнение, которое

передается из уст в уста, будто в нынешних

судах ни один человек, располагающий деньгами,

как бы виновен он ни был, осужден быть не может»


Марк Тулий Цицерон, автор труда «Римское право»

Рука руку греет

За 2006 год, в целом по Украине, реальные сроки заключения получили не более 10 взяточников. Суды ограничились штрафами и условными наказаниями.

Данные официальной статистики

Притчей во языцах уже давно стал произвол, творимый судьями. А о правовых «беспредельщиках» из донецких судов вообще слагают легенды.

Одним из последних случаев, пополнивших беспредел-копилку донецких законовершителей, стал судебный процесс, на котором председательствовал глава Ворошиловского районного в городе Донецке суда – Виктор Ивашура. Нам неведомо, какими соображениями руководствовался сей почтенный муж, когда выносил приговор Руслану Рахметову, но уж точно не буквой Закона. А ведь этот самый Рахметов, мчась на запредельной скорости на своем авто, 22 мая прошлого года сбил насмерть двух женщин – мать и дочь, приехавших сдавать документы в приемную комиссию одного из вузов Донецка – и не соизволил даже остановиться для оказания первой помощи!

Преступление, совершенное Рахметовым, следственным отделом Донецкого горуправления милиции было отнесено к категории уголовных, статья 286, часть 3. Данная статья предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 12 лет с лишением права управления транспортным средством на срок до 3-х лет! А по мнению экс-прокурора Донецкой области Алексея Баганца, озвученном им как-то пресс-конференции, Рахметов, скрывшийся с места преступления, представляет „социальную опасность для общества”. Несмотря на все эти аргументы, версия Ивашуры была совсем иной: преступник был осужден на 5 лет лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 3 года! Вопрос: откуда взялась такая прямо-таки отеческая забота об „оступившемся” молодом человеке у председателя Ворошиловского райсуда г. Донецка? И чем она продиктована?

В городе поговаривают, что „отмазка” обошлась родственникам „осужденного” в 90 тысяч евро. Якобы 50 тысяч „отлистали” самому судье, 40 „штук” – родственникам погибших. В итоге – мажор и сегодня разъезжает по городу на том самом злосчастном „мерине” с номером „РУСЛАН”! Конечно, за эпитет „коррупционер” Виктор Алексеевич может подать в суд и на нас. Но как иначе можно объяснить его приговор?!

И не продажностью ли отечественных судей объясняется их странное нежелание садить взяточников?..

Судья всегда прав?

И подобных вышеописанному случаю на Донетчине – пруд-пруди. Судьи творят, что хотят.

Помнится, один мой хороший знакомый (кстати, начинающий юрист) долгое время не мог поверить в мой рассказ о том, как одна из судей того же злополучного суда по фамилии Бухтиярова, прямо в помещении суда таскала за волосы пожилую женщину, присутствовавшую на заседании, сидя на ней верхом, только за то, что та отказалась отдать ей диктофон, взятый с собой на заседание! Надо сказать, что все эти „шалости” сошли не в меру правдолюбной судье с рук, и она и сегодня продолжает вершить „правосудие” в стенах Ворошиловского райсуда. Несмотря на наличие свидетелей судебного „хулиганства” и существование подтверждающей беспредел аудиозаписи (ее копией располагает и редакция „PRO-test” – прим. ред.). Пострадавшей – Лидии Рикитянской – наказания напавшей на нее судьи добиться не удалось и по сей день.

Из уст председателя Донецкой областной организации „Правовая защита” Вадима Черкасса, присутствовавшего за время своей деятельности на множестве судебных заседаний, автору этих строк пришлось услышать о множестве аналогичных случаев. Бывало, что донецкие судьи и оплеухи участникам процесса отвешивали, и ведрами для мытья полов (!) в нерадивых слушателей запускали.

Психологическое давление и истязания как методы достижения торжества правосудия

«Умышленное нанесение удара, побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль и не повлекших телесных повреждений, — наказывается штрафом до пятидесяти не облагаемых налогом минимумов доходов граждан или общественными работами на срок до двухсот часов, или исправительными работами на срок до одного года».

Уголовный Кодекс Украины, ст. 126, ч. 1

Впрочем, по словам Черкасса, все вышеперечисленное – крайние меры, к которым обнаглевшие от безнаказанности судьи прибегают не столь часто (спасибо и на том! – прим. ред.). Гораздо чаще доблестные суды используют при отработке денег „заказчика” – как правило, того, кто богаче – психологическое давление на „заказанного”, будь тот хоть истцом, хоть ответчиком. Такое воздействие испытали на своей шкуре многие, кто хотя бы раз обращался за помощью к украинской Фемиде. Однако, к нашему превеликому сожалению и к превеликой радости судей, народ, привыкший за долгие годы к ежедневному и повсеместному попиранию своих прав и свобод, на такие „мелочи” уже даже и внимания не обращает.

Под „мелочами” мы имели ввиду бесконечные растягивания судебных слушаний во времени, непрестанные переносы заседаний, якобы по причине болезни председательствующего на процессе, неявки кого-либо из участников, либо ремонта помещения для заседаний. Такие методы обычно применяются к тем, кто сам обратился в суд, подав иск на своего обидчика, который волею Провидения оказался „богатым и влиятельным”, либо приходится кумом-сватом-братом рассматривающему дело судье.

Цель у таких судей одна – вконец измотать добивающегося правды человека, а средств для ее реализации – сколько угодно. То есть, при желании, доблестный слуга Закона может такую кузькину мать истцу устроить – мало не покажется. Дешевле выйдет вообще от поисков справедливости отказаться.

А как быть в тех случаях, когда вам, одному из участников судебного заседания, элементарно „приспичило” выйти по нужде, а сделать этого Вы не можете. По той простой причине, что ближайшее отхожее место находится за пределами здания суда, в километре от него. Например, ближайший к Ворошиловскому райсуду общественный туалет располагается аж на Крытом рынке. Ключи же от того санузла, который в помещении суда, „гостям” не предоставляют, утверждает Черкасс. Терпите свой зуд молча!

В Ворошиловском суде Вам также могут отказать и в нередко необходимой передышке. Даже если вы – беременная женщина. „Бывало и такое” – рассказал нам Вадим Викторович – „Женщине тогда плохо стало”.

Так или иначе, но такие действия судей, по убеждению донецкого правозащитника, можно смело квалифицировать как „истязания”, определенные статьей 126 УК Украины.

„Можно ли определять действия Бухтияровой, в отношении Рикитянской как умышленное нанесение насильственных действий, причинивших физическую боль и не повлекших телесных повреждений? Вне всякого сомнения. А больно ли было тогда той беременной? Спросите у нее” – так Черкасс аргументировал свои утверждения. Заметим, что при желании можно, конечно, и психологическое давление трактовать, как „насильственные действия”. Однако, надо призать, что доля истины в таких суждениях весьма существенна. Да, и вообще, честно признаться, трактовки донецкого общественника гораздо меньше противоречат справедливости, чем околопреступные действия донецких судей…

Дорогу осилит идущий?

Что же делать тем, кто столкнулся с судебным произволом: оставаться один на один со своими проблемами, хвататься за вилы, спешно искать деньги, чтобы переплюнуть своего обидчика или нанять дорогого юриста, адвоката? Вопрос уже давно перешел в разряд риторических. Обещаниями провести судебную реформу политики „кормят” общественность с момента обретения Украиной независимости. Предложений — масса, решений – ни единого. Шутка ли сказать, но на сегодня в украинском законодательстве внятно не прописан даже механизм отзыва судей, которые этим нагло пользуются – рады стараться. Не говоря уже о принятии государством принципа выборности слуг Закона, или о введении института присяжных заседателей, как это принято в правовых государствах.

Во время разговора с автором этих строк Вадим Черкасс поделился планами о создании в Донецке так называемого „общественного суда”, создание которого его организация и целый ряд других общественных формирований города будут инициировать перед местными властями в ближайшем будущем. По задумке, Общественный суд должен приобрести официальный статус, а его приемная будет располагаться при горисполкоме или даже при обладминистрации.

Заметим, что идея создания такого учреждения далеко не нова. И несмотря на то, что ее реализация в обозримом будущем весьма сомнительна – власти откажут, да и общество вряд ли созрело — хочется верить в благородные начинания правозащитников.

Артем Фурманюк , PRO-test.org.ua

Читайте также: