Непрофессионалы: криминал в футболе

 Российский футбол спасает поддержка криминала и власти. Не было бы ее – в премьер-лиге осталось бы три-четыре команды. Разве это профессиональный футбол? В тех же МВД, ФСБ, других структурах прекрасно знают всю подноготную большого футбола России, но почему-то молчат. Почему?

Когда команды заранее договариваются о результате, удовлетворяющем обе стороны, то у болельщиков на глазах разыгрывается клоунада. Защитник «невзначай» может упасть в своей штрафной площадке. Или на ровном месте нарушить правила. Или команды могут тихо гонять обоюдовыгодную ничейку: зрители обмануты, интересы сторон соблюдены, игроки внакладе не остались.

Впрочем, вознаграждение за договор могут получать не только игроки, но и судьи, которые и пенальти вовремя назначат, и оформят удаление «лишнего» игрока, и свистеть будут в одну сторону. А если судья пожелает остаться честным, его могут избить или начнут «воздействовать» на родственников. Ведь от представителей теневых структур, опекающих клубы, не скроешься.

– На моих коллег давление оказывают с иголочки одетые, хорошо накачанные молодые люди, – рассказывает Сергей Хусаинов, в прошлом футбольный судья. – Они имеют отношение к коммерческим структурам, которые финансируют местную команду. Коммерсанты жаждут побед любой ценой. Мечтают, чтобы их любимцы быстрее завоевали «место под солнцем». Глядишь, затраты окупятся.

– Представители многих российских клубов вынуждены идти на поклон к мафии, ведь сами наши клубы до сих пор не научились зарабатывать, – говорит футбольный эксперт, не пожелавший называть свою фамилию для печати. – Бюджеты российских коллективов процентов на 80 состоят из теневых средств. И ошибается тот, кто думает, что мафиози снабжают клубы деньгами просто так, из любви к футболу.

По версии моего собеседника, руководителям команд предлагаются солидные суммы под грабительские проценты. Цель – провернуть коммерческие операции под эгидой футбольного клуба. Например, коммерсант доверяет клубным боссам продать на внутреннем рынке вагон дорогостоящей импортной обуви или одежды.

Процентов 70-75 выручки идет «теневикам», остальное – футбольной дружине. Всякого рода криминальные «жучки» отправляются с командами за рубеж на матчи еврокубков. А багаж футбольных команд либо не досматривают вовсе, либо смотрят формально, для галочки. И «коммерсанты», опекающие клуб, вывозят, к примеру, бриллианты, драгоценные металлы. Реализуют добро на «черном» рынке и опять вкладывают часть средств в футбол.

– На календарной игре первенства крутые «бизнесмены» встречаются с отцами города, – продолжает эксперт. – Там обговариваются взаимовыгодные сделки. Где еще решать такие дела, если не на футбольном матче, если к тому же руководитель города, области или края – футбольный фанат? Он лоб расшибет ради благополучия любимой команды. А тут, к примеру, предприниматель завел речь о недвижимости, которая его интересует. Вопрос в один момент решается, если коммерсант переведет на счет клуба кругленькую сумму. Правда, в наше непростое экономическое время бытует и другая форма договорных отношений между командами: договариваются на основе «ты – мне, я – тебе». То есть в текущем сезоне очки получает один, предположим, тонущий клуб, в следующем он возвращает своеобразный должок.

«Договорные» матчи – банальное воровство, которое во всех цивилизованных странах преследуется по закону. Во всех, кроме, видимо, нашей», – говорит знаменитый в прошлом футболист «Динамо», «Спартака» и сборной СССР, трехкратный чемпион СССР, мастер спорта международного класса Александр Бубнов. С этого и начинается наш разговор об «анатомии» купли-продажи матчей в отечественном футболе.

– Александр Викторович, вы могли бы обрисовать систему отношений в российском футболе, при которой сложилась индустрия купли-продажи матчей? Из каких источников клубные боссы черпают средства на подкуп игроков из команд-соперников, арбитров, а нередко и спортивных чиновников?

– В лихие девяностые мне довелось воочию наблюдать, как формируется бюджет, например, команды «Динамо-Газовик» из Тюмени. Там я работал, правда, совсем недолго, в качестве консультанта. Дела у клуба в чемпионате плохи, он плелся в конце таблицы, нужно было срочно что-то предпринимать. Усиливать, к примеру, состав.

И вот совещание в кабинете начальника местного УВД: команда-то динамовская. Тогдашний руководитель «бело-голубых» Долбоносов говорит: нужен миллион долларов на покупку футболистов. (Хотя понятно, что предполагаемые приобретения не стоили подобных денег.) Начальник УВД вызывает помощника: где достать миллион? «Здесь на одну фирму заведено дело, – не моргнув глазом, заявляет замначальника. – Пусть привезут миллион, и дело закроем».

Так что деньги на подкуп берутся из бюджета края, области, города, сомнительных коммерческих структур. Некоторые бизнесмены прямо «черным налом» снабжают команды на эти цели. В Тюмени, кстати, так и поступали. Много скандалов разразилось тогда с участием динамовцев. По части предвзятого и щедро оплаченного судейства в конкретных матчах, подкупа игроков и тренеров из стана соперников…

С нынешними клубами та же ситуация. Путин, скажем, «наклонил» бизнесменов, и появились деньги у «Томи». На подходах к томскому стадиону до сих пор красуется портрет Путина с указующим перстом, как напоминание бизнесменам: дескать, помните, у Томска всегда заступник найдется. Хотя, казалось, при чем здесь Путин? Вот такие у нас профессиональные клубы. Не могут себя сами финансировать. По моим скромным наблюдениям, если убрать бюджетные деньги, в премьер-лиге максимум три-четыре команды останутся.

– Однако в английской премьер-лиге, например, тоже не все команды финансово состоятельны. Есть коллективы, болтающиеся внизу таблицы, испытывающие проблемы…

– Но в эти города не приезжает английская королева или премьер-министр, чтобы помогать бюджетными деньгами. Там на деньги налогоплательщиков не живет ни один клуб.

Судя по всему, в кулуарах нашей «партии власти», «Единой России», заранее распределяют роли – кому и сколько выигрывать, куда бросать людской ресурс. А в настоящих профессиональных клубах так не поступают, там все решают президенты футбольных команд, совет директоров, наконец. Корни подобных отношений произрастают, по-моему, из событий трехлетней давности, когда чемпионом стал «Зенит». Спортивная борьба, как обязательный элемент футбольной игры, в матче «Рубина» и «Зенита» на поле казанцев тогда не очень просматривалась.

Странными выглядят сейчас трансферы лучших игроков из Казани в Питер, тем паче в середине сезона. Да еще за сумасшедшие деньги, которых объективно эти мастера не стоят. Предполагаю, что такие решения принимаются на очень высоком уровне, отнюдь не футбольном. И наставник «Рубина» Бердыев готов, видимо, всегда пойти навстречу пожеланиям руководства республики и «Единой России», в составе которой и руководители Татарстана.

Еще одна разновидность купли-продажи матчей – сговор тренеров с пухлыми кошельками. Именно они решают, кому, например, вылетать из премьер-лиги, кому остаться. Кому золотишком обзавестись по итогам сезона, кого выкинуть из тройки призеров. Платят, скажем, деньги судьям. Эти «титаны околофутбольной мысли» как бы инвестируют свои личные средства в будущий успех вполне конкретного клуба, – по итогам сезона они получают солидные премии, не только компенсируя затраты, но и заметно обогащаясь.

– С таким уровнем коррупции, нередко сопряженной с откровенным криминалом, можно ли претендовать на проведение мирового первенства-2018?

– Претендовать-то мы можем, у России объективно есть история, определенные заслуги перед европейским и мировым футболом. Но, мягко говоря, неразвитая инфраструктура плюс зашкаливающая коррупция – нешуточные преграды на пути к мундиалю. На фоне развитых в футбольном отношении стран мы неконкурентоспособны. Здесь только политические рычаги могут сыграть какую-то роль, не более того. По всем компонентам Россия заметно уступает конкурентам.

Обратите внимание: Путин сейчас акцентирует внимание чиновников ФИФА отнюдь не на спортивных моментах. Мол, в случае если выбор все-таки падет на Россию, въезд в страну для болельщиков со всего света объявят безвизовым. Будто это решит все проблемы! А больше никаких гарантий от кремлевских функционеров и быть не может. Какие там гарантии – представьте, через несколько лет вдруг того же Путина не будет во власти. Да мало ли что произойдет? Сейчас глава УЕФА Мишель Платини едва ли не ежемесячно наведывается в Польшу и на Украину, они не укладываются в сроки возведения стадионов, нарушают другие организационные устои в преддверии Евро-2012.

Международной федерации футбола стоит сыграть на паузе. Вы обещаете, ребята, строить стадионы независимо от того, дадут ли вам проводить чемпионат мира? Стройте. А когда построите, обсудим вашу заявку, решим. Может, за это время и коррупцию в футболе одолеете. Ведь сами на весь мир заявляете, что страна коррумпирована.

Другое дело, что в ФИФА есть свои коррупционеры. И они, естественно, готовы «поучаствовать» в теневом распределении предполагаемой прибыли от проведения мирового первенства. Сильно сомневаюсь, что прибыль – если бы она вообще имела место – пошла бы на развитие отечественного футбола, как заявляют близкие к Кремлю эксперты. Недавно журналисты поинтересовались у гендиректора РФС Алексея Сорокина суммой затрат на предстоящий мундиаль. И услышали: это коммерческая тайна. Просто анекдот!

Кстати, Путин едва ли не на следующий день после избрания Сочи столицей зимней Олимпиады-2014 объявил о создании наблюдательной комиссии. Ее члены обязаны отслеживать финансовые потоки чтобы сочинские «бабки» не разворовали. Тем самым на весь мир дали понять: у нас кругом воры. И как в подобной стране можно проводить чемпионат мира по футболу? Здесь, в отличие от Олимпиады, не один Сочи будет фигурировать, а десять-двенадцать городов.

В свое время на первенство мира-98 претендовала Франция. И незадолго до этого события как раз раскручивался скандал вокруг президента клуба «Марсель» Бернара Тапи. Этот денежный мешок слыл влиятельным господином – входил в правительство Миттерана, был депутатом парламента. Команда Тапи подкупала соперников в своем чемпионате. И после матча с «Валансьеном», накануне финала Кубка европейских чемпионов, всплыла история с попыткой подкупа игроков этой команды.

Тапи хотел, чтобы его «Марсель» не особо напрягался в преддверии финала Кубка чемпионов, мечтая одолеть соперника малой кровью. Посулил игрокам «Валансьена» деньги. Те заявили в полицию, началось расследование. Естественно, оно привлекло внимание европейской и мировой футбольной общественности. В ФИФА дали понять французам: не наведете порядка в своем первенстве, не накажете взяточников, не видать вам мирового первенства. В результате Тапи посадили, полностью доказав его вину, а клуб этого бизнесмена отправили в низший дивизион.

Между прочим, я попытался предотвратить предполагаемую грязную сделку помощников Тапи со спартаковцами. Ведь «Марселю» в начале 90-х предстояло играть в полуфинале Кубка чемпионов именно с нашими «красно-белыми». А я работал тогда во Франции. И мне назначил встречу один из соратников Тапи, к слову, наш бывший соотечественник. Попросил слетать в Москву, передать определенную сумму за нужный марсельцам результат.

Деньги предназначались вратарю, центральному защитнику и одному из нападающих «Спартака», призванных за этот гонорар сыграть в поддавки в пользу французской команды. Я ответил коротко: «Это невозможно». И собеседник сразу отстал. Но, похоже, люди из окружения Тапи и без меня нашли-таки лазейку – «призовые» средства кружными путями могли отправиться в стан москвичей. Спартаковцы тогда проиграли…

Поддающиеся и неподдающиеся

– Известно, что в советском первенстве тоже проводились матчи с заранее фиксированным результатом. Вам приходилось участвовать в подобных шоу?

– Вообще-то подобные веяния с Украины пошли. Тогдашнее руководство киевского «Динамо» поясняло в кулуарах: без «договорняков» никак не обойтись. Просто сил не хватит на успешную игру и во внутреннем первенстве, и на международной арене, если не дать себе послаблений в некоторых матчах советского чемпионата. Это называется достичь результата любыми средствами.

Чуть позднее футболисты других, в том числе ведущих клубов стали задаваться вопросом: если Киеву не возбраняется играть «договорняки», чем мы хуже? Тем более что в футбольном сообществе того времени подобные вещи не осуждались, а сотрудники правопорядка никак с этим не боролись. Ситуация, как видим, до боли напоминает нынешний, российский период. Московское «Динамо», в котором я тогда выступал, договаривалось в основном с одноклубниками. И, помню, в одном сезоне нам грозил вылет из высшей лиги. Киев сдал игру.

– Вам же сильно претят подобные «игрища». Могли бы, скажем, отказаться участвовать в таком матче, ведь характер игры был известен. Ну, сослались бы на нездоровье, нашли еще какие-то причины…

– Знаете, в ту пору я был молодым игроком, и к мнению новобранца клуба все равно никто бы не прислушался. Правда, позже мы с нашим ведущим игроком Маховиковым уже открыто выражали свое несогласие с подобным порядком вещей. Здесь вот что надо учесть: «Динамо» – ведомственная команда, мы были офицерами. Нам фактически приказывали. Так что ссылаться на недомогание, усталость не приходилось. Тем более здоровым парням.

– Но как вы себя вели на поле, как действовали, заранее зная, что матч носит «договорный» характер?

– В том-то и дело, что нам сдавали матчи, а не мы кому-то. Все равно играли в полную силу. В данной связи любопытная история случилась в матче с минчанами. В их составе были футболисты, просто-таки ненавидевшие московское «Динамо» – Пудышев и Курненин. Они, представьте, наотрез отказались сдавать нам поединок. Вся минская команда, можно сказать, себя не утруждала, а эти двое бились, как черти. Уже на исходе встречи отчаянно игравший Курненин угодил мячом в штангу наших ворот. Еще чуть-чуть, и высшая лига махнула бы ручкой московскому «Динамо». Запомнилась мне та игра еще и потому, что проводилась она в день похорон первого секретаря Компартии Белоруссии Машерова.

Два лица Олега Романцева

– Московский «Спартак», принято думать, – неподкупный, честный клуб, с богатыми традициями легендарных братьев Старостиных. Вам довелось играть в этой знаменитой команде. Там случались «договорняки»?

– Видите ли, еще до моего перехода из «Динамо» в «Спартак» я убедился, что и спартаковцы не свободны от подобного зла. Об этом, так получилось, я узнал из личного разговора с капитаном ростовского СКА Андрющенко. Сначала игрок Ростова предложил мне, а значит, и моим партнерам по московскому «Динамо», сдать им матч. Тут надо пояснить: ростовчане шли на вылет, им позарез требовались очки, чтобы продлить прописку в высшей лиге. Я наотрез отказался. Дальше капитан южан поделился со мной вполне конкретной историей о более раннем «договорняке» с «красно-белыми».

Армейцы по взаимной договоренности сдали «красно-белым» важнейший для них поединок в Ростове, в котором, по сути, решалась судьба золотых медалей. И «Спартак» в 1979 году выиграл тот матч (3:2), стал чемпионом страны. Однако когда ростовчанам позднее потребовалась ответная аналогичная услуга от москвичей, капитан спартаковцев Романцев, без зазрения совести сыгравший вместе со своей командой «договорняк» в 1979-м, на это не пошел. Объяснил отказ так: мол, руководство клуба может узнать, всем не поздоровится… Ростовчане в итоге вылетели из высшей лиги. Я был несколько шокирован откровением Андрющенко. Как же так, думалось мне, – народная команда, принципиальнейшие люди во главе, Николай Петрович Старостин, Константин Иванович Бесков…

Позднее, будучи уже в «Спартаке», убедился, что и «красно-белые» действительно не свободны от «договорняков». Оговорюсь: лично я сделал все возможное, чтобы мы не увязли в этом болоте купли-продажи. В тот период был уже известным мастером, к моему мнению прислушивались, мог, как говорится, влиять на процесс.

И вот концовка чемпионата, игра в Москве с «Жальгирисом». Это как раз тот сезон, когда литовцы реально претендовали на «бронзу». Достижение для них, понятно, очень весомое, престижное. Накануне поединка Дасаев приглашает меня в свою комнату поговорить. Вхожу, а там уже вся команда расположилась. Сразу почувствовал – что-то неладное происходит. Как-то насторожило: меня последним пригласили. Сказали: «Жальгирис» впервые в своей истории претендует на тройку призеров, может, пособим ребятам? За вознаграждение – по 500 рэ каждому из нас.

Замечу, деньги по тем временам немаленькие: это размер сразу семи премиальных за победу в матче чемпионата. Обсуждался сей вопрос за спиной Бескова, он тогда улетел в загранкомандировку. Чем омерзительны «договорняки»? Да тем, что конкуренты «Жальгириса» в поту и крови бились за очки и наверняка были уверены, что кто-кто, а «Спартак» никогда не сдаст матч. В конце концов, выходи «Жальгирис» на поле, выигрывай честно и завоевывай свои медали. А тут соперники без борьбы победы и славы жаждали.

Подоплека была такой. Кто-то из игроков Литвы обратился с этим предложением к Шавло, тот довел до сведения Дасаева. И ведь никто из них, получается, не воспротивился, не возмутился! Законы «рынка» суровы: или мы все дружно погружаемся в кучу дерьма, или даже при одном «отказнике» идею сдачи игры придется похоронить, отказавшись от соблазнительных «премиальных». Я тогда искренне удивился: неужели из-за каких-то пятисот рублей люди готовы жертвовать своим добрым именем, репутацией команды? Ведь рано или поздно подобные вещи «всплывают», становятся известными всей стране, болельщикам. Кстати, перед той встречей с «Жальгирисом» мы железно шли на втором месте – не поднимались и не опускались в таблице при любом результате матча с прибалтами.

Я сказал, что категорически против «договорняка». Но присовокупил почти на полном серьезе: «Почему бы нам не помочь ребятам бесплатно?» Хотя, ясно, что и на этот вариант никогда бы я не пошел. Реакция оказалась предсказуемой: «Нет-нет, только за деньги!» В общем, разнесли мы этот «Жальгирис» в Москве с крупным счетом. Чуть позднее стал невольным свидетелем любопытного разговора во время подготовки сборной к Евро-1988.

Игрок «Жальгириса» Сукристов жаловался партнеру по сборной киевлянину Яремчуку: «Представляешь, спартаковцы взяли «серебро», им уже ничего не нужно. Мы предлагали москвичам сумасшедшие деньги за их поражение, а те – ну просто идиоты! – отказались». И Яремчук согласно кивал. Таким был менталитет игроков, вся эта купля-продажа настолько вошла в их плоть и кровь, что незамедлительно находила понимание у собеседника.

– Вы играли и под руководством Романцева – можно сказать, ученика великого тренера Бескова. Тогда тоже договаривались?

– В 1989 году я отыграл в «Спартаке» полностью одиннадцать матчей, за них могу поручиться. И улетел на работу во Францию. Перед тем, как туда отправиться, должен был провести два подряд заключительных матча в составе спартаковцев в Тбилиси против местных динамовцев – сначала на кубок, затем в чемпионате. Представители грузинского клуба предложили Романцеву торг: мы, дескать, отдаем вам игру чемпионата, вы нам – кубковую. «Спартак» тогда очень прилично шел в чемпионате, был на ходу, и, видимо, тбилисцы побаивались нас даже на своем поле. Потому, судя по всему, и возникла идея такого «взаимообмена».

Зовет меня Олег Иванович к себе и излагает идею. Я, естественно, отказываюсь. Еще бросил ему: «Ничего ты не скроешь, рано или поздно люди узнают об этих штучках, зачем позориться?» Кстати, Бесков относительно рано выгнал Романцева из команды именно за «договорняки», мне удалось пообщаться в то время с самим Константином Ивановичем, так что знаю доподлинно.

«Спартак» с капитаном Романцевым во главе сдавал, например, игры минскому «Динамо» – на выезде, затем в столичном манеже, на финише сезона. А тогда в Тбилиси при моем непосредственном участии обе команды бились всерьез: динамовцы и без всякого сговора выиграли кубковую встречу, зато мы оказались сильнее в матче первенства. Так что в столице Грузии и раньше с «Жальгирисом» честь «Спартака» мы не посрамили. До сих пор этим горжусь.

По возвращении из Франции очевидцы назвали мне целую серию «договорняков», благодаря которым, в частности, «Спартак» в 1989-м под руководством Романцева стал чемпионом Союза. Это и матч с «Шахтером», и поединок с тем же Минском, ряд других. Зачем об этом рассказываю? Да затем, что именно спартаковцы всегда слыли людьми честными, открытыми, без утайки говорили о язвах футбола. Пусть болельщики великого клуба знают, что и как происходило на самом деле, это только поможет очиститься народной команде от скверны, прогрессировать в мастерстве. И откроет глаза на некоторых «специалистов» уровня Романцева. Люди обязаны помнить и знать, как добывалось «золото», где и как оно ковалось, – нередко в кулуарах. Так было, например, в 89-м. Проделки спортивных теневиков, на мой взгляд, не имеют срока давности. Они должны ответить по закону.

Мутко, Фурсенко, футбол…

– А можно ли все-таки навести порядок в футболе? Разобраться с идеологами и организаторами, непосредственными участниками «договорных» матчей?

– Можно. Если Медведев вызовет на «ковер» профессионалов из органов правопорядка с чистыми руками и помыслами. А то ведь есть профи с не очень, мягко говоря, безупречной репутацией. От их «работы» проку не будет. Президент, премьер-министр должны дать карт-бланш для борьбы с футбольными коррупционерами. Вы даже не представляете, насколько быстро можно справиться с этими мафиози, была бы политическая и спортивная воля. Ведь в тех же МВД, ФСБ, других структурах прекрасно, уверяю вас, знают всю подноготную большого футбола. Просто надо подсказать некоторые направления для расследования махинаций в популярной игре. Но это дело техники.

Я уже говорил: у нас непрофессиональный футбол, он замешан в основном на бюджетных деньгах. Как милиционеры без санкции того же Медведева или Путина начнут «трясти» Газпром или, к примеру, ЛУКОЙЛ, где сидят чиновники высокого государственного ранга? Для них ведь законы не писаны: захотели взять посреди сезона Бухарова с Семаком – взяли, решили перенести девять календарных матчей «Зенита» – перенесли. Мотивируя это чем угодно: стремлением достичь высокого результата, имиджем страны и так далее. Хотя в основе многих сделок и решений кроется, может быть, чистой воды коррупция.

– При нынешнем президенте Российского футбольного союза (РФС) Сергее Фурсенко что-то может измениться к лучшему?

– Фурсенко во время своей предвыборной кампании заявлял, что продолжит курс предшественника – Мутко. Тот, как известно, и не думал бороться с «договорняками», предвзятым судейством, щедро оплаченным мафией. Нынче советником президента РФС трудится печально известный Костя Сарсания, в бытность работы которого главным тренером «Спортакадемклуба» пресса неоднократно сообщала о странных матчах, проводившихся его командой. Откуда взяться переменам, если подобные «специалисты» кишат в аппарате самого РФС?

И Фурсенко, был бы он здравомыслящим человеком, никогда бы не пошел в футбол, в котором ровным счетом ничего не смыслит. Президентом «Зенита» работал? А как он туда попал? Через газпромовские структуры. Ведь его, Фурсенко, по сути, назначили. Как в свое время Мутко. И что, такой человек будет биться с «договорняками»?

Автор: Алексей Матвеев, Совершенно секретно

 

Читайте также: