Как страшно жить

Анализ показывает: социально-экономический и техногенный вызовы, стоящие перед нами, требуют не менее быстрой и серьезной реакции, чем военная и террористическая угрозы. Страх человечества перед вновь представшими перед ним угрозами отвлекает внимание от старых – менее шокирующих, но основополагающих.

Пограничное состояние

В конце ноября вероятность войны с Северной Кореей показалась высокой, как никогда. Если нескончаемые публикации в прессе о том, что Пхеньян продолжает развивать свою ядерную программу, всерьез волновали довольно ограниченный круг лиц, то кадры южнокорейского острова Енпхендо, дымящегося после обстрелов со стороны КНДР, не оставили равнодушным никого.

Напомним, 23 ноября северокорейская артиллерия, в ответ на южнокорейские учения в Желтом море, обстреляла приграничный остров Енпхендо. Погибли несколько человек, несколько десятков были ранены, остров остался обесточенным. Южная Корея открыла ответный огонь. Вашингтон подтвердил свою приверженность прежним обязательствам по защите Сеула, однако от публичного обсуждения своего участия в возможных военных действиях против Пхеньяна, конечно же, воздержался.

Игра мускулами на Корейском полуострове становится регулярной практикой. За последний год ноябрьский инцидент стал третьим – и самым ожесточенным – обменом артиллерийскими ударами в районе разграничительной линии в Желтом море, которая является предметом пограничного спора между странами.

Совсем недавно власти КНДР продемонстрировали посетившему страну американскому ученому Зигфриду Хекеру современный завод по обогащению урана, который руководство КНДР обещает использовать для производства электроэнергии. Американец не скрывал своего удивления, вызванного сложностью оборудования. Эта информация обеспокоила Вашингтон. Особенно в свете того, что Пхеньян покинул шестисторонние переговоры, цель которых – заставить КНДР отказаться от своей ядерной программы в обмен на экономическую помощь. Напомним, с весны прошлого года ядерные предприятия КНДР были закрыты для международных инспекторов.

Более того, японская общенациональная газета «Санкэй» утверждает, что в ближайшие несколько месяцев Северная Корея готовится испытать новую баллистическую ракету средней дальности «Мусудан», способную преодолеть дистанцию около трех тысяч километров. Гордость Пхеньяна – модернизированная версия советской ракеты морского базирования Р-27. Предполагается, что это первая ракета КНДР, способная нести ядерный заряд.

В целом же, по оценкам экспертов, Пхеньян обладает ядерными материалами, достаточными для изготовления шести-восьми атомных бомб. Ядерные испытания в Северной Корее были проведены в октябре 2006-го и в мае 2009 года. Американские эксперты, ознакомившись с фотоснимками, сделанными со спутника, предполагают, что вскоре Пхеньян проведет новые испытания боевого ядерного заряда. На полигоне, расположенном в провинции Северный Хамчон, замечены новые транспортные средства и детали оборудования, а также огромная гора грунта. Ее появление, возможно, связано с прокладкой тоннеля для подземного ядерного взрыва. Однако говорить об окончательных выводах еще рано.

Профессор кафедры международных отношений и внешней политики Киевского института международных отношений Григорий Перепелица делает одновременно и тревожный, и успокаивающий прогноз. Он отмечает, что инциденты, подобные обстрелу острова Енпхендо, нужны северокорейскому режиму для поддержания собственной жизнеспособности. Ученый предупреждает: «История знает многие международные конфликты, начавшиеся не из-за противоречий между странами, а потому что так складывалась внутренняя ситуация, и нужно было выпустить пар.

Классический пример – Русско-японская война 1904–1905 годов. Если общество под угрозой, это укрепляет авторитарную власть, потому что по законам военного времени можно посадить кого угодно, конфисковать что угодно и держать общество в постоянной мобилизационной готовности. Уровень жизни северных корейцев просто ужасен. Как оправдать такое истощение государства и общества? Только внешней угрозой. Так что эскалация конфликта на низком уровне интенсивности будет происходить снова и снова».

Террористы среди нас?

Сетевая, до поры до времени невидимая, но оттого еще более страшная угроза терроризма снова омрачила жизнь европейцев. В конце ноября министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер сообщил: есть конкретные сведения о готовящихся в стране терактах. По сведениям берлинской газеты Tagesspiegel, спецслужбам страны стало известно, что в Германию планировали прилететь четверо боевиков «Аль-Каиды». Очевидно, террористам не по душе присутствие 4,5 тыс. военнослужащих бундесвера в Афганистане. В этом году немецкий контингент увеличился на 500 человек. При этом в самой Германии не утихают споры по поводу целесообразности пребывания солдат в Афганистане.

Главными целями террористов в ФРГ могут стать Берлин и его окрестности, а также финансовая столица страны Франкфурт-на-Майне. Немецкий журнал Spiegel, ссылаясь на оперативные данные, полученные от одного из участников террористического заговора, сообщил, что «Аль-Каида» и связанные с ней группировки готовят теракт в бундестаге – захват заложников в здании парламента и их последующее убийство. Теперь купол и смотровая площадка Рейхстага закрыты для посетителей на неопределенный срок. Вокруг Рейхстага размещены дополнительные контрольные посты и заграждения.

Министр внутренних дел Нижней Саксонии Уве Шюнеман предложил усилить полицейское присутствие в городских кварталах, населенных преимущественно мусульманами. Граждан призывают быть бдительными и немедленно сообщать полицейским о любых подозрительных предметах, оставленных без присмотра.

Немецкие власти уже попросили прессу осторожнее подходить к обнародованию информации и террористах, а ряд политиков даже заговорил о необходимости на время ограничить свободу СМИ и вернуться к вопросу о сохранении данных телефонных и интернет-соединений. В марте суд признал прежний закон о сохранении данных неконституционным. Сейчас обсуждается разработка нового законопроекта, который обуславливал бы порядок хранения данных о том, кто с кем разговаривал по телефону и переписывался по электронной почте.

Уже несколько раз в Германии была объявлена ложная тревога – из-за оставленного без присмотра багажа. В Ганновере по этой причине блокировали железнодорожные пути, в Бонне оцепили пожарными отрядами и полицией целый район. Однако же сотрудник Института политологии имени Отто Зура Кристиан Тушхов рассказал «Профилю», что из-за террористической угрозы большинство немцев не изменили свой образ жизни: «Все уже начали делать предрождественские покупки, ходят на рождественские ярмарки, путешествуют так же много, как и раньше. Конечно, сейчас на улицах больше полиции и представителей службы безопасности. Это нужно по двум причинам – чтобы удостовериться, что ничего плохого не происходит, и чтобы успокоить общественность».

«Если раньше, согласно Шенгенскому договору, контрольно-пропускные пункты на границе были практически упразднены, то теперь на границе Германии с Польшей и Чехией есть контроль, осуществляемый немецкой полицией», – говорит господин Тушхов. По данным правоохранителей, предполагаемые террористы, как правило, прибывают через территорию Турции или Греции, поэтому введено дополнительное патрулирование на трассах, ведущих в так называемую балканскую зону.

Плата за прогресс

Техногенная угроза весьма ощутима. К примеру, за 1998–2007 года случилось около 4,5 тыс. природных катастроф и более трех тысяч техногенных. По подсчетам швейцарской компании Swiss, только в этом году техногенные катастрофы обошлись страховым компаниям в $5 млрд., что на 34 % больше, чем в прошлом. Еще одна проблема – пренебрежение экологическими нормами, что характерно для многих развивающихся стран, где исповедуется политика максимальной прибыли при минимальной ответственности за свои действия.

По данным Международного центра исследований эпидемии катастроф, уровень смертности в результате аварий в индустриально развитых странах составляет 0,8 погибших на миллион жителей, для наименее развитых стран он в четыре раза выше – 3,2 смертельных случая на 1 млн. человек. Все большую роль в возникновении техногенных катастроф играет человеческий фактор, проявляющийся в инженерных просчетах, ошибках персонала и неэффективности спасательных служб. Данные ООН показывают, что техногенные катастрофы – на третьем месте среди всех видов стихийных бедствий по числу погибших (на первом – гидрометеорологические, на втором – геологические).

Увеличивающаяся техногенная нагрузка провоцирует необратимые изменения в природной среде. Ученые еще не готовы ответить, каковы последствия разлива 5 млн. баррелей нефти в Мексиканском заливе, ставшего крупнейшим экологическим бедствием в истории США. И если материальные потери около $1 млрд. еще можно компенсировать, то с восстановлением нарушенных экосистем все не так просто.

Страсти по бедности

Страх человечества перед вновь представшими перед ним угрозами отвлекает внимание от старых – менее шокирующих, но основополагающих. Ключевая из этих проблем – глобальная бедность.

В Целях тысячелетия ООН четко прописана задача – до 2015 года сократить количество бедных и голодающих в два раза, принимая за точку отчета 1990 год. Это означает, что через пять лет вместо 1,8 млрд. бедняков в мире должно остаться 900 млн. Однако экономический кризис внес существенную корректировку в эти оптимистичные прогнозы. Удельный вес нищего населения действительно снижается в странах, чья экономика бьет рекорды по темпам развития – в Китае и Индии.

Но в целом эксперты настроены пессимистично. «Финансово-экономический кризис сдерживает дальнейшее развитие позитивной тенденции, – рассказала «Профилю» ведущий научный сотрудник Института экономики и прогнозирования НАН Украины Ольга Попова.

– Это выражается и в росте уровня безработицы, и в увеличении количества низкооплачиваемых рабочих мест, снижении заработной платы и доходов в целом, сокращении социальной помощи. Решение проблемы бедности будут усложнять демографические процессы (почти весь прирост населения приходится на развивающиеся страны), климатические изменения, недостаток воды, продовольственный кризис. Особенно угрожающим является также то, что в шести из 10 групп стран мира отмечен «очень высокий дефицит достойной работы».

Общий стандарт определения бедности вывести тяжело. Скажем, в США бедным считают человека, живущего на сумму менее $4 500 в год, в Замбии этот показатель равен всего лишь $150–200. По данным Всемирного банка, черта мировой бедности пролегает в границах $1,25–2 в день на человека. 27% всех бедняков на земле – африканцы, проживающие к югу от Сахары.

Нищете и бедности также сопутствуют голод и нехватка питьевой воды. К настоящему времени число людей, страдающих от голода и недоедания, достигло 1 млрд. человек. В ближайшие 10 лет цены на сельскохозяйственную продукцию в мире вырастут в реальном исчислении на 15–40%, утверждают эксперты ООН, что опять-таки не позволит победить бедность.

Дефицит воды в различной степени сегодня испытывают более 90 стран, в которых проживает около 45% всего населения Земли. Уже есть случаи дипломатической вражды между государствами из-за воды: между Турцией и Сирией – ввиду контроля над водными потоками реки Евфрат; между Египтом, Эфиопией и Суданом – из-за Нила; между Израилем и Иорданией – из-за Иордана.

По оценкам ООН, надлежащего доступа к водным ресурсам сегодня лишен миллиард человек. По прогнозам ЮНЕСКО, нехватку питьевой воды к 2030 году будут испытывать около половины населения Земли. Для сравнения: в Европе в среднем расход воды составляет 175 литров на человека в сутки, в Африке – 10 литров. Эти факты красноречивы хотя бы потому, что являются первичными для возникновения всех остальных видов угроз. Поляризация мира рождает терроризм, нелегальную миграцию, распространение инфекций и эпидемий. Очевидно одно: избежать пресловутого разделения мира на полюса бедности и богатства в нынешних глобальных условиях практически нереально. Вопрос только в том, как скоро придет осознание важности этого.

Прямая речь: Угрозы – своими руками

Сергей Гриневецкий, первый заместитель главы Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны:

«Национальную безопасность можно выразить широко известным законом Мерфи. Он гласит: «Если есть вероятность того, что какая-нибудь неприятность может случиться, то она обязательно произойдет». Соответственно, под угрозами национальной безопасности подразумевается перечень обстоятельств, которые «могут случиться». Если следовать логике, то государство должно заботиться о том, чтобы ничего «не случилось». Однако, как показывает опыт последних лет, все происходит именно в соответствии с законом Мерфи.

Мы гораздо чаще обращаем внимание на внешние, а не на внутренние угрозы и забываем, что любые проблемы, возникающие в отношениях Украины с другими государствами, будь то вопрос о цене на российский газ или споры с Румынией вокруг канала Дунай – Черное море, вызваны, прежде всего, непрофессионализмом, недальновидностью и своекорыстием отечественных чиновников. Вне зависимости от того, кого государство назначит на роль «внешнего зла №1» – Россию, США, НАТО, Румынию, Молдову или Турцию, это не решит вопрос несовершенства государственного механизма.

В итоге торжествует новое правило: «Нет таких угроз, которые мы не могли бы себе создать». Затягивание с крайне необходимыми для страны реформами: налоговой, судебной, бюджетной, административной и т. д. – создает угрозу отставания Украины от развитых стран. Но не меньшую угрозу несет с собой и непродуманный, поспешный и несерьезный подход к их проведению. Этот процесс, к сожалению, мы наблюдаем сегодня».

Автор: Татьяна Головченко, Профиль

Читайте также: