Борьба с коррупцией по-китайски: не одними расстрелами

В Китае пытаются ограничить коррупцию на уровне, благоприятном для развития экономики и приемлемом для построения гармоничного общества. Периодическим и неожиданным проверкам будут подвергаться высокопоставленные сотрудники администраций китайских провинций, а также руководители крупных государственных корпораций.

В Китае введены новые правила отчетности для чиновников. Теперь контроль за финансовым положением высокопоставленных китайских бюрократов станет более жестким и тщательным. Периодическим и неожиданным проверкам будут подвергаться высокопоставленные сотрудники администраций китайских провинций, а также руководители крупных государственных корпораций.

Интерес контролирующих органов к госкомпаниям не случаен. В последние годы в Китае прошло несколько громких коррупционных процессов в отношении бывших руководителей государственных корпораций. Так, 19 ноября этого года к пожизненному заключению был приговорен бывший руководитель одной из крупнейших китайских госкорпораций China National Nuclear Corporation Кан Жисинь. Суд установил, что в свою бытность руководителем корпорации, с 2004-го по 2009 год, Кан набрал взяток почти на 1 млн долларов. В прошлом году к смертной казни был приговорен Ли Пэйлин, возглавлявший госкомпанию, управляющую пекинским аэропортом. Ему вменили в вину получение взяток и растрату на 16 млн долларов США.

Новые проверки призваны ограничить коррупцию в Китае на уровне, который не будет мешать экономическому развитию страны и не приведет к нарастанию социальных противоречий.

Контроль за финансами

Первый вариант правил финансовой отчетности для партийных и государственных чиновников был принят в Китае еще в 1999 году, но тогда он относился лишь к бюрократам уездного уровня. С тех пор верхняя планка несколько раз повышалась. В общей сложности с 1998 года в Китае было проверено более 400 тыс. чиновников, причем в ходе проверок аудиторы выявили нецелевое использование средств более чем на 10 млрд долларов.

На этот раз акцент будет сделан на проверку различных строительных проектов. Китайские власти опасаются перегрева экономики и пытаются, в том числе таким образом, остудить строительный пыл местных чиновников. Результаты регулярных проверок будут собираться в досье, составляемое на каждого чиновника, и окажут влияние на его карьерный рост.

«Это важная мера по борьбе с коррупцией, способная остановить чиновника, задумавшего воспользоваться своими полномочиями в личных целях», — полагает профессор пекинской Академии государственного управления Лю Сютао.

Коррупция действительно остается одной из главных проблем китайской экономики. «Около 16 процентов китайского ВВП теряется из-за мошенничества и коррупции каждый год, при том что в США — четыре процента», — рассказывает «Эксперту» партнер юридической компании King & Wood Марк Шауб. Например, по данным Transparency International, откаты при покупке медикаментов государственными госпиталями и клиниками достигают в год 110 млн долларов, что равняется 16 процентам всех налогов, собираемых с фармацевтической индустрии.

Не будь Ли Цзычэном

На бюрократию пытаются воздействовать и на идейном уровне. Так, военный музей в центре Шанхайгуаня на севере Китая в прошлом году получил статус Центра учебы партийных и государственных кадров. Музей посвящен Ли Цзычэну — китайскому военному XVII века, организовавшему мятеж против династии Мин.

Ли смог победить и даже создать новую династию Шунь, продержавшуюся чуть более года. Его противники пригласили в Китай маньчжуров, которые разбили войска Ли Цзычэна при Шанхайгуане и установили династию Цин, правившую вплоть до революции 1911 года. В 1949 году его имя использовал Мао Цзэдун, призвав «не быть как Ли Цзычэн», имея в виду краткосрочность правления его династии, во многом вызванную коррупцией и склоками в рядах его ближайших соратников. В музее Ли рассматривают как временщика, стремившегося побольше урвать за короткое время.

Наряду с историческими стендами отдельный зал здесь выделен и современным «временщикам». Вдоль стены выставлены фотографии коррупционеров, сделанные во время судебных заседаний, а также графики, показывающие усиление борьбы с коррупцией в КНР. «У нас уже побывали все чиновники из нашего уезда. В будущем мы хотим сделать на базе нашего музея центр антикоррупционной пропаганды общенационального уровня», — рассказывает смотритель. По его словам, чиновники внимательно читают все материалы музея, посвященные судебным процессам, и у некоторых после этого портится настроение.

Лунные пряники и подарки

Впрочем, многие бизнесмены полагают, что полностью искоренить коррупцию в Китае не удастся, так как установление хороших отношений с чиновниками традиционно считается одной из главных задач любого успешного бизнеса. С подарками и подношениями пытаются бороться формальным путем: несколько лет назад в Китае было принято специальное положение об «Отчете о подарках, принятых государственными и партийными чиновниками в ходе мероприятий внутри страны».

«Борзые щенки», впрочем, уже устарели, в ходу обмен различными услугами или привилегиями. Без подарков тоже не обходится, но они не отличаются оригинальностью. «Мой клиент под один из праздников заказал мне пятьсот бутылок дорогого виски, собирался раздаривать их людям в разных органах власти», — рассказывает «Эксперту» один из иностранных бизнесменов, занимающихся поставками элитного алкоголя в Китай.

Но это в столице. На местах же в ходу дорогая китайская водка «Маотай», ставшая настоящей «коррупционной валютой». Ее часто передаривают, обычно до распития бутылка меняет хозяина не один раз. «Понятно, сколько и кому нужно относить, это такое знание, которым обладает каждый китайский бизнесмен», — говорит владелец фабрики на востоке Китая. «Коррупционную валюту» можно без труда конвертировать в валюту обычную, в Китае есть целая индустрия скупки и перепродажи подобных подарков, и больше всего у них работы после крупных государственных и народных праздников.

Отдельный бизнес — торговля купонами на «лунные пряники», традиционный подарок на День середины осени. Иногда их номинальная стоимость достигает десятков тысяч юаней, что становится завуалированной взяткой — чиновник с легкостью может обналичить свой пряник с небольшим дисконтом.

Свои и чужие

На местах за чистотой нравов чиновников следят в провинциальных отделениях Антикоррупционного управления; бизнесменами же занимаются в Государственном управлении по промышленности и торговле. «В целом берущая сторона всегда находится в большей опасности, но за последние пару лет акценты немного сместились, начали больше преследовать и тех, кто дает взятки», — рассказывает Марк Шауб.

При этом в каждом городе и провинции действуют собственные правила или их трактовки. Так, в Шанхае год назад были установлены местные правила борьбы с незаконной конкуренцией. «Особенно опасно давать взятку чиновнику, если при этом на тот же контракт претендует китайская компания, это может быть легко использовано против вас», — утверждает региональный директор Control Risks по Большому Китаю и Восточной Азии Дэйн Чаморро.

Для американских же компаний до сих пор большую опасность представляют американские контролирующие органы. Согласно закону Foreign Corrupt Practices Act, компании из США не имеют права вступать в «особые отношения» с государственными органами за рубежом, включая государственные корпорации. Последний подобный случай произошел 10 декабря этого года, когда инжиниринговая компания RAE Systems договорилась с министерством юстиции США о добровольной выплате штрафа в 1,7 млн долларов. При этом в подкупе чиновников были замечены не сотрудники самой компании, а представители ее дистрибуторов, но в Вашингтоне посчитали, что руководство RAE знало о методах их работы в Китае.

По мнению г-на Шауба, в этом состоит одна из важных проблем работы иностранной компании в Китае. «Очень сложно выяснить, каким образом работает ваш партнер, и еще сложнее заставить его изменить практику ведения бизнеса. Очень часто именно коррупционные связи с чиновниками становятся его главным активом», — объясняет он.

Госкапитализм будет прозрачнее

Распространение выборочных проверок на глав госкомпаний затрагивает значительную часть экономики КНР, в которой государственный бизнес все еще играет ведущую роль. По данным отчета «Крупнейшие бренды Китая», опубликованного исследовательским агентством Millward Brown в начале декабря 2010 года, государственным компаниям принадлежит треть из 50 крупнейших китайских брендов, на них приходится до 75% совокупной стоимости этих 50 брендов.

Руководители таких корпораций фактически являются крупными бизнесменами, но формально остаются чиновниками. Это значит, что передача заказов «приближенным» компаниям и другие сомнительные операции подпадают под определение коррупции, а не мошенничества. Судя по рейтингу Millward Brown, государственные компании продолжают пользоваться преференциями по сравнению с частным бизнесом, и вряд ли новые правила смогут изменить эту ситуацию. БОльшая прозрачность лишь сделает их более открытыми к партнерству с частным бизнесом. В том числе с иностранными компаниями.

Автор: Марк Завадский, Пекин, ЭКСПЕРТ

Читайте также: