Собственная гордость или Что такое инвестор в России

Трудно представить себе более поучительную историю, чем мытарства Франца Зедельмайера в его противостоянии невероятному и неодолимому противнику — Государству Российскому. 14 лет баварский предприниматель пытается получить обратно то, что полагает принадлежащим себе по праву. Столько же государство Российское идет на любые мыслимые и немыслимые ухищрения, лишь бы не уступить и не поступиться тем, что полагает своими принципами.

«Я в восторге от Нью-Йорка города. 
Но кепчонку не сдерну с виска.
У советских собственная гордость:
на буржуев смотрим свысока».

В.Маяковский. «Бродвей», 1925 г.

Для Франца Зедельмайера борьба давно уже, похоже, стала основным занятием в жизни, благо что доходным: изначальная задолженность России в его пользу умножилась (по крайней мере, на бумаге) почти пятикратно — с 2,35 миллиона долларов до 9 миллионов евро! Для России противостояние обернулось, помимо очевидных материальных убытков, тревожным и удручающим уроном в международном статусе и репутации.

С учетом сказанного, думаю, давно пора разобраться в этой истории. Очевидно, что волнуют нас не деньги и не материальное благополучие Франца Зедельмайера (дай бог ему здоровья и процветания!), а ответ на вопрос: насколько принципы, отстаиваемые нашим государством в борьбе с претензиями Франца Зедельмайера, оправдывают цену, за них заплаченную.

У каждого участника противостояния всегда находится собственная история и ее мотивация. Дело Зедельмайера — не исключение. Мы же, для чистоты эксперимента, постараемся изложить события с позиции ответчика, Государства Российского, делая при этом изначальную оговорку: в конфликт с баварским предпринимателем вовлечены не атрибуты государственности — флаг и гимн, — а вполне конкретные, хотя по большей части и безымянные государственные чиновники.

Именно эти имяреки принимают решения о подаче встречных исков, переоформлении собственности, отказе от выплат по постановлениям суда. Действуют они в рамках вверенных им государством полномочий, и лишь последствия их действий оказываются непропорциональными: решения принимают люди, а расплачивается за них государство именно на уровне атрибутов — флага и гимна.

Франц Зедельмайер, 1963 года рождения, возник на небосклоне отечественного дикого капитализма на самой заре — в 1991 году. Он приехал в Ленинград с целью «оснастить российских милиционеров — от шнурков для ботинок до спецтранспорта, а также провести обучение сотрудников спецподразделений». Амбиции господина Зедельмайера произрастали из глубин семейных традиций: отец его поставлял амуницию для немецкой армии и полиции.

Первое, что бросается в глаза, это странный профиль деловой инициативы и странная же мотивация. С чего бы западногерманскому бизнесмену радеть за материальное благополучие бывших советских спецслужб и силовых ведомств? Часом — не шпион ли? Да и вообще — какой «немецкой армии и полиции» Зедельмайер-старший поставлял полевые котелки и исподнее белье? Уж не вермахту ли Третьего Рейха?

Подозрения относительно чистоты намерений Зедельмайера возникли несколько несвоевременно, прямо скажем — лишь в наши дни: «Сейчас в Германии рассматриваются наши встречные иски по поводу его псевдопредпринимательства на территории России в смутные 90-е, откуда, собственно, корни и тянутся. Он утверждает, что его незаконно лишили недвижимости в Санкт-Петербурге, в которую он вложил крупные средства. А у нас очень серьезные претензии к этому бизнесмену, занимавшемуся, в том числе, торговлей оружием», — делится соображениями управляющий делами президента РФ Владимир Кожин.

В те же далекие, верно замечено — «смутные», — годы никто так глубоко не копал в администрации президента РФ и уж тем более — в Главном управлении внутренних дел города Ленинграда, которое с распростертыми и наивными объятиями откликнулось на сомнительные «пряники» Франца Зедельмайера.

Автор в начале 90-х сам находился в гуще перестроечного бурления, выступая соучредителем российско-американского совместного предприятия, занимавшегося поставками медицинского оборудования и лекарственных препаратов. Активно участвовал в международных профильных выставках, встречался с важными государственными чиновниками — от районных московских градоначальников до правых и левых рук президента.

Поэтому со всей ответственностью может подтвердить: отношение государственных структур в те годы к иностранным предпринимателям, рискнувшим завязать совместный бизнес на территории еще вчерашней Империи Зла, было самое что ни на есть благосклонное и даже восторженное. Телефонного звонка буквально с улицы было достаточно, чтобы в тот же день назначить и провести встречу с чиновником, к которому сегодня не подступишься ни за какие коврижки даже по предварительной многолетней записи.

СЧАСТЬЕ ДЛИЛОСЬ НЕДОЛГО. В ОБЩЕЙ СЛОЖНОСТИ ЗЕДЕЛЬМАЙЕР ПРОДЕРЖАЛСЯ В ОСОБНЯКЕ НА КАМЕННОМ ОСТРОВЕ 38 МЕСЯЦЕВ ИЗ ПОЛОЖЕННЫХ 25 ЛЕТ

Итак, в июле 1990 года Sedelmayer Group of Companies International Inc. (SGC), компания баварского предпринимателя Франца Зедельмайера, инкорпорированная в Соединенных Штатах Америки, заключила с ГУВД города Ленинграда Договор о намерениях, а в августе 1991-го — и Учредительный договор по созданию совместного предприятия. Основным занятием его определялись — поставки милицейской спецтехники, обучение пользованию ею, а также организация всяческих «взаимовыгодных коммерческих программ» вроде создания частного охранного предприятия для защиты объектов собственности и граждан.

Забавно, что ни в одном из находящихся в открытом доступе документов (включая протоколы Стокгольмского арбитражного суда) не уточняется, о какой такой «спецтехнике» идет речь. Впрочем, для нашей истории это и не важно. Достаточно того, что питерские милиционеры эту самую «спецтехнику» возжелали, а Зедельмайер вызвался поставить. Доли в СП распределялись поровну — 50 процентов SGC, 50 — ГУВД — и оценивались в 700 тысяч рублей.

Будучи государственной организацией (в самом начале 90-х таковым не возбранялось напрямую и самостоятельно вступать в коммерческие альянсы), ГУВД внесло в уставной фонд СП 20 тысяч кв. метров земли и право на 25-летнюю аренду особняка на Каменном острове (построенной в 1908 году дачи архитектора Мельцера), расположенного по адресу Полевая аллея, дом 6.

Доля SGC состояла из расходов, направленных на реставрацию предоставленного особняка, нескольких автомобилей, офисного оборудования и субсидирования счета совместного предприятия, получившего название «КОС» (от «Каменного ОСтрова»), наличными деньгами. В дальнейшем помещение на Каменном острове планировалось использовать в качестве офиса СП, места личного проживания Франца Зедельмайера с домочадцами, а также тренировочного центра для сотрудников силовых и охранных структур, облагодетельствованных «КОСом».

Франц Зедельмайер, избранный генеральным директором «КОСа», свои обязательства исправно выполнил: машины купил, особняк отреставрировал, офисное оборудование поставил, деньги на счет перевел, и даже семью свою в Санкт-Петербург доставил, полагая, видимо, мед пить да всячески жить-поживать, добра наживать. Питерское ГУВД, к слову, тоже лицом в грязь не ударило: все исправно оформило, перевело особняк на баланс совместного предприятия и даже начало примерять на себя поставленную «спецтехнику», какой бы она там ни была на самом деле.

Счастье, увы, длилось недолго: в общей сложности SGC и Франц Зедельмайер продержались в особняке на Каменном острове из положенных 25 лет 38 месяцев. Причем три последних прошли едва ли не в условиях вооруженной осады: частная охрана «КОСа» стойко сопротивлялась рейдам милиции, которая пыталась совместное предприятие из помещения выкурить. Кончилось тем, что у Зедельмайера умерла бабушка, он выехал в Германию, а обратно его уже не пустили, отказав в визе.

Кто же разрушил столь замечательно начинавшуюся идиллию между отечественной милицией и немецким то ли шпионом, то ли предпринимателем-идеалистом? Просто так пальцем указать на конкретную Непреодолимую Силу не получится. Виновата целая череда объективных обстоятельств. Сначала (в 1993 году) государственным структурам запретили вступать в коммерческие сношения с частным бизнесом, и питерское ГУВД было вынуждено выйти из совместного предприятия «КОС», которое было перерегистрировано в частное охранное предприятие (ЧОП), «учрежденное физическими лицами при участии иностранного капитала». Кто были эти «частные лица», утверждать не берусь.

Могу лишь, опираясь на личный опыт, предположить, что в число учредителей вошли Франц Зедельмайер и руководство питерской милиции либо лица, представляющие их интерес. При любом раскладе, однако, и эти обстоятельства не имеют к нашей истории ни малейшего отношения, поскольку яблоко раздора — особняк на Каменном острове — как был, так и оставался на балансе «КОС», потому как был отдан в аренду на 25 лет, согласно Учредительному договору. В 1993 году компания Зедельмайера вроде как еще продолжала функционировать: даже выступила соучредителем Регионального фонда безопасности предпринимательства и личности.

Примерно в это же время, по версии самого Франца Зедельмайера (изложенной в интервью газете Sueddeutsche Zeitung), он познакомился с Владимиром Владимировичем Путиным, отвечавшим при мэре Собчаке за международные связи и иностранные инвестиции. Гендиректор «КОС» рассказывал, что совместно с Путиным организовывал спецподразделение «Град» для обеспечения безопасности на Играх доброй воли 1994 года.

Дальше больше: по словам Зедельмайера, именно Владимир Владимирович предупредил его по телефону о расторжении договора аренды и грядущей конфискации особняка на Каменном острове, который по решению хозяйственного управления администрации Бориса Ельцина в 1995 году превращался в президентскую резиденцию «К-4». Путин, якобы, даже посоветовал Зедельмайеру «судиться».

ФРАНЦ ЗЕДЕЛЬМАЙЕР ПРИЕХАЛ В ЛЕНИНГРАД В 1991 ГОДУ, ЧТОБЫ ОСНАСТИТЬ РОССИЙСКИХ МИЛИЦИОНЕРОВ ВСЕМ НЕОБХОДИМЫМ — ОТ ШНУРКОВ ДО ТРАНСПОРТА

Как читатели понимают, проверить эту информацию не представляется возможным, и, судя по развитию событий в долгосрочной перспективе, она не соответствует действительности. Иначе сложно себе представить, чтобы Владимир Владимирович, уже будучи президентом России, одним росчерком пера не остановил бы противостояние со своим, якобы, хорошим знакомым, которое длится уже без малого 15 лет.

Единственная зацепка — немыслимое и невероятное трехмесячное противостояние Франца Зедельмайера блокаде и выселению. Очевидно, что без поддержки сверху предприниматель не продержался бы в особняке и трех дней, но в данном случае резонно предположить, что речь идет скорее о крепких связях Зедельмайера в милицейском руководстве города.

Все это, впрочем, сплошные догадки, которые, опять же, не имеют ни малейшего отношения к сути нашей истории. Посему продолжим.

«КОС» предложили выселиться в срочном порядке из незаконно занимаемого помещения и подобрать себе новое пристанище. Зедельмайеру даже предложили пару-тройку мест на выселках, от которых он высокомерно отказался. Кончилось тем, что, как уже знает читатель, предприниматель уехал в Германию, став российским невозвращенцем, а «КОС» из особняка на Каменном острове выбросили. Как говорится — в чем мать родила: в списке материального имущества, представленного на суде, фигурируют не только полный список офисного оборудования, но и вся мебель, кухонная утварь, автомашины, холодильники и микроволновые печи.

Принято считать, что претензии Зедельмайера к Российской Федерации сводятся к компенсации затрат на реставрацию особняка на Каменном острове. Герман Греф, работавший в Комитете по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга, рассказывал прессе, что компания Зедельмайера не предоставила документы, подтверждающие затраты на реконструкцию, потому ему ничего и не компенсировали. Чиновник, вероятно, имел в виду администрацию Президента РФ, поскольку в Стокгольмский международный арбитражный суд — высшую инстанцию для решения деловых споров и конфликтов — Зедельмайер представил не только документы по затратам на реконструкцию, но и длинный список прочих вещей, которые у него отобрали. В нем значатся:

  1. пресловутая милицейская «спецтехника», офисное оборудование, домашняя утварь и даже одежда — на сумму в 1 миллион 700 тысяч долларов;
  2. 15 автомобилей, приобретенных SGC для нужд совместного предприятия и конфискованных в РФ, а также дополнительная партия «спецтехники», закупленная по просьбе «КОС» и хранящаяся в Германии, — на сумму в 1 миллион 300 тысяч долларов;
  3. реставрация особняка на Каменном острове — 800 тысяч долларов;
  4. утрата права на пользование недвижимостью, переданной в аренду на 25 лет, в размере половины доли SGC в СП «КОС» — 4 миллиона долларов;
  5. длинный перечень личных вещей, оставшихся в офисе «КОС» после его захвата правоохранительными органами, который суд не принял к рассмотрению;
  6. проценты за задержку выплаты задолженности из расчета 30% годовых.

Иск в Стокгольмский международный арбитражный суд Франц Зедельмайер подал 15 января 1996 года. Заседало трое судей: немец Ян Петер Валер, швед Стаффан Магнуссон и русский Иван Зыкин. Общий размер иска составил 7,6 миллиона долларов и 500 тысяч дойчемарок.

Исходя из положений Договора о сотрудничестве между ФРГ и СССР от 1989 года — главного документа, регулирующего отношения между двумя странами, Стокгольмский международный арбитражный суд 7 июля 1998 года двумя голосами против одного (оставляю читателям удовольствие самостоятельно догадаться, кто проголосовал против) признал факт конфискации и присудил взыскать с Российской Федерации в пользу предпринимателя Франца Зедельмайера 2 миллиона 350 тысяч долларов, из которых львиную долю (1,5 миллиона) составила компенсация за утрату права на пользование недвижимостью.

Пресловутая реставрация особняка, акцентируемая отечественными СМИ, составила всего 450 тысяч долларов (вместо 800 тысяч, заявленных в иске). Претензия по 15 автомашинам была отклонена на том основании, что их конфисковали в России на этапе прохождения таможенной очистки, а потому они не подпадают под определение «конфискации», а подлежат рассмотрению в отдельном порядке. Процент за задержку выплаты задолженности, утвержденный судом, составил 10% (вместо 30 по иску).

Собственно, в 1998 году в этой неприятной истории и нужно было поставить точку. Однако по какому-то кошмарному сценарию противостояние Франца Зедельмайера и Государства Российского, эта перифраза борьбы пастушка Давида с великаном Голиафом, на решении высшей международной арбитражной инстанции не прекратилось. Даже наоборот — вышло на беспрецедентные в мировой практике уровни, пока не разрослось до масштабов вселенской скандальной эпопеи. Вместо того чтобы тихо и спокойно уважить суд — единственное, между прочим, возможное решение для любого ответчика, так как речь идет о суде высшей инстанции, — Государство Российское ушло в глухой отказ.

У меня нет ни малейшего желания вдаваться в детали и тем более смаковать бесконечную череду преследований, которым Франц Зедельмайер подверг Россию, — этого добра читатель с избытком найдет в отечественных СМИ, перечислю лишь основные вехи с единственной целью — донести масштаб беспрецедентных унижений. В 2001 году Берлинский апелляционный суд вынес решение, по которому Франц Зедельмайер мог требовать взыскания с любого российского имущества на территории Германии, и дальше понеслось:

  1. арест моделей спутников Роскосмоса во время проведения международного аэрокосмического салона в Ганновере (спасло положение о неправомерности взыскания долгов государства с коммерческих структур, даже если государство в этих структурах выступает мажоритарным акционером);
  2. попытка ареста Ту-204-300 на международной авиакосмической выставке ILA-2006 в Берлине (спасло предупреждение службы безопасности о приближении судебных приставов; самолет в авральном порядке улетел;
  3. конфискация судом, арест и передача под контроль временного управляющего здания стоимостью в 40 миллионов долларов в Кельне, принадлежащего российским государственным структурам (спасла передача недвижимости в аренду на 25 лет федеральному государственному унитарному предприятию «Госзагрансобственность», подведомственному управлению делами президента РФ, а также обещание расплатиться с Зедельмайером, чего, однако, не случилось);
  4. попытка ареста «Русского дома» в Берлине (спасло постановление суда о распространении на данный объект недвижимости государственного иммунитета);
  5. наконец последнее мероприятие: в октябре 2010 года городской суд Стокгольма по иску Зедельмайера наложил общий арест на всю российскую госсобственность в Швеции, которая оценивается в 3 миллиона евро. Судебные приставы уже приступили к работе, два здания взяты властями под контроль, Россия подала иск об отмене ареста ее имущества, и этот иск был судом отклонен.

КТО РАЗРУШИЛ СТОЛЬ ДИВНУЮ ИДИЛЛИЮ МЕЖДУ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ МИЛИЦИЕЙ И НЕМЕЦКИМ ТО ЛИ ШПИОНОМ, ТО ЛИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕМ-ИДЕАЛИСТОМ?

Но и сейчас Государство Российское не сдается: готовится очередная апелляция в Верховный суд Швеции. Руководствуясь убеждением, что лучшая оборона — это нападение, планируют атаковать настырного баварца с тыла. «В настоящее время относительно сомнительной инвестиционной деятельности Зедельмайера Россия подала контриски в различные суды, общая стоимость претензий превышает 70 миллионов евро», — успокаивает (видимо, соотечественников) пресс-секретарь Управления делами президента Виктор Хреков.

Франц Зедельмайер довольно потирает руки: за 14 лет Россия подала на него в общей сложности более 80 встречных исков в шести странах мира. Ни один из исков удовлетворен не был. Подумаешь — будет еще один, 81-й!

А между тем скромная сумма в 2,35 миллиона долларов по состоянию на 2010 год выросла до 9 миллионов евро. Зедельмайер не сомневается, что рано или поздно он вырвет из России не только эти деньги, но и какие-то новые компенсации. Так что внакладе баварец в любом случае не останется.

Нам же остается найти единственный ответ на единственный простой вопрос: кто будет отвечать за это неслыханное издевательство над международным имиджем Государства Российского?! Про денежную компенсацию, возросшую пятикратно, мы даже не заикаемся. Но как быть с репутацией страны?

Как быть с программами по привлечению иностранного капитала в «Сколково», нанотехнологии и дюжину других амбициозных проектов, под которые Россия планирует активное международное участие? Кто в здравом уме понесет деньги в страну, которая 12 лет с завидным упорством борется из-за 2,35 миллиона долларов с маленьким немецким предпринимателем — после того, как было вынесено постановление Международного арбитражного суда?!

ЗА 14 ЛЕТ РОССИЯ ПОДАЛА НА ЗЕДЕЛЬМАЙЕРА БОЛЕЕ 80 ВСТРЕЧНЫХ ИСКОВ В ШЕСТИ СТРАНАХ МИРА, НО НИ ОДИН ИЗ НИХ УДОВЛЕТВОРЕН НЕ БЫЛ

На суде в Стокгольме ответчик апеллировал к тому, что особняк на Каменном острове является федеральной, а не городской собственностью, поэтому ГУВД вместе с Горсоветом не имели право передавать его в уставной фонд совместного предприятия. Да какая разница?! Да пусть хоть дача Мельцера принадлежала марсианам! Все подобные обстоятельства, равно как и намерения, с которыми Франц Зедельмайер приехал заниматься бизнесом в Россию, его торговля или не торговля «спецтехникой» и «оружием», его честность и нечестность, моральные качества, выражение лица и даже связи со шпионской сетью (все тех же марсиан) — не имеют после решения Стокгольмского суда ни малейшего значения!

Ключевое слово во всей жуткой истории именно это, именно одно — решение высшей арбитражной инстанции! Всё! Ничего больше не надо. После такого решения нужно выплачивать по предписаниям, а потом уже проводить расследования и устанавливать, чем там занимался Зедельмайер. Для внутренней, так сказать, моральной самокомпенсации. Любое другое телодвижение, а тем более 12-летняя эпопея с поспешными бегствами с выставок и контрисками — это как минимум недостойное поведение для великой России.

Мне больше всего хочется понять — неужели российские чиновники не осознают: речи про очередной «встречный иск» и «сомнительную инвестиционную деятельность» — это национальный позор? Причем позор не чиновника, который сегодня есть, а завтра уже в отставке, а позор всех нас, граждан страны, которую в мире перестают уважать? Кто за этот позор ответит? Думаю, как всегда, — никто! Так что, к сожалению, праздновать победу будем не мы, а один только Франц Зедельмайер, который, конечно же, рано или поздно деньги свои вытрясет.

Автор: Сергей Голубицкий, опубликовано в «Бизнес-журнале Онлайн»

Читайте также: