Откуда шарахнет? Мир-2011 без розовых очков

Ближний Восток и ядерное нераспространение, две Кореи и вопросы противоракетной обороны — весь минувший год мировое сообщество билось над решением этих проблем. Что изменится в новом году, а на что вообще надеяться бессмысленно?

В 2010 году одна из самых загадочных встреч на высшем уровне прошла 22 октября в Дамаске: в тот день сирийский президент Башар Асад принимал венесуэльского коллегу Уго Чавеса, который прибыл в Сирию прямиком после визита в Тегеран.

Слои бетона

Чавес похвастался: вот-вот в венесуэльском штате Сулия с помощью России начнется строительство ядерного реактора (позже в присутствии прессы он особо подчеркнул, что реактор не будет создаваться для производства оружия).

Асад-младший заметно оживился: «Означает ли это, что российские друзья ознакомят Венесуэлу с полной цепочкой ядерного цикла?» Чавес дал понять, что это предусмотрено контрактом. И добавил фразу, которую произнес уже в Тегеране: «В деле освоения мирной атомной энергии никаких ограничений нет и быть не может». «Ну что ж, тогда у нас почти все готово для еще одного контракта», — отшутился Асад.

За шесть лет до этого разговора в сирийский порт Алеппо зашло судно под либерийским флагом и выгрузило партию графитовых стержней для строящегося сирийского ядерного реактора в Эль-Кибаре. Позже выяснилось, что груз был из КНДР. 5 сентября 2007 года самолеты ВВС Израиля разбомбили объект в Эль-Кибаре. Но Башар Асад не отчаивался.

Дамаск принял негласное решение рассредоточить «строительство стратегических объектов»: даже вчистую разбомбив один из компонентов сирийской ядерной программы, Израиль не добьется ничего. В 2008 году вновь оживилась полузаброшенная стройка на объекте в Дир Аз-Заре: бетон укладывали в несколько слоев.

Формально пока придраться не к чему, но эксперты уверены: Сирия полным ходом строит собственный ядерный реактор, для которого весьма кстати могут оказаться венесуэльские наработки, ведь северокорейский канал поставок в связи с резким ростом напряженности на Корейском полуострове сейчас перекрыт.

«В 2011 году мировое сообщество в дополнение к иранской ядерной программе может получить еще одну головную боль — в виде сирийской, — рассказал в интервью The New Times эксперт по Ближнему и Среднему Востоку из университета Шербрука (Канада) Сами Аун. — А узнав об этом, окончательно потеряет сон саудовская монархия, которая уже сейчас мучается бессонницей по поводу иранского атома: саудовский принц Турки никогда особо не доверял Асадам».

Может ли Израиль провести повторный налет, если выяснится, что у Асада-младшего серьезные виды на объект в Дир Аз-Заре? Если бы мог, то давно бы уже это сделал, считает Сами Аун. Но Израиль сейчас скован в возможностях: любой силовой вариант вызовет негодование у администрации США. Ведь Барак Обама в отличие от Джорджа Буша целиком полагается на силу дипломатии и периодически пеняет Иерусалиму на «неаккуратные шаги».

Темницы не рухнут

Если Ближнему Востоку и региону Персидского залива угрожает новая фаза неконтролируемого ядерного распространения, то другое взрывоопасное место на карте — Корейский полуостров — пока спасает от полномасштабной войны наличие де-факто у противоборствующих сторон ядерного оружия, полагает заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Сергей Лузянин. На территории Южной Кореи, согласно двусторонним договоренностям, размещено тактическое ядерное оружие США. Пхеньян же, согласно многим разведданным, уже давно освоил полный цикл создания атомной бомбы.И для Севера, и для Юга крупный военный конфликт — тупиковый вариант, считает эксперт.

Поэтому Китай и США — основные покровители соответственно Севера и Юга — уже ведут, по предположению Лузянина, переговоры о формате будущего межкорейского урегулирования. «Южнокорейский правый президент Ли Мен Бак и его окружение должны понять: никакой внешний кризис не приведет к саморазрушению политической системы КНДР, на что втайне рассчитывают в Сеуле. Напротив, он ее только мобилизует», — резюмировал Сергей Лузянин.

Сомнительное предложение

Но ядерное оружие — не только фактор взаимного сдерживания. «Именно ядерное оружие остается главным камнем преткновения для российско-американских отношений, сколько бы ни кричали об успехах «перезагрузки»», — уверен замдиректора Института США и Канады генерал-майор Павел Золотарев.

По его прогнозу, после ратификации СНВ-3 американцы будут делать акцент на том, чтобы «втянуть нас в переговоры о тактическом ядерном оружии в увязке со стратегическим». США предложат вывести свои тактические боеголовки с территории Европы и перебазировать их за океан, Россия взамен должна будет перевести аналогичное оружие за Урал.

Потом, полагает эксперт, дело дойдет до обсуждения дальнейшего сокращения стратегических арсеналов — до 800–1000 единиц и меньше — в дополнение к только что ратифицированному СНВ-3 (Согласно новому соглашению по СНВ, у США и России останется по 1550 оперативно развернутых ядерных боеголовок). По мнению Золотарева, для Москвы подобные условия заведомо неприемлемы: «Ситуация тем более удручающая, что никакого прочного фундамента взаимного диалога, кроме как в военно-стратегической сфере, Россия и США пока не создали».

Засада по-литовски

С тем же скепсисом эксперт смотрит и на возможность достижения в 2011 году договоренностей по проблеме так называемой «европейской ПРО», куда НАТО якобы приглашает Россию. По словам эксперта, ни на Западе, ни у нас почему-то не пишут о самом интересном: еще в 2008 году Россия предложила альянсу создать совместный центр предупреждения о ракетном нападении с головными структурами в Москве и Брюсселе. США российское предложение оставили без ответа: они этого попросту не хотят, говорит Павел Золотарев, а раз так, то все нынешние утверждения руководства НАТО о сближении с Россией декларативны.

О том, какие непредвиденные сложности возникают на пути реализации уже принятых вроде бы договоренностей, свидетельствует недавний пример. На саммите НАТО в Лиссабоне Россия подтвердила готовность к транзиту военных грузов альянса в Афганистан через свою территорию, о чем давно просили натовцы.

Но против такого маршрута, Германия—Россия—Афганистан, неожиданно выступила Литва, чью позицию раньше никто не удосужился прозондировать. И если у генсека НАТО Андерса Фога Расмуссена в ближайшее время не найдется нужных слов для литовцев, весь пар от Лиссабона уйдет в свисток.

Автор: Юнанов Борис «The New Times»

Читайте также: