О процветании Беларуси придется на время забыть

Он испытал это первым. Устаревшие технологии, неконкурентоспособный экспорт, отсутствие инвестиций — бич экономик всех стран СНГ. Глава Беларуси Александр Лукашенко теперь знает, к чему это может привести: маштабному валютному кризису. Беларусь: добро пожаловать в 90-е!

О процветании Беларуси придется на время забыть. В 2011-м президенту Александру Лукашенко придется думать о том, как не допустить в Беларуси полномасштабного экономического кризиса

Добро пожаловать в девяностые. Очереди возле обменников. Снять валюту невозможно. Ее нельзя купить даже для срочных нужд, таких как оформление визы. Спасение только на черном рынке, где американские доллары из-под полы продают на 20-40% дороже, чем предписывает Нацбанк Беларуси…

С начала марта Беларусь переживает тот же кошмар, через который Украина прошла еще на заре своей независимости. В стране произошло то, к чему шло все последние годы — разразился полномасштабный валютный кризис. Правда, президент Беларуси Александр Лукашенко и его команда пытаются его не замечать, поэтому наносят экономике своего государства еще больший удар.

Накатило

Ощущение стремительного нарастания проблем не покидало Петра Прокоповича, главу белорусского центробанка, еще с конца прошлого года. Тогда появились первые признаки того, что экономика страны не выдерживает сложившихся в ней дисбалансов. Центробанк давно и активно привлекал долларовые займы у коммерческих финучреждений, чтобы покрыть потребность во все в больших объемах импорта, но валюты все равно хронически не хватало. Только в январе 2011 года белорусские предприятия купили иностранной валюты на $405 млн. больше, чем продали.

Это чувство опасности Прокоповичу давно хорошо знакомо. Дефицит торгового баланса — привычное для Беларуси явление, вызванное низкой конкурентоспособностью белорусской продукции как на внешних, так и на внутренних рынках, а также высоким спросом на импорт. В 2010 году отрицательное сальдо внешней торговли — $7,5 млрд., или 14% ВВП (при прогнозе $4,7 млрд.). Однако раньше «минус» валюты, созданный за счет негативного торгового сальдо, удавалось перекрывать притоком иностранных инвестиций (приватизацией) и внешними заимствованиями. В конце 2010 — начале 2011 года ситуация изменилась.

Началом конца стало желание белорусского президента «купить» симпатии избирателей. Во второй половине прошлого года — в преддверии президентских выборов, состоявшихся в декабре 2010-го, — Александр Лукашенко предложил повысить социальный уровень жизни, причем сразу на 30-50%, для всех бюджетников. Одновременно только за прошлый год объемы кредитования в стране выросли на 41%. Все вместе это привело к настоящему шопинг-буму среди белорусов. Правда, покупали в основном импортные товары. В результате только за январь-февраль объемы импорта в Беларусь выросли на 60,6%, хотя экспорт — лишь на 25%.

Вторым фактором стали политические репрессии. Когда после окончания президентских выборов по указанию Лукашенко белорусская милиция избила и арестовала большинство оппозиционных лидеров, ЕС вынужден был перейти в общении с Беларусью на язык ультиматумов. «Это сделало маловероятными иностранные инвестиции или новые внешние заимствования», — говорит Екатерина Борнукова, старший научный сотрудник белорусского исследовательского центра BEROC. Хрупкий баланс инвестиций для покрытия огромного дефицита платежного баланса был разрушен.

3045 рублей за $1 составляет официальный курс белорусского Нацбанка (на 01.04.2011). Но реальный курс на потребительском рынке — от 3600 до 4000 рублей за один доллар

«Не рассосалось»

Сначала Нацбанк попытался тушить пожар своими резервами. С декабря по февраль он активно удовлетворял повышенный спрос на валюту, продав за это время валюты на $1,7 млрд. (при том, что размер резервов на 1 марта 2011 года составлял $4 млрд.) Но затем оказалось, что надолго этих резервов не хватит. «При взятых темпах их хватит менее чем на год, а новых вливаний в виде инвестиций или заимствований не намечается», — говорит Борнукова.

И тогда глава центробанка решил сменить тактику. От рыночных мер в виде интервенции перешел к нерыночным — административному ограничению на продажу валюты. Объявил о введении 30-дневного резервирования средств на покупку инвалюты на торгах Белорусской валютно-фондовой биржи (с забавной в такой ситуации формулировкой: «чтобы увеличить роль рыночных механизмов выравнивания спроса и предложения»).

Этим г-н Прокопович удивил всех. Глава миссии МВФ в Беларуси Крис Ярвис, экс-глава центробанка Станислав Богданкевич, банки и даже импортеры уже не просто советуют, а требуют провести девальвацию белорусского рубля. «Для экономики Беларуси в долгосрочной перспективе была бы оптимальной девальвация рубля на 20-30%, — объясняет Борнукова. — Только это смогло бы умерить чрезмерный спрос на импорт». Но Нацбанк упорно не хочет признавать наличие проблем. Обесценивание валюты «съест» повышение жизненного уровня, «спущенного» белорусам совсем недавно. А значит, о поддержке среди населения президенту придется забыть.

Тактика властей уже воздалась экономике страны «сторицей». Вместо того чтобы успокоить банки и население, Нацбанк лишь раззадорил их. «Национальный банк Беларуси… принял наихудшее решение. Вернее, он уклонился от принятия решений и поступил типично по-белорусски, надеясь, что «все рассосется», — не скрывал сарказма на прошлой неделе руководитель Ассоциации малого и среднего предпринимательства Сергей Балыкин.

— Но это как раз тот случай, когда из двух зол выбрали оба». В ответ на демарш Нацбанка белорусские финучреждения устроили свой. В банкоматах начались перебои со снятием денег, валютные депозиты можно снять, лишь предупредив банк за несколько дней. А в обменных пунктах теперь можно купить лишь столько долларов, сколько в тот день сдают другие клиенты.

Что правда, купить валюту нельзя лишь в банках. Аналитик белорусской компании BusinessForecast Александр Муха утверждает, что валюта есть и у населения, и у предприятий, и у банков, но только продавать ее по текущему курсу они не хотят в надежде на резкую девальвацию белорусского рубля, которая позволила бы им получить выгоду от снижения курса. Торговать валютой они согласны лишь из-под полы и по обоснованному, на их взгляд, курсу. А он на данный момент на 30-50% выше, чем официальный.

Правда, некоторых целей Петр Прокопович все же добился. Автодилеры, скажем, приостановили продажи новых автомобилей и ввоз новых партий. Цены на авто также поползли вверх — по словам белорусского эксперта по авторынку Дмитрия Новицкого, в среднем на $1-2 тыс. Цены на компьютеры и оргтехнику также подскочили, только на прошлой неделе поднявшись на 15-30%. Но и здесь задуманный главой центробанка сценарий дал сбой.

В ответ на приостановление ввоза официального импорта сколотившие денег белорусы решились отовариваться в обход и отправились в шопинг-туры за авто, бытовой техникой и другими товарами долгосрочного пользования в соседние Россию и Украину. Между тем только в прошлом году из-за разницы в ставках импортных пошлин для физических и юридических лиц жители Беларуси ввезли в страну около 200 тыс. авто.

«При средней цене автомобиля не менее $7,5 тыс. общий объем вывезенной за рубеж валюты составил не менее $1,5 млрд.», — подсчитал Сергей Михневич, председатель правления Белорусской автомобильной ассоциации. Сейчас «утечка», обещает он, будет еще ощутимее, ведь с первого июля Беларусь повышает импортные пошлины на авто, поэтому белорусы спешат обзавестись автомобилем до этого времени.

Другими словами, белорусский Нацбанк открыл ящик Пандоры, выпустив на свободу не только дефицит валюты, но и нехватку импортных товаров, и черный валютный рынок. На прошлой неделе Петр Прокопович попытался исправиться и в очередной раз сменил свою тактику. По его указанию Нацбанк отменил 30-дневное резервирование, но ввел приоритетность продажи валюты в зависимости от цели ее использования.

А затем расширил валютный коридор на внебиржевом рынке с 2 до 10%. Но в ответ услышал лишь смех и издевки. «Мера кажется половинчатой и низкоэффективной, — съязвил в своем заявлении белорусский офис банка Raiffeisen. — Решение о 10%-ном коридоре принято для сохранения лица НБ РБ». Такое ехидство оправдано: даже после расширения коридора официальный курс рубля не может опуститься ниже 3341,8 за доллар. Но при расчетах на потребительском рынке за него платят уже и 3600, и даже 4500 рублей.

Надежда на чудо

Александр Лукашенко как обычно считает, что все это — не больше чем происки его врагов и недоброжелателей. «Необходимо оценивать в большей степени потенциал экономического развития, нежели давать сиюминутную оценку тем или иным экономическим индикаторам», — заявил в пятницу его министр экономики Николай Снопков, комментируя понижение агентством Standard & Poor’s долгосрочного кредитного рейтинга Беларуси по обязательствам в инвалюте с «В+» до «В».

Вернуть ситуацию в нормальное русло он и его шеф надеются за счет массивной приватизации и привлечения иностранных инвесторов — на продажу выставлено уже 224 предприятия. Пока же будут удерживать курс административными методами. Только в самой Беларуси в такое чудо уже никто не верит. Нынешняя политика «может привести к тому, что у нас уже было в начале 1990-х годов — к множественности курсов, спекуляции и черному рынку. Это крупная ошибка, нельзя идти таким путем. Он ведет в тупик», цитируют белорусские СМИ Станислава Богданкевича, экс-председателя Нацбанка.

Те, кто смотрит на ситуацию реалистичнее, предлагают несколько методов борьбы с «серым» валютным рынком. Ключевой реалист — МВФ — уже предложил два выхода из ситуации. Один — девальвировать рубль, что поможет усилить конкурентоспособность белорусских товаров в мире, а значит — и улучшить проблему дефицита внешнеторгового баланса. «Девальвация поможет решить проблему дефицита бюджета и стабилизировать экономику», — говорит глава миссии МВФ в Беларуси Крис Ярвис. По оценкам сотрудников Фонда, реальный эффективный обменный курс белорусского рубля завышен на 12-16%. 

Во втором варианте выхода из кризиса нет такого страшного для Лукашенко слова «девальвация». Но более легким для Минска он не становится. МВФ предлагает затянуть пояса и уже в текущем году уменьшить реальный внутренний спрос в стране на 3,3%. А для этого — серьезно сократить бюджетные расходы, «аннулировать» часть недавнего повышения зарплат, урезать все субсидии и трансферты.

Послушай Лукашенко МВФ, это было бы для него самым меньшим из зол. Выполнить запланированные темпы роста ВВП в 2011 году ему, по единогласному мнению белорусских экспертов, все равно не удастся. Но ужесточение кредитно-денежной политики позволило бы Минску снизить покупательную способность населения и остудить инфляцию (она в феврале составила 4,2% к декабрю 2010 года, выполнив половину годовой цели в 7,5-8,5%). Этот же метод позволил бы не наращивать государственный долг (в прошлом году он составил более 54%, за январь-февраль 2011-го вырос еще на 9,7%).

Но такой вариант белорусского лидера тоже, конечно же, не устраивает. А потому и он, и Петр Прокопович уповают на третий сценарий. Спасательный круг на дырявую белорусскую лодку пытается перебросить Россия. Она пообещала предоставить Минску сразу два кредита общим размером в $3 млрд. Вся валюта из этих кредитов будет направлена на обеспечение стабильного курса белорусского рубля.

Весь фокус в том, что даже этот спасательный круг поможет лишь ненадолго. «Если исходить из опыта декабря

2010-го и января 2011 года и допустить, что валютный рынок будет функционировать без административных ограничений, — говорит Екатерина Борнукова из BEROC, — то для поддержания стабильных золотовалютных резервов Беларуси нужно около $700 млн. в месяц». В год это — более $8 млрд. Иными словами, кредиты от России в корне и надолго проблему не решат. Правда, в отличие от сценария №1, у Прокоповича будет время мягко девальвировать свою валюту.

Украина сдает позиции

Белорусы всегда были активными сторонниками шопинга в Украине. Столичных жителей шопинг-туры не привлекали, но для многих проживающих в приграничном Гомеле туры выходного дня в магазины Чернигова давно стали традицией. С разгаром валютного кризиса она лишь усилилась (особенно потому, что отовариваться в соседних с Беларусью Польше и Литве жителям этой страны мешает отсутствие виз). Но позитивный эффект от нынешних проблем на белорусском валютном рынке для Украины будет очень недолгим. Напротив, ситуация в Беларуси грозит Украине одними потерями.

Ведь если Александр Лукашенко не устоит и проведет девальвацию белорусского рубля, это усилит позиции экспортеров из этой страны, соразмерно ухудшив позиции украинцев как на внутреннем рынке, так и на рынках других стран. Отечественные производители и без того слабо выдерживали конкуренцию со стороны белорусов. Минский тракторный завод уже потеснил своей техникой продукцию украинского Южного машиностроительного завода им. А.М. Макарова, и не только в Украине, но и в Северной Африке, Вьетнаме и Средней Азии.

Под напором белорусских МАЗов (продукция Минского автомобильного завода) сдает позиции украинский КрАЗ. МАЗы выигрывают у украинских грузовиков по техническим характеристикам, дешевизне и станут еще конкурентоспособнее, если существенная девальвация белорусского рубля все же произойдет.

Аналогично активное наступление на украинский бизнес ведут и белорусские сельскохозяйственные производители. Так, в прошлый четверг министр сельского хозяйства и продовольствия Беларуси Михаил Русый заявил, что Минск договорился с Украиной о возможности поставки в нашу страну в течение 2011 года 100 тыс. тонн свекловичного сахара.

Автор: Дария Рябкова, ИНВЕСТГАЗЕТА

Читайте также: