Битва за бензин: власть цинично имитирует попытки удержать цены на заправках

На минувшей неделе власти разрешили операторам рынка поднять цены на АЗС еще на 25 коп./литр и на этом остановиться, а чиновники и нефтетрейдеры подписали очередной меморандум. Но эксперты настроены скептически: выполнять соглашение никто не будет. Его цель — отвлечь потребителя от закулисной борьбы на топливном рынке, которая в конечном итоге больно бьет по карману простого украинца.

Заградительная логика

Это уже далеко не первая попытка со стороны властей продемонстрировать общественности свою твердую волю, установив коридор для цен на бензин, — с того момента, как цены эти начали расти. Интересно, что стимулятором роста как раз сами власти и послужили. Напомним, в конце минувшего года они принялись активно обсуждать возможность введения заградпошлин на импорт — а такое введение даже на спокойном рынке способно спровоцировать рост на топливо до 20%.

Государство объясняло необходимость пошлины просто. Рынок заполонил неконтролируемый импорт, импортеры нагревают руки на кошельке украинца, накручивая бешеные наценки. Поэтому надо дать возможность украинским НПЗ производить собственное, украинское топливо, которое, конечно же, может быть ничуть не хуже заграничного. Да еще и по более привлекательной цене. В конечном итоге: чем меньше импорта, тем в более выигрышном положении находятся отечественные производители и потребители. На первый взгляд, все логично.

Импортеры, однако, логики не оценили, зато увидели крах собственного бизнеса — введение пошлины перекрыло бы кислород 2/3 всего объема импорта, входящего в Украину. Поэтому взяли оборону. И удержали: наценку пока не ввели. Обвинения их в сверхприбылях оказались голословными. Средняя розничная наценка, по подсчетам независимых экспертов, в последние месяцы составляла 3-6%. Сейчас ее размер колеблется в рамках 5-7%. Это даже ниже того, что само правительство в свое время называло нормой (13 и 15%).

Дорогая бочка

В то же время упование на украинских переработчиков оказалось достаточно опрометчивым. С одной стороны, украинские НПЗ уже многие годы не работают на полную мощность, а то и вовсе простаивают. При этом их технические возможности таковы, что — даже запусти их все разом — они не смогут производить полтора десятка миллионов тонн топлива в год стандартного качества.

— Одну-две бочки бензина европейского класса могут получить и Дрогобычский, и Надворнянский НПЗ, — рассуждает Геннадий Рябцев, замдиректора НТЦ «Психея». — Но обеспечить его массовое производство неспособно ни одно украинское предприятие. В нынешних условиях это очень невыгодно, дорого.

Современное производство, включающее глубокую переработку сырья, достаточно затратно само по себе, а на устаревших мощностях — тем более. Если же учесть, что нашим переработчикам надо было бы отпускать этот бензин по тем ценам, что укажет государство (а это цены на бензин прежнего стандарта — то есть низкого качества), становится ясно: заводам пришлось бы продавать готовый продукт чуть ли не дешевле, чем стоит само сырье — нефть.

Чтобы наладить массовое производство отечественного бензина, следует модернизировать НПЗ, нужны инвестиции. Государство пообещало: оно поможет с модернизацией. Но для этого нужен специальный закон — о поддержке украинского переработчика (то есть — о льготах для наших НПЗ). А вот такой закон уже противоречит законодательству: льготная поддержка дискриминационна, поскольку другим отраслям параллельно льготы не предоставляются.

Чье «черное золото»

Три причины для «выстрелов»

К чему же тогда весь сыр-бор: шумные разговоры о заградпошлинах, которые успели раскачать и без того нервозный рынок, обвинения в адрес зарвавшихся импортеров, обещания залить в каждый бак украинский бензин европейского класса?

По мнению аналитиков, есть несколько причин. Во-первых, власти пытаются от-влечь украинца от стремительно меняющихся цифр на стелах. А они будут меняться и дальше, поскольку ситуация на мировых рынках при всей своей абсурдности прогнозируема: конфликты в ближневосточном нефтедобывающем регионе стабильно повышают цены на «черное золото». Украинские же цены, как мы уже не раз выясняли, самым непосредственным образом связаны с мировыми.

Во-вторых, на поле битвы за бензин четко прослеживаются «блок-посты» тех или иных бизнес-структур. По мнению Г. Рябцева, украинские чиновники в правительстве не стесняются лоббировать интересы российских компаний:

— Россияне не заинтересованы в том, чтобы прибыль от переработки нефти и продажи нефтепродуктов оставалась в Украине. С экономической точки зрения им сегодня бессмысленно увеличивать предложение, наращивать или модернизировать производство — выгоду много легче получить за счет высоких цен.

В то же время Сергей Гладышев (УАЦ «Перспектива») выразил убеждение, что рост закупок российской нефти и увеличение объемов ее переработки — зона повышенного интереса одной из ведущих на нашем рынке российских компаний-поставщиков, влияние которой в украинском политикуме бесспорно.

Наконец, в-третьих: тема модернизации НПЗ очень удобна для беззастенчивого использования бюджетных денег.

— Модернизация возможна и необходима, однако ее никто проводить не будет, — рассуждает Г. Рябцев. — Чтобы ее провести, требуются колоссальные средства. Их надо изыскивать: брать кредиты, снижать размеры дивидендов для акционеров и пр. Переработчики же вместо этого пытаются правдами и неправдами «выбить» из государства льготы, хотя такое не практикуется ни в одной другой стране мира.

Если они этого добьются, нагрузка ляжет на бюджет, и в конечном итоге за модернизацию НПЗ придется расплачиваться потребителям и бюджетникам, для поднятия зарплаты которым не останется денег. При этом обещанное изобилие дешевого и качественного украинского бензина так и не наступит. Удержать же в дальнейшем цены на АЗС властям вряд ли удастся: насколько бесплодны эти попытки, мы уже увидели с момента введения предыдущих ограничений.

КСТАТИ

Каждые 4 из 10 литров бензина, которым мы заправляемся, — импортного производства. 44% импорта приходит из Беларуси.

Фиктивное соглашение

  1. Документ со стороны властей не был завизирован главой Кабмина, под ним стоит подпись только главы Минэнергоугля Бойко, что, по мнению экспертов, снижает статус меморандума и дальнейший контроль за его выполнением со стороны властей.
  2. Слабое представительство со стороны участников топливного рынка: его подписали лишь операторы, располагающие собственными перерабатывающими мощностями. Очевидно, что нефтетрейдеры, не подписавшие документ, не обязаны и не будут его выполнять.
  3. Противоречие положений документа законодательству Украины: в вопросах установления «рекомендованных» цен на свободном рынке и предоставления одним участникам рынка льгот в ущерб другим.
  4. В документе не указаны сроки действия соглашения, непредусмотрены санкции за невыполнение его условий.

Автор: Светлана ГОЛЛАНДС, Аргументы и факты в Украине №14

Читайте также: