Бессмысленное и беспощадное. Восстание за три дня до освобождения

Долгое время в советской историографии было принято считать, что столицу современной Чехии в 1945 году от фашистов освободили советские войска 1-го Украинского фронта генерала Ивана Конева. Причём произошло это уже после окончания боёв в Европе и капитуляции германской армии — 9 мая 1945 года. Однако в реальности всё было несколько иначе.

На фото: инсценировка Пражского восстания // Reuters

Прага была освобождена от немцев на день раньше — 8 мая и отнюдь не большевиками, а их непримиримыми противниками, хотя ранее и носившими форму солдат Красной армии, — бойцами Русской освободительной армии генерала Андрея Власова. Но обо всём по порядку.

Начавшееся днём 5 мая антинацистское выступление заставило силы вермахта и СС сражаться до последнего, чтобы иметь возможность бежать в американскую зону оккупации. Никаких иллюзий относительно того, что их ждёт в советском плену, они не питали. Более всех стремились пробраться на Запад русские коллаборационисты, которые считались союзниками гитлеровской Германии, однако в первые дни мая 1945 года решили повернуть оружие против бывших союзников и встать на сторону восставших жителей чешской столицы.

Впрочем, сама идея проведения восстания, возникшая в умах чешских подпольщиков в последние дни войны, когда капитуляция немецких войск была вопросом нескольких дней, стала, мягко говоря, неактуальной и несвоевременной. Дело в том, что, оказавшись под властью рейха ещё в самом начале 1939 года, чехословацкое государство, превращённое в протекторат Богемия и Моравия (без изъятой из его состава Словакии), на протяжении всей войны было надёжным и крепким тылом гитлеровской Германии. Местные заводы поставляли необходимые материалы для нужд фронта.

Население оккупированной страны никаких активных мер против оккупантов не предпринимало и достаточно спокойно относилось к новым властям. Подтверждением тому является хотя бы тот факт, что никакой подпольной структуры, более или менее напоминавшей Армию Крайову, действовавшую в соседней Польше, в стране создано не было. Немногочисленные группы сопротивления действовали по указанию эмигрантского правительства Бенеша, находившегося в Лондоне.

Пожалуй, единственным их крупным успехом стало уничтожение видного нацистского чиновника Рейнхарда Гейдриха в 1942 году. Правда, в отместку за это немцы уничтожили более 100 жителей деревни Лидице. В целом же никаких более или менее значимых акций против фашистов чехами не предпринималось до самого конца войны.

Ситуация изменилась лишь к началу мая 1945 года, когда советские войска захватили крупнейший город страны Брно, а наступавшие с противоположной стороны американцы приблизились к Праге на расстоянии всего 80 километров. Эти события заставили подпольщиков, прежде всего служащих полиции и вооружённых сил протектората, вспомнить о своём предназначении и доказать союзникам, что они также воевали с оружием в руках против фашистов, а не отсиживались в тылу.

Пожалуй, кроме этого, никаких иных мотиваций у представителей чешского подполья не было. Дело в том, что их лагерь, в отличие от польского сопротивления, не был разделён на представителей коммунистов и сторонников эмигрантского правительства. В Чешский национальный совет входили представители и тех, и других. Поэтому спорить друг с другом о том, какой будет их страна после войны, они могли и менее радикальным образом.

Занимать столицу страны и утверждать, что они освободили её своими силами и поэтому имеют право на власть в стране, им было не нужно. Не был заинтересован в выступлении чехов и советский вождь. Он уже договорился с американцами, что Прагу будет освобождать Красная армия, которая находилась к тому времени в 200 километрах от города, и приступать к его освобождению не спешила. Итог войны был и так очевиден.

Тем не менее чехи всё равно взяли курс на вооружённое восстание. 4 мая в Праге профашистское правительство протектората договорилось с подпольщиками о передаче им власти и издало указ об отмене официального немецкого языка. На следующий день по пражскому радио было передано заявление о ликвидации протектората и начале всеобщего восстания. Немецким войскам, коих в городе и его окрестностях находилось до 40 тыс. человек, было предложено сложить оружие. Естественно, что немцы от него отказались и попытались расправиться с мятежниками. В ответ на сторону восставшей Праги встала полиция протектората, открывшая огонь по немцам.

Впрочем, силы противников изначально были не равны. Вооружённые лишь стрелковым оружием повстанцы ничего не могли противопоставить танкам, артиллерии и самолётам немцев. Знали об этом руководители выступления и до восстания. Тем не менее это их не смутило, и они всё равно решились на его организацию. В данном случае одной из главных причин, заставившей их пойти на это, стало обещание командира 1-й дивизии РОА Сергея Буняченко помочь восставшим. В итоге 20 тыс. солдат, на вооружении которых находились танки и артиллерия, присоединились к сражающимся пражанам.

Чтобы понять, как могло случиться, что солдаты власовской армии повернули оружие против тех, кто её им снабжал, следует уточнить несколько моментов. Во-первых, большинство тех, кто оказался в РОА, никакой симпатии к идеям национал-социализма и к Германии никогда не испытывал. Это были либо убеждённые антикоммунисты, либо лица, надеявшиеся спастись в армии от ужасов концлагерей. Во-вторых, как только поражение рейха в войне стало очевидным, русские солдаты и их руководство начали активно демонстрировать немцам свою неприязнь.

Проигнорировав указы германского командования, 1-я дивизия начала передвижение в Австрию, где надеялась соединиться с отступающими из Югославии казачьими частями 15-го корпуса СС. На всём пути следования инциденты между власовцами и немецкими военнослужащими возникали постоянно.

В итоге командование немецкой группы армий «Центр» приняло решение разоружить дивизию, которая в то время находилась в окрестностях чешской столицы и следовала в американскую зону оккупации. Однако неожиданная просьба чехов об оказании им помощи заставила Буняченко изменить свои первоначальные планы и ввязаться в бои в Праге. Он полагал, что первыми в город войдут американцы, которые по заслугам оценят участие власовцев в его освобождении и откажутся выдавать их СССР. Большинство солдат и командиров дивизии думали точно так же. Поэтому, как только в Праге завязались серьёзные бои, они по заранее определённым маршрутам вошли в город.

На следующий день в чешской столице развернулись ожесточённые сражения. Первоначально немцам сопутствовал успех. Они захватили мосты через Влтаву и разрушили большинство воздвигнутых пражанами баррикад. Однако после вступления в бой РОА ситуация изменилась. Дивизии Буняченко удалось заставить немцев отступить из большинства районов города. Тысячи солдат вермахта и СС были ею пленены. Местное население относилось к её солдатам как к освободителям и встречало цветами.

Впрочем, на следующий день ситуация кардинальным образом изменилась. Войска американского генерала Паттона, захватив Пльзень, в соответствии с американо-советскими договорённостями остановились. Фронт Конева, наоборот, пришёл в движение и совершил из Саксонии рывок к Праге.

Осознав, что теперь в чешскую столицу войдут большевики, а не американцы, Буняченко был вынужден начать вывод своих частей из города. Кроме того, на этом настаивали и его бывшие союзники — члены ЧНС, которые боялись скомпрометировать себя в глазах СССР союзом с «власовскими предателями».

В итоге ночью 8 мая русские части, потеряв в боях 300 убитыми и примерно 600 ранеными, покинули свои позиции в Праге и отступили в западном направлении. Вскоре следом за ними навстречу американцам устремились и их недавние противники. Утром 8 мая генерал-фельдмаршал Фердинанд Шёрнер, узнав о капитуляции в Европе, приказал войскам оставить Прагу и двигаться в американскую зону оккупации. Чехи им в этом не препятствовали.

Впрочем, в городе всё ещё оставались разрозненные части дивизий СС «Рейх», «Викинг» и «Валленштейн», которые продолжили оказывать сопротивление. Покончили с ним только ближе к вечеру. А утром 9 мая в Прагу, уже практически полностью находившуюся под контролем сил сопротивления, вошли части Красной армии. В боях с недобитыми группами противника они потеряли всего 30 солдат. Потери немцев к тому времени исчислялись тысячей человек. Восставшие за 4 дня боёв потеряли порядка 1400 бойцов. Погибли также 4 тыс. мирных жителей.

Так закончилось пражское восстание, не принёсшее никому никаких дивидендов. Чехи потеряли сотни человек, так и не убедив союзников в том, что они были активными участниками сопротивления. Зато уже после окончания боевых действий они принялись жестоко мстить мирному немецкому населению, бок о бок с которым проживали в течение шести военных лет. В результате тысячи немцев, не успевшие покинуть город вместе с войсками вермахта, были убиты или покалечены. Десятки тысяч человек лишились своих домов и всего имущества.

Что же касается частей РОА, то они, хотя и потеряли три дня, участвуя в боях против немцев, всё же сумели сложить оружие перед американцами. Которых, однако, заслуги власовцев в пражских боях не интересовали. В соответствии с ялтинскими договорённостями об интернированных все они были переданы органам СМЕРШ и НКВД. В дальнейшем рядовой состав ждало длительное заключение в лагерях ГУЛАГа, а командный состав — казнь, к которой офицеры РОА были приговорены по обвинению в измене родине. Вся же слава освобождения чешской столицы досталась войскам Конева, которые в реальности никакого участия в нём не принимали.

Автор: Михаил Вовк, Частный корреспондент

Читайте также: