Для всех и даром

Если власти совершают очевидную глупость, провоцируя в народе открытые акты гражданского неповиновения, то выходов тут обычно два – либо всех сажать, либо менять систему.

Крайне странный в юридической практике случай с жесточайшим преследованием интернет-активиста Аарона Шварца наметился в США. По оценкам местной прокуратуры, этому молодому человеку грозят до 35 лет тюрьмы за то, по сути дела, что он скачал слишком большое количество научных статей из компьютерной базы данных JSTOR.

Столь своеобразный взгляд государственной юстиции на охрану закона не мог не вызвать предсказуемую реакцию у сограждан, расценивающих свободный доступ к информации как одно из фундаментальных прав человека. Самой быстрой и наиболее внушительной на сегодня реакцией подобного рода стала торрент-публикация здоровенного, почти на 19 000 статей, собрания материалов из той же базы JSTOR в знак солидарности со Шварцем.

Для тех, кто по каким-то причинам не знаком с сутью этой истории, канва событий вкратце выглядит так. 19 июля нынешнего года 24-летний Аарон Шварц (весьма известный в сети американский хакер, публицист и активист движения за свободное распространение информации) был арестован за кражу данных, сводившуюся к массовым выкачиванием журнальных статей из онлайновой базы научных публикаций JSTOR.

Согласно выдвинутым против него обвинениям, Шварц тайно и с применением специальных средств подключил ноутбук к компьютерной сети МТИ (Массачусетского технологического института), что позволило ему "быстро выкачивать экстраординарные объемы статей из базы JSTOR" (в общей сложности около 4,8 миллионов). По убеждению государственного обвинителя, Шварц совершал эти действия с намерением сделать все скачанные статьи общедоступными через пиринговые файлообменные сети.

На предварительном судебном слушании Шварц заявил о своей невиновности по всем 4 пунктам предъявленного ему обвинения и был освобожден под залог в 100 тысяч долларов. Поскольку выкачанные Шварцем файлы в интернете не появились, сервис JSTOR посчитал, что безопасность "похищенных" у него материалов восстановлена и не стал настаивать на наказании хакера, ибо преследование научной библиотекой одного из своих гиперактивных пользователей вряд ли способно улучшить репутацию заведения. На продолжении следствия и доведении дела до конца, однако, решительно настаивают федеральные власти, поскольку по мнению прокуратуры серьезность преступления, содеянного Шварцем, тянет на 35 лет тюрьмы и 1 миллион долларов штрафа.

Аарон Шварц

Аарон Шварц

Дабы абсурдный сюрреализм происходящего стал самоочевиден, надо, вероятно, пояснить, что всем "гостям" сети МТИ, как и многих прочих университетов или библиотек, на совершенно легальных основаниях разрешен бесплатный доступ к некоторому числу статей JSTOR. Шварц же, как любой квалифицированный хакер, тут схитрил и — выдавая себя за разных пользователей — сделал доступ к базе фактически неограниченным. За что в глазах властей стал хуже насильников и убийц, получающих за свои преступления куда менее строгие наказания.

Надо ли удивляться, что всего через два дня после этого удивительного события в пиринговых сетях появился здоровенный файл размером 32 гигабайта, целиком составленный из научных статей базы данных JSTOR. Соответствующий торрент-файл для этой коллекции был опубликован на наиболее знаменитом, наверное, "пиратском" поисковом сервисе The Pirate Bay.

Согласно описанию, сопровождающему публикацию, в файле содержится 18 952 научные статьи из старейшего научного журнала, Philosophical Transactions of the Royal Society ("Философские труды Королевского общества") — британского издания, ведущего историю с середины XVII века и публиковавшего труды виднейших отцов современной науки, включая Исаака Ньютона и Чарльза Дарвина.

Грег Максвелл

Грег Максвелл

Самое, возможно, впечатляющее в данном поступке — это полностью осознанное и, можно даже сказать, демонстративное выступление публикатора файла-коллекции не анонимно, а под своим настоящим именем. Это на торрент-сайтах вроде Pirate Bay встречается, мягко говоря, нечасто. Зовут этого смелого человека Грег Максвелл, ему 31 год, живет в Вашингтоне, работает техническим специалистом в одной из телекоммуникационных компаний, а в Сети он известен, главным образом, как активист народной энциклопедии Wikipedia и сопутствующих ей проектов вроде Wikimedia и Wikisource. Иначе говоря, идейный борец за свободный доступ к информации.

В весьма обширном заявлении Максвелла, сопровождающем публикацию торрента и больше всего походящем на манифест, прямо говорится, что на данный поступок его вдохновил недавний арест Аарона Шварца. Объясняя мотивы своего шага, Максвелл подчеркивает, что сделал его в знак протеста против "ядовитой индустрии" научных публикаций. "Авторам ничего не платят за их статьи, также как и их рецензентам, а иногда и редакторам", — пишет он, — "но при этом, однако, научные публикации являются одним из наиболее возмутительно дорогих видов литературы, которую вы можете приобрести…"

Хотя, как признает Максвелл в одном из интервью, сам он не является профессиональным ученым, в качестве редактора Википедии ему нередко приходится играть эту роль: "Многие из вещей, которыми я занимаюсь, часто заставляют меня работать с научными статьями". Поскольку в его постоянном кругу общения имеется множество ученых, сам Максвелл редко имеет проблемы с получением доступа к документам, которые ему требуются. Однако он крайне обеспокоен тем, что у других людей, не имеющих столь богатых связей в мире науки, неизбежно возникают большие трудности с доступом к научным исследованиям.

Если же говорить конкретно о той большой коллекции статей, что Максвелл опубликовал с помощью торрентов, то все это — документы из всеобщего народного достояния. Иначе говоря, все выложенные им в Сеть документы были опубликованы ранее 1923 года.

По американским законам о копирайте, в частности, это означает, что статьи такого рода за давностью лет стали принадлежать всем. Как пишет Максвелл: "Эти документы — часть общего наследия всего человечества, и они по праву находятся во всеобщем достоянии. Однако в действительности они недоступны для людей свободно и бесплатно. Вместо этого статьи предлагаются по 19 долларов каждая — на срок просмотра в один месяц, одному человеку и на одном компьютере. Это воровство. У вас".

По словам Максвелла, некоторое время тому назад он собрал все эти документы "довольно скучными и вполне законными методами". Поначалу он собирался опубликовать их на общедоступном сайте типа Wikisource, где собираются оригиналы документов, перешедших в разряд всеобщего достояния.

Однако, наблюдая за возникающими тут и там судебными разборками вокруг копирайта, Максвелл не раз убеждался, что жадным и ревнивым издателям то и дело удается добиться признания, будто их совершенно тривиальная репродукция — просто сканирование документов — порождает новые авторские права и интересы. По этой причине "уже довольно давно" он решил не публиковать материалы своей коллекции.

Однако теперь, на фоне ареста Шварца и выдвинутых тому обвинений, Максвелл понял, что сделал в свое время неверное решение: "Если я могу уменьшить хотя бы на один доллар нечестно получаемые доходы той ядовитой индустрии, что орудует ради подавления научных знаний и понимания истории, то какую бы цену ни пришлось заплатить за это мне лично — это все равно будет оправдано. Потому что это будет означать, что одним долларом меньше удастся потратить на войну против знаний".

Максвелл честно признается, что далеко не сразу решился на публикацию под своим настоящим именем и поначалу рассматривал вариант выкладывания статей анонимным путем. Но другие люди, посвященные им в замысел, вполне резонно заметили, что тогда преследующие Аарона Шварца блюстители копирайта скорее всего навесят эту публикацию тоже на него. Значит, в растущий список позорных обвинений против Шварца добавится еще один пункт. Такой поворот событий никак не совмещался с представлениями Максвелла о совести, поэтому он решил: "Любая вещь, стоящая того, чтобы ее сделать, стоит и того, чтобы подписать под ней свое имя…"

На этом месте пора особо подчеркнуть, что инициативы Шварца и Максвелла, открыто выступающих с реальными действиями и призывами к изменению неадекватных порядков, препятствующих свободному доступу людей к информации, уже никак нельзя называть отчаянными шагами одиночек. Здесь, скорее, идет об одном из проявлений спонтанно нарастающей в обществе кампании за открытие публичного доступа к академическим исследованиям. Например, как бы иронично это сейчас ни звучало, именно в МТИ, где Шварц занимался массовым скачиванием статей, руководство делало в 2009 году специальное публичное заявление в поддержку данного движения, открыв свободный доступ к публикациям института.

Мэтт Блэйз

Мэтт Блэйз

Более подробно, однако, хотелось бы рассказать о несколько другой инициативе того же ряда. В феврале 2011 года Мэтт Блэйз, весьма известный специалист в области компьютерной безопасности, и профессор информатики Пенсильванского университета (подробности об этом неординарном ученом можно найти тут) в очень резких выражениях осудил деятельность ACM и IEEE, двух наиболее важных в его профессии организаций, за их ужесточающуюся политику в области копирайта и ограничения доступа к публикациям.

По убеждению Блэйза, если вообще существует хотя бы одна область, где интернет-публикации действительно способны реализовать возлагавшиеся на них надежды, то это должна быть свободная и открытая доступность научных исследований по всем у миру — для всех, кто хотел бы эти работы изучить. Интернет уже сделал науку и образование не только более демократичными — чтобы участвовать в научном процессе уже не требуется никаких журнальных подписок или доступа к университетским библиотекам — но и более оперативно, более эффективно работающими. Однако при этом многие наиболее солидные научные и инженерные сообщества делают все, что доступно в пределах их власти, чтобы остановить столь замечательный процесс. Эти организации хотят, чтобы сначала им заплатили.

Такие организации, свидетельствует Блэйз, используют жесткие принудительные меры, чтобы получать от авторов эксклюзивные права на все статьи, появляющиеся на страницах их журналов и на устраиваемых ими конференциях. Эти организации, укорененные в быстро исчезающей экономике на основе бумажных публикаций, уверены, что они естественным образом "владеют" этими статьями, которые создают для них (неоплачиваемые) авторы, редакторы и рецензенты.

Они настаивают на своем полном контроле над копирайтом как на условии публикации, заверяя, что продажа трудов конференций и подписки на журналы обеспечивает им тот самый поток доходов, который финансирует все прочие достойные дела. Однако некогда работавшая модель теперь явно и очевидно устарела, перестав соответствовать реальности. Любой ученый, публикующий свою работу, хотел бы видеть ее сразу появляющейся в Сети и находящейся в открытом доступе для всех, а не публикуемой с неоправданными задержками и к тому же спрятанной за стенами платного доступа.

С особой горечью Блэйз отмечает, что именно в его сфере деятельности — компьютерной науке (именно той области, которая по жестокой иронии и создавала все эти новые технологии публикации) с некоторых пор наиболее драконовскую политику в области копирайта проводят два крупнейших и старейших профессиональных сообщества, ACM (Ассоциация вычислительной техники) и IEEE (Институт инженеров электроники и электротехники). Эти некогда великие, по словам Блэйза, организации, которые и существуют-то, надо напомнить, именно для того, чтобы стимулировать обмен знаниями и научный прогресс, предприняли совершенно ужасный поворот, поставив во главу своих интересов не науку, а собственные прибыли.

Несколько лет тому назад Мэтт Блэйз в знак протеста и несогласия с политикой руководства IEEE и ACM в области публикаций прекратил обновлять свое членство в этих организациях. Однако с каждым годом их политика становится все более жесткой, поэтому символических жестов, похоже, уже недостаточно. В совершенном мире, говорит Блэйз, он бы просто отказался публиковаться во всех изданиях IEEE и ACM в принципе. Но настолько жесткая позиция сильно затруднена обязательствами профессора перед соавторами-студентами, которым — если они хотят добиться успеха в избранной карьере — требуется широкий спектр возможностей для публикации своих работ.

Так что вместо этого, решил Блэйз, он больше не будет служить в качестве председателя оргкомитетов конференций, члена таких оргкомитетов, члена редакционных коллегий журналов и сборников, рецензента или обозревателя для любой конференции или журнала из тех, что не делают свои статьи свободно доступными в интернете или по крайней мере не позволяют авторам делать это самим.

По собственному опыту Блэйз знает, что далеко не все технические сообщества ведут себя столь же неприглядно, как IEEE и ACM. Например, известной организации Usenix, в руководстве которой состоит и Мэтт Блэйз, вполне удается процветать — несмотря на то, что все ее публикации свободно доступны в онлайне, и никакой оплаты для доступа к статьям не требуется.

Публикуя сообщение о своем решении бойкотировать IEEE и ACM, Мэтт Блэйз призывает всех коллег присоединяться к этой инициативе. Если достаточное количество ученых станет отказывать в своих услугах добровольных организаторов и рецензентов, то качество и престиж закрытых публикаций неизбежно будут снижаться, а вместе с этим будет уменьшаться и навязанная ими власть копирайта над авторами новых и новаторских исследований. Или, что было бы еще лучше, такого рода изданиям придется адаптироваться и снова начать способствовать, а не препятствовать прогрессу.

Автор: Автор: Киви Берд , КОМПЬЮТЕРРА

Читайте также: