Столкновение и наказание

Военная прокуратура Вилючинского гарнизона начала проверку по факту столкновения атомной подводной лодки Тихоокеанского флота «Святой Георгий Победоносец» и сейнера в Авачинской бухте на Камчатке. 

Издание «Право.Ru» в этой связи вспоминает о других столкновениях российских подводных лодок с надводными судами, в том числе и гражданскими. А также об уголовных делах и судебных процессах, связанных с этими авариями.

 Стратегическая подводная лодка Тихоокеанского флота (ТОФ) «Святой Георгий Победоносец» получила повреждения легкого корпуса в Авачинской бухте в результате столкновения с сейнером «Донец».

Столкновение произошло, когда сейнер выполнял расхождение с малым рыболовным траулером «Кормчий» на встречных курсах. В результате субмарина, как сообщается, получила незначительные повреждения легкого корпуса. Жертв и пострадавших в результате инцидента, случившегося 21 сентября, нет. В настоящее время ПЛА «Святой Георгий Победоносец» пришвартована к пирсу в Вилючинске, на поврежденном участке легкого корпуса проводятся ремонтные работы.

По данным источника в штабе ТОФ, вина за инцидент ложится на капитана рыболовного судна, который при маневрировании в бухте не принял в расчет бортовые сигнальные огни подводной лодки, стоящей без хода на рейде. Ранее сообщалось, что военные моряки, прибывшие на борт сейнера для выяснения обстоятельств столкновения, отметили, что члены команды были под воздействием алкоголя.

«По данному факту идет проверка, в ходе которой будут установлены все обстоятельства случившегося, при наличии оснований будут приняты меры прокурорского реагирования», — сказал помощник прокурора ТОФ Роман Колбанов агентству РИА «Новости».

Навигационные происшествия и катастрофы советских ПЛ держались в строжайшей тайне

В свое время сведения о навигационных происшествиях и катастрофах советских подводных лодок, как дизельных, так и атомных, являлись тайной за семью печатями. Материалы расследований по каждому такому факту также засекречивались. В наши дни стали известны несколько случаев столкновения советских подводных лодок с надводными кораблями и судами, которые привели к многочисленным человеческим жертвам и гибели или серьезным повреждениям субмарин.

По каждому такому факту возбуждались уголовные дела, в расследовании которых помимо органов военной прокуратуры неизменно принимала участие всемогущая спецслужба — Комитет государственной безопасности СССР в лице особых отделов флотов, воинских частей и соединений. Однако материалы дела не всегда доходили до военного трибунала, а уголовное преследование прекращалось или приостанавливалось в связи с «неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого» либо «невозможностью установить истинные причины» затопления подводной лодки до ее подъема и осмотра.

О том, насколько суровой оказывалась советская Фемида в отношении выживших в столкновениях командиров подводных лодок и судоводителей гражданских судов, видно из следующих происшествий на море.

1956 год. Подводная лодка М-200 столкнулась с надводным кораблем и затонула. Погибло 35 человек

Трагедия произошла в Суурупском проливе Балтийского моря 21 ноября 1956 года. На подходе к Таллиннской военно-морской базе подводная лодка класса «М» (малая) из состава 157-й отдельной бригады подводных лодок Балтийского флота столкнулась в надводном положении с миноносцем «Статный» и затонула на глубине 53 метра. Погибло 35 человек.

По окончанию расследования обстоятельств гибели М-200 ее командир Шуманин и командир «Статного» Савчук, были осуждены военным трибуналом к лишению свободы сроком на три года каждый с отбыванием наказания в лагере.

1973 год. Подводная лодка К-56 столкнулась с научно-исследовательским судном. Атомоход остался на плаву. Погибло 26 человек

Атомная подводная гвардейская лодка «К-56» (крейсерская) Тихоокеанского флота возвращалась в надводном положении в базу после зачетной стрельбы на полигоне в Японском море. Радиолокационная станция «К-56» после предельной нагрузки во время выполнения учебно-боевой задачи была выведена в так называемый «горячий резерв» — на техническую паузу. А включена она была всего за несколько минут до столкновения с научно-исследовательским судном «Академик Берг».

14 июня 1973 года в 01 час 03 минуты местного времени шедшее со скоростью в 9 узлов (около 17 км в час) судно ударило лодку форштевнем в стык первого и второго отсеков, проделав в прочном корпусе лодки пробоину размером около 5 кв. м. В результате попадания морской воды в аккумуляторные ямы и большой концентрации выделенного хлора погибли 27 человек, задраившихся во втором отсеке, — 16 офицеров, 5 мичманов, 5 матросов и специалист оборонного предприятия из Ленинграда.

Командир подводной лодки гвардии капитан 2 ранга Л.Хоменко принял решение о посадке субмарины на песчаную отмель, с которой она была снята уже на второй день после катастрофы и отбуксирована на ремонтное предприятие.

Столкновение «Академика Берга» с «К-56» было отнесено к разряду «навигационных происшествий с тяжелыми последствиями». Состав преступной халатности был признан в действиях старшего помощника командира ПЛА гвардии капитана 2 ранга В.Петрова, который на момент столкновения нес командирскую вахту. Он обвинялся в проявлении беспечности и нарушении международных правил предупреждения столкновения судов на море. Такие же обвинения были предъявлены и С. Куксенко, несшему капитанскую вахту на «Академике Берге».

Однако министр обороны СССР Маршал Советского Союза А.Гречко не дал санкции на уголовное преследование Петрова (по специальному Указу Президиума Верховного Совета СССР на привлечение к уголовной ответственности офицеров требовалось согласие министра). С министром обороны был солидарен и главнокомандующий ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С.Горшков. Решение военачальников можно объяснить нежеланием предавать случившееся «лишней» официальной огласке.

Что касается судоводителя «Академика Берга» С. Куксенко, то уголовное дело в свою очередь было прекращено ввиду прекращения уголовного дела в отношении его военного коллеги.

1981 год. Подводная лодка С-178 столкнулась с рефрижераторным судном и затонула. Погибло 32 человека

21 октября 1981 года в 10 часов 45 минут по местному времени при подходе к Владивостоку дизельная подводная лодка С-178 (средняя) Тихоокеанского флота в надводном положении была протаранена форштевнем суда «Рефрижератор – 13» и через 15 минут затонула на 32-метровой глубине. Погибло 32 члена экипажа.

11 подводников, включая командира ПЛ капитана 3 ранга В.Маранго, находились на мостике и в ограждении боевой рубки и от мощного удара оказались в воде. Семерым, в том числе командиру, удалось спастись. В ходе аварийно-спасательных работ с затонувшей подводной лодки через трубы торпедных аппаратов на поверхность в течение трех суток выбрались еще несколько членов экипажа во главе со старшим помощником командира ПЛ капитан-лейтенантом С.Кубыниным.

На скамье подсудимых оказались командир ПЛ и старший помощник капитана рефрижераторного судна В.Курдюмов, несший в момент столкновения капитанскую вахту. Они обвинялись в нарушении правил кораблевождения. Капитан 3 ранга Маранго в закрытом заседании виновным себя не признал, Курдюмов согласился с обвинением в том, что допустил ряд ошибок, приведших к катастрофе.

3 августа 1982 года был провозглашен приговор военного трибунала ТОФ под председательством подполковника юстиции В.Сидоренко. Командир С-178 осужден на 10 лет, а старший помощник капитана судна — на 15 лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима с лишением права заниматься кораблевождением на 5 лет каждый. 11 ноября 1982 года Военная коллегия ВС РСФСР оставила приговор без изменения, а кассационные жалобы осужденных — без удовлетворения.

О несчастливом номере Б-37 и оправдательном приговоре ее командиру

1 января 1962 года на дизельной подводной лодке Б-37 Северного флота, стоящей у пирса в Екатерининской гавани Полярного, взорвался боезапас — 12 боевых торпед. Б-37 затонула. Все находящиеся на лодке подводники погибли. Взрывом была также повреждена соседняя лодка, погибла часть ее экипажа.

Всего катастрофа, считающаяся самой крупной в советском ВМФ, унесла жизни 122-х человек. Однако военный трибунал Северного флота вынес командиру ПЛ капитану 2 ранга А.Бегебе, который в момент взрыва находился на берегу, оправдательный приговор (материал об этом деле, о том, как военный судья вынес оправдательный приговор вопреки указанию Президиума ЦК КПСС можно прочитать на «Право.Ru» здесь).

Номер погибшей Б-37 был присвоен другой лодке, после чего за ней закрепилась репутация «проклятой». При переходе с судостроительного завода на Северный флот новая Б-37 у берегов Скандинавии столкнулась с танкером, затем на флотских учениях ее протаранил эскадренный миноносец.

За десять лет до этого, предположительно, 15 или 16 декабря 1952 года, дизельная подводная лодка С-117 Тихоокеанского флота исчезла на учениях в Японском море. С-117 до настоящего времени не обнаружена, причины гибели корабля и экипажа остались неизвестными. Одна из неподтвержденных версий — столкновение с теплоходом «Горнозаводск».

При подготовке материала использованы факты из книги Звягинцева В.Е. Трибунал для флагманов. — М.: ТЕРРА — Книжный клуб, 2007. — (Двуликая Клио: Версии и факты).

Автор: Александр Пилипчук, ПРАВО.ру

Читайте также: