Получат ли талибы доступ к ядерному оружию?

Пакистанские СМИ и большинство политиков сегодня единодушны: война с террором для Пакистана — чужая война. Он воюет не за свои интересы, а за интересы США. На этом фоне звучат маргинальные голоса либеральных интеллектуалов, утверждающие, что вступив в войну за чужие интересы, Пакистан теперь воюет уже за свои. Обе точки зрения имеют право на жизнь, хотя истина, как всегда, находится посередине.

Если бы США и НАТО не вторглись в Афганистан, талибы уже контролировали бы если не весь Пакистан, то половину (включая Пешавар), наверняка. С учетом того неприятного обстоятельства, что Пакистан является обладателем ядерного оружия, такая перспектива вряд ли может быть признана позитивной с любой точки зрения, кроме талибской. Перед 2001 годом талибы контролировали 90% территории Афганистана.

Убийство боевиками Аль-Каиды лидера Северного Союза Ахмада Шах Масуда за два дня до 11 сентября 2001 года реально приблизило полное господство талибов в Афганистане. Отсутствие четкой границы между Афганистаном и Пакистаном, несомненно, привело бы к ее полному исчезновению. Проникновение талибов в пуштунский пояс Пакистана и далее стало бы только вопросом времени, причем весьма короткого.

Не стоит забывать, что само движение Талибан возникло именно в Пакистане. Все разговоры о том, что талибы появились в Пакистане в результате оккупации Афганистана силами НАТО, — это или преднамеренная фальсификация фактов, или добросовестное заблуждение тех политиков, которые плохо знают историю своей страны. 14 декабря 1998 года издающаяся в Пакистане с 1939 года ежедневная газета «Daily Jang» (с тиражом 800 000 экземпляров) написала о первом смертном приговоре, вынесенном талибским судом в регионе племени Оракзаи в Пакистане. Вот еще несколько фактов, о которых сегодня в Пакистане вспоминают крайне неохотно:

— в 1993-94 гг. в пакистанской провинции Малакан появилось движение Tehreek-e-Nafaz-e-Shariat-e-Mohammadi (TNSM), которое принимало участие в афганской войне против НАТО на стороне талибов;

— в рамках обширного плана талибов по захвату Пакистана ими был направлен в Вазиристан (пограничная с Афганистаном провинция Пакистана) известный боевик Siraj-u-din Haqqani, с задачей установить там шариатское право. Этот господин по сию пору проживает в Пакистане;

— в 1998-99 гг. генеральный секретарь пакистанской провинции Пенджаб Шахбаз Шариф неоднократно обвинял афганское правительство талибов в поддержке террористов, в том числе таких одиозных фигур, как Рияз Басра, организовавшего террористические акты в Пенджабе. Эти обвинения были основаны на данных разведки. Именно в 90-е годы насилие на религиозной почве в Пакистане достигло пика. Атакам подвергались мечети и другие религиозные объекты шиитов. Нынешний религиозный терроризм в Пакистане, включая распространенные в этом регионе покушения террористов-смертников, — это дело рук наиболее ортодоксального суннитского движения — Деобанди, объявившего вендетту пакистанским шиитам. «Талибанизация» Пакистана началась задолго до оккупации Афганистана НАТО и, нравится это пакистанцам или нет, является их собственным отечественным продуктом.

Справедливости ради следует отметить, что американцы тоже в этом деле не без греха. Когда талибы появились в Афганистане в начале 90-х, некоторые американские нефтяные концерны пытались стабилизировать эту страну с их помощью. После выхода из Афганистана советских войск там развернулась настоящая война между враждующими бандформированиями.

Однако ведущая роль в укреплении влияния талибов в этой стране принадлежит все же самому Пакистану, который таким путем пытался уменьшить влияние Индии в Афганистане. Индия же финансировала Северный Союз, противостоящий талибам, которых, в свою очередь, финансировала Саудовская Аравия, пытаясь таким образом уменьшить влияние Ирана в регионе.

Поддерживаемые США Ахмад Шах Масуд и Абдул Рашид Достум не были талибами, так же как Гульбуддин Хекматияр, и Исмаэль Хан. Понятно, что американцы пытались сотрудничать с самыми разными афганскими группировками, пытаясь (и не без успеха) натравить их на СССР. Пакистан же стремился использовать плоды чужой «победы» и на правах её бенефициара сделать из Афганистана государство-сателлит. Зия уль-Хак даже называл Афганистан пятым штатом Пакистана.

В войне между Пакистаном и Индией в 1971 году СССР открыто принял сторону Индии, поэтому участие Пакистана в антисоветском сопротивлении талибов носило оттенок мстительного удовлетворения. Фундаменталисты, которые сегодня называют США «Большим Сатаной» точно так же называли когда-то СССР.

Не затянувшиеся раны войны 1971 года не позволяли Пакистану допустить появления в Афганистане марионеточного правительства, управляемого из Москвы. Оказаться меж двух огней — СССР с одной стороны, а Индия с другой — этого Исламабад позволить себе не мог. Именно эта логика привела Пакистан к противостоянию с Афганистаном после апрельской революции 1978 года. Именно тогда Пакистан начал финансовую и военную поддержку исламского террористического подполья в Афганистане.

Еще в 1976 году Бурнахуддин Раббани и Гульбуддин Хекматияр, вытесненные из Афганистана, нашли укрытие в Пакистане, и даже получили там официальный статус беженцев. В июле 1979 года США выделили для поддержки моджахедов мизерную сумму в полмиллиона долларов, которую тогдашний президент Пакистана Зия уль-Хак назвал шуткой. Только в середине 80-х Зия уль-Хаку удалось убедить администрацию Рейгана принять реальное участие в войне против СССР и его афганских союзников.

Таким образом, это не США втянули Пакистан в поддержку исламских фундаменталистов, а как раз наоборот. Хотя, кроме США в тот период афганских моджахедов поддерживали Китай, арабские страны и Иран, сегодня, обидевшись на своего стратегического союзника, пакистанцы обвиняют американцев во всех своих бедах, связанных с нестабильностью ситуации в стране на почве религиозных войн.

Религиозные фанатики с давних пор используются Пакистаном для решения своих политических задач. Еще в 1984 году армейский истеблишмент Пакистана создал террористическую организацию Laszkar-e-Toiba, которая оказывала афганским моджахедам помощь в их борьбе против СССР. Во время вооруженного конфликта с Индией в 1999 году представители племен были включены в состав вооруженных сил, эта практика существовала и в 1971 году во время войны в Бангладеш. Ещё во время кашмирского джихада пакистанское военное командование утратило контроль над этими «добровольцами».

Призванные истреблять иноверцев, они, не особенно различая «своих и чужих», одинаково охотно грабили и убивали также и мусульман. Некую аналогию сегодня можно усмотреть и в истории с движением Талибан. Созданные пакистанской армией и спецслужбами, они вышли из-под контроля своих создателей и теперь существуют сами по себе.

Пакистан сегодня обвиняет США в том, что именно они втянули их в хаос, возникший после выхода советских войск из Афганистана. Американо-пакистанские отношения вообще переживают не лучшие времена. Пакистан обвиняет Америку одновременно и в неоправданно, с их точки зрения, раннем выводе войск из Афганистана, и в том, что присутствие американцев в регионе осложняет там обстановку.

Официальная точка зрения Исламабада заключается в том, что с выходом янки из Афганистана проблема терроризма исчезнет сама собой. Однако такой взгляд трудно согласуется с позицией лидера уже упоминавшейся террористической организации TNSM (Tehreek-e-Nafaz-e-Shariat-e-Mohammadi) Суфи Мухаммада, который, не стесняясь, заявляет, что его целью является установление с помощью военной силы шариата в Пакистане.

«Неблагодарные» пакистанцы, подсевшие на иглу американской финансовой и военной помощи, твердят, что они ведут войну с террором в интересах США. На самом же деле, они чрезвычайно ловко используют американские возможности в своей собственной войне, которую они ведут с вышедшими из-под их контроля исламскими фундаменталистами, которых они же и породили. Чудовище, созданное пакистанской армией и разведкой для использования в войне против СССР и Индии, начинает пожирать своего создателя. Можно бы было предоставить Пакистан его естественной судьбе, но этому препятствуют три очень важных обстоятельства:

1. Джихадистские организации пользуются в Пакистане полной свободой и поддержкой, что позволяет предположить связь любого террористического акта в любой части света с пакистанским исламским полулегальным подпольем.

2. Пакистан — ядерная держава. Последствия захвата пакистанских ядерных арсеналов каким-нибудь отрядом моджахедов могут стать катастрофой не только для этой части света.

Афганистан и Пакистан после вывода войск НАТО станут практически единой территорией. Пока все участники этих запутанных событий считают, что это не их война, раковая опухоль исламского экстремизма разъедает не только Пакистан. Метастазы распространяются все шире. Пакистан сегодня откровенно ищет новых спонсоров. Соединенные Штаты всем были хороши, но взамен за финансовую помощь требовали исполнения союзнических обязательств. Теперь же Исламабад надеется, что Китай, возможно, не будет столь же требователен.

Автор: Григорий Тинский, World Intellectual Network

Читайте также: